Примерное время чтения: 9 минут
247

Книги – тоньше, романы – короче. Писательница про современную литературу

Писательница, организатор Международного молодёжного литературного фестиваля «КоРифеи» Светлана Чураева рассказала о молодой смене, отношениях «писатель и власть», читательских предпочтениях, возвращении бумажных книг, театральной халтуре и планах на будущее.

Светлана ЧураеваСветлана Чураева Фото: Из личного архива

Заряжают на взлёт

– Светлана, последние два года по понятным причинам нельзя отнести к фестивальным. Тем не менее, что-то ведь происходило?

– В октябре прошлого года, в разгар пандемии нам пришлось провести недельный VIII фестиваль «КоРифеи» – к счастью, без печальных последствий. Его детская часть – трёхдневная Всероссийская литературная школа – прошла на ура. Несколько ребят по итогам получили рекомендации в знаменитый «Сириус» в Сочи. Издан сборник детских работ. Удались и семинары Содружества студенческих литобъединений – работы начинающих литераторов разбирали писатели из Москвы, Санкт-Петербурга, Омска, Саратова, других городов России. А следом – трёхдневное Всероссийское совещание молодых литераторов Союза писателей России. Плюс Андрей Тимофеев, уроженец Стерлитамака, ныне известный прозаик и критик, живущий в Москве, провёл в Уфе необычную программу для организаторов литпроцесса. Удалось вывести на принципиально новый уровень семинар перевода. В общем, фестиваль «КоРифеи» – это всегда верхушка айсберга – итоговое событие действующего из года в год проекта. Под занавес феста, как правило, проходит восьмичасовой «воскресник» – грандиозный музыкально-поэтический концерт, куда собираются по-настоящему крутые артисты. В 2020 году из-за пандемии он длился шесть часов.

– С какими трудностями сталкиваетесь как организатор литературного процесса?

– Не люблю, когда человек говорит: вокруг все плохо – и сам не шевелится. В Москве, мол, в Питере, в Нью-Йорке – там жизнь. А тут… Сделай, чтобы рядом с тобой стало классно! Вот, к примеру, на «КоРифеи» к нам собираются настоящие люди – живущие в полную мощь, встречи с такими меняют судьбу, особенно молодых. Представьте, ребёнок живёт в башкирской деревне, где всего одна улица. По наводке учителя пишет нам на конкурс рассказ, потом приезжает в нашу литературную школу – это «детская» часть недельного фестиваля. Там великий (не шучу!) писатель и педагог из Москвы Лев Яковлев берёт его текст, печатает в «Новом мире» и в издательстве АСТ. Чудо? Или: девочка из Уфы Эльвира Еникеева стала лауреатом «Новой Пушкинской премии», когда жюри возглавлял ещё Битов. Юноша из Нефтекамска, дико талантливый Илья Золотухин, участник нескольких наших проектов и звезда трёх «КоРифеев» подряд, учится сейчас во МГИКе на специальности «литмастерство». Хотя, не скрою, большинство наших ребят сознательно выбирают местные вузы, видя, что Уфа более чем пригодна для жизни и роста. Главное: у людей, попавших в «движуху», резко расширяется кругозор, меняются угол обзора. Соответственно, они более осознанно реагируют на вызовы жизни, а это заряжает на взлёт, на максимально полную реализацию.

Новый уровень диалога

– Как себя чувствует писательское сообщество Башкирии? Насколько тесно и дружелюбно общение?

– Писательское сообщество Башкирии – существует. И это уже здорово. Сейчас, пожалуй, лучше, чем несколько лет назад. Многое меняется в лучшую сторону – внимание к молодым, например. Председатель Союза писателей Заки Алибаев старается выстроить диалог во всех направлениях, стало проще находить общий язык с теми, с кем раньше удавалось не очень.

– Насколько сложно пробиться в тематический план издательства «Китап»?

– В издательстве «Китап» ежегодно выходит пять книг в серии «Голоса молодых» – одна из них на русском языке. Не по грантам, не разово, а на постоянной основе – это беспрецедентно для современной России. В издательский тематический план пробиться возможно. Членам Союза писателей, разумеется, проще. Остальным приходится проходить процедуру обсуждения в Союзе. Нынешний директор издательства Ильгам Яндавлетов – руководитель современного типа: ищущий, открытый, идущий, как говорится, в ногу со временем.

– Влияют ли сегодня писатели на идеологию, на общественное мнение?

– Идеология влияет на писателей – это факт. Иногда читаю прозу или поэзию молодого автора – и сразу понятно, с кем он «дружит», к какому идеологическому лагерю принадлежит. И дело не в прямых высказываниях – это бросается в глаза даже на уровне эстетики. Пока, по моим ощущениям, телега катится, а лошадь-литератор мчится за ней, пытаясь догнать.

– Нередко писатели обращаются к публицистике. А вы?

– Да, я нередко обращаюсь к этому жанру: пишу статьи, выпущено несколько книг публицистики. Много интересного в современности и в новейшей истории.

Кто «отвалился» от книги?

– Изменился в XXI веке формат художественных произведений?

– Конечно. С одной стороны, сами книги стали тоньше, романы – короче, предложения – лаконичней. Миллениалы и кино, снятое в прошлом веке, не все могут смотреть – для них в старых фильмах всё слишком медленно. С другой стороны, молодёжь по сравнению, скажем, с нами, хуже воспринимает подтекст, у них иное построение образа, им важнее всё вербализировать, конкретизировать. Они, как правило, пишут без флёра, без полутеней. Разумеется, есть исключения, но, если говорить о тенденциях, худлит стал короче и проще.

– С появлением гаджетов больше или меньше стали читать?

– Насколько могу судить, само появление гаджетов на привычку к чтению не очень влияет. Многие с удовольствием читают тексты в смартфонах, кто-то предпочитает электронную книгу, кто-то слушает аудиокниги. А насчёт больше-меньше – с каким историческим периодом сравнивать? Если с 70-80 годами прошлого века – да, в среднем читающих стало меньше, это очевидно. Наверное, «отвалились» те, для кого книга была лишь источником развлечения: переключились на сериалы, соцсети, интернет и прочее. В то же время «книгоголики» моего поколения не все ещё вымерли. И молодёжь двадцати-тридцати лет – что бы про неё ни говорили – читает. По сравнению с 90-ми, когда многим стало не до книг, читать стали больше. На Западе в квартиры возвращаются книжные полки, проводятся масштабные литфестивали и книжные ярмарки. Запоем читает Китай – я была там дважды по приглашению коллег, и меня поразило, каким почётом в этой стране окружены литераторы. И мы видим, с какой скоростью Китай развивается – уверена, рост их экономики напрямую связан с ростом тиражей и количества книжных лавок. Так что, надеюсь, и мы подтянемся в русло глобальных тенденций. Художественное слово ведь влияет на сложность устройства мозга. Так что либо будем читать, либо уступим экологическую нишу более умным.

Писательство есть жизнь

– Как считаете: нужна ли писателям поддержка властей? Или она только вредит?

– Тут важно понимать: забота или контроль? Поддержка литпроцессу нужна. Скверно, что те же фестивали и литературные школы не идут ежегодно строкой бюджета. А ведь они не только работают на имидж республики – они помогут удержать от отъезда в столицы талантливую молодёжь: если она видит, что расти можно и дома, что для этого есть условия. Также, считаю, нужен современный молодёжный литературный портал и печатное издание.

– Писательство – это сбор и анализ материала, письмо и редактура, всевозможные переговоры… А жить когда?

– Это, собственно, и есть жизнь. Писательство естественно для меня, как, допустим, дыхание. Внутри моего организма всегда на глубинном слое вызревает какой-нибудь текст. А чужие дают эмоции, пищу для размышлений – даже скверные тексты. Но и путешествия – обязательны. В поездках стараюсь попасть на спектакли, поскольку в Уфе сейчас театры не в лучшей форме. Езжу на литфестивали, путешествую с близкими, вывожу свою школоту – из литшколы... Если у меня не лежит авиа или железнодорожный билет на ближайший хотя бы месяц, в крови начинает что-то чесаться, она замедляет движение, киснет…

– А что не так с театрами в Уфе?

– Мне тоже хотелось бы знать... Почему часто сидишь, смотришь на сцену, и стыдно за тех, кто пытается там «отработать смену». Как сказал один мой хороший друг: «Играют с холодным носом». Причём у нас небалованный зритель, лояльный – стоя аплодируют даже после откровенной халтуры. Но если человек привык, допустим, питаться в дешёвой столовке, а однажды пришёл в неплохой ресторан, ему столовский обед уже не покажется вкусным. Удачные постановки печально редки. Зато много спектаклей, сделанных по образцам второй половины двадцатого века. А уж если новаторство – бывает такое, что хоть святых вон выноси…

– Вы – мама троих детей, при этом чрезвычайно занятой человек. Удаётся устраивать регулярные застолья для друзей и родных?

– Да. Просто я очень люблю готовить. Это же тоже творчество, причём в чистом виде – каждый день заново.

Досье
 

Светлана Чураева родилась в 1970 году в Академгородке (Новосибирск). В 1983 году с семьёй переехала в Уфу. Окончила филфак Башгосуниверситета. Поэт, прозаик, драматург, переводчик. Соавтор перевода на русский язык Государственного гимна Республики Башкортостан. Секретарь Союза писателей России. Председатель объединения русскоязычных писателей СП Башкирии. Автор романов «Ниже неба», «Шурале», повестей «Последний апостол» и «Девочка и графоман», сборников прозы «Я там был», пьес «Фокусы с белыми мышами», «Алиса в квази-стране», поставленных в Башкирском театре кукол. Публиковалась в журналах «Октябрь», «Дружба народов», «Бельские просторы» и «Нижний Новгород». Победитель и лауреат всероссийских и международных конкурсов литераторов и драматургов.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах