587

Не Непал, но в том и плюс. Зачем уфимец создал «посольство Уральских гор»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. АиФ-Башкортостан № 47 17/11/2020

Путешественник из Уфы Олег Чегодаев называет себя амбассадором Уральских гор. Он – первый покоритель всех 255 вершин-«тысячников» Южного Урала. Мужчина убежден, что потенциал этого удивительного природного объекта далеко не раскрыт. Чтобы изменить ситуацию, он придумал необычный проект - открыл в Уфе «Посольство Уральских гор».

Досье
Олег Чегодаев родился в 1984 году в Уфе. Член Башкирского отделения «Русского географического общества» с 2015 года. Турист, путешественник, фотограф. Первый участник проекта «Уральский барс» в 2017 году.

Цель - привлечь туристов

Айгуль Нургалеева, «АиФ-Башкортостан»: Олег, какова цель создания посольства?

Олег Чегодаев: – Оно должно стать потенциальным туристическим центром Уральских гор (в старину их называли Урал-тау). Вокруг них живёт 20 млн человек, а посещает намного меньше. Это самые протяженные горы России – 2300 км с севера на юг. Много путешествуя, я заметил, что информационно Уральские горы сильно разделены: мы, живущие на юге, путешествуем здесь, жители, например, Салехарда – на Полярном Урале. Поэтому главная идея создания посольства – рассказать обо всей горной системе, привлекать её к туризму, путешествиям. Урал на всём протяжении разный, что замечательно. Вообще считаю, что жить в Уфе и не ходить в горы, которые практически под боком, – это странное поведение. Это самые безопасные и доступные вершины.

– Тогда почему там происходят ЧП и несчастные случаи?

– Я сформулировал три парадокса Южного Урала. Первый – его уникальность заключается в неуникальности. Они всегда проигрывают в чём-то другим. Второй парадокс – в безопасности: здесь нет камнепадов, лавин, не сидят под каждым кустом голодные медведи. Хорошо развита дорожная сеть и связь. Всегда можно спуститься в зону леса и переждать непогоду. И третий парадокс: опасность Урала в его безопасности. Это расслабляет людей. Вот, например, идут на Иремель по тропе – там можно без подготовки, с детьми, даже пьяными подняться. Но гора – это всегда источник повышенной опасности. И ошибок не прощает. Если ты потерялся, сломал ногу, вероятность замерзнуть и погибнуть очень высока. Отсюда проблемы. На самом деле, на нашем участке гор мало людей погибает. А ведь здесь тысячи туристов.

– Точное число можно подсчитать?

– Можно, по сотовому биллингу. Потому что в заповеднике 90% туристов не регистрируется, перед походами в МЧС – вообще единицы. Точно было бы – поставить вышку на Иремели, большинство ведь не выключают телефоны. Там связь есть, но не все операторы, хотя бы примерное число можно подсчитать. И то, это будут данные только по одной вершине.

Где уникальные маршруты?

– Куда посоветуете идти туристам?

– Здесь есть проблема… Большинство самых красивых и интересных, потенциальных туристических хребтов находятся в заповеднике, куда попасть невозможно. И это сильно бьёт по туристическим возможностям региона. Поэтому массовых маршрутов на Южном Урале не так много. Они примерно равнозначные, что-то выделить и порекомендовать сложно. Мы бесплатно разрабатываем карты, предлагаем необычные, нестандартные маршруты. Рекомендую начинать с национальных парков как с самых интересных и красивых мест, с системой троп, информацией, регистрацией, и безопасность обеспечена. Если втянешься, вариантов много. Среди «тысячников» – хребты Шатак и Кракат, знаменитые Инзерские зубчатки, горы Иремель, Ялангас, Ямантау, Машак, Зюраткуль и др. По записям путешественника 18 века Николая​ Рычкова, раньше на Иремеле и на Ямантау круглый год лежал снег. Сейчас – только с середины сентября по июль. Иремель можно покорить с юга и с севера. Есть маршрут и через Тыгинские болота. Одним из наиболее уникальных явлений считаю курумные каменные реки. Под Иремелем есть тыгынская курумная река длиной 6,5 км.

– Когда лучше идти в походы?

– Конечно, самое комфортное время – лето и первая половина осени. Но и зимой хорошо, хотя это и опасное время – обжигающий ветер, морозы, нет права на ошибку! Но на Южном Урале это наиболее благоприятно. Здесь может развиваться массовый лыжный туризм: здесь нет лавинной опасности, высокая зона леса, но многие вершины всё равно находятся выше, откуда открываются поразительные виды.

– На туррынке много организаторов походов, экскурсий. Как не нарваться на непрофессионалов?

– Южный Урал приятен тем, что не требует коммерческих туров – можешь ходить сам. И в этом главная проблема развития здесь туризма, если говорить про господдержку. Горы достаточно простые, сюда не поедут толпы экстремалов, спортсменов, как на Кавказ или в Непал. Зато подходящи для молодых, неподготовленных туристов, семей с детьми, пенсионеров. Большинство маршрутов можно пройти за один-три дня. Главное, чтобы была понятная система троп, навигация. В этом году установили много указателей к туристическим объектам. Но это минимум. Потому что указатель поставили, а тропу нормальную не сделали. Пока у нас к любой вершине ведёт грязная, убитая, разъезженная лесовозами дорога. И чтобы попасть в какое-то интересное место, нужно километров десять идти по грязи. Думаю, следующим шагом будет инфраструктура.

Одиночная ночёвка на вершине горы Тельпосиз - высшей точке северного Урала.
Одиночная ночёвка на вершине горы Тельпосиз - высшей точке северного Урала. Фото: Из личного архива/ Олег Чегодаев

– Возможен ли в Башкирии эко– и этнотуризм? Сможем привлечь туристов со всего мира?

– Ну, со всего мира вряд ли… Южный Урал не уникален, таких гор много. Если будет развиваться обычный туризм, природные объекты станут доступнее, будет создана какая-то инфраструктура, тогда возможно. Разговоров много, а нужно просто вложить силы и деньги. Это задача государства, а не частников. Тогда и население вовлечём, и возможно, эта сфера начнет приносить прибыль.

Откуда «высокогорная помойка»?

– Два года назад в Уральских горах, недалеко от Катав-Ивановска произошло землетрясение, которое дошло до Уфы. Согласны с экспертами, что они будут повторяться?

– Существует сильное заблуждение, что Урал – самые древние горы на Земле, что они были выше Эвереста. На самом деле Урал такого же возраста, как Кавказ и Алтай – 50 млн лет. Да, они трижды возносились вверх, дважды разрушались. И если древние горы были высокими, то те, которые мы видим, возникли примерно 10 млн лет назад. Это вполне адекватный возраст, они не сильно старые, просто разрушенные и продолжают расти, хотя очень медленно. И всё-таки надо учитывать, что мы находимся в центре материка. Я не сейсмолог и не геолог, но глобальных землетрясений и опасности для человека тут не вижу.

– Какие экологические проблемы вы отметили бы, и как их решать?

– Самая большая – засилье мусора в горах, и чем популярнее вершина, тем его больше. Например, гора Народная – самая высокогорная помойка на приполярном Урале. Также у нас на Иремеле туристы привязывают к деревьям носки, носовые платки, оставляют за собой кучи мусора. Надо действовать в двух направлениях. Там, где чисто, больше вероятности, что меньше будут мусорить – поэтому надо убираться. Если этого не делать, всё утонет в грязи. Второе – воспитывать, штрафовать, показывать пример. И тогда, возможно, не при нашей жизни, люди поймут, что проводить время, путешествовать и отдыхать на лоне чистой природы намного интереснее.

– По-вашему, после того, как год назад по Иремелю разрешили ездить на снегоходах, он стал доступнее?

– Я противник техники на горах, потому что, если идешь пешком, дышать невозможно – хуже, чем в промзоне. Пусть ездят по нижней части. Но если выше, по тундре – нарушается покров, тем более, там бывает мало снега. Хорошо было бы ограничить это движение. Нужна нормальная парковка, чтобы туристы подъезжали к природному парку, оставляли машину и последние километров пять спокойно шли, дышали свежим воздухом, занимались физкультурой. Ведь сама цель, наверное, не просто подняться на вершину, а стать здоровее, получить позитивные эмоции. Если не уверен в своих силах, надо тренироваться, больше ходить пешком. А если заехать на вершину на снегоходе и дышать выхлопными газами, ещё больше здоровье подорвёшь. Потребительское отношение к природе ничего общего с туризмом не имеет.

Кто читает книги?

– У себя в посольстве вы собираете библиотеку «Урал». Сегодня книги читают?

– Начали с электронной библиотеки на сайте, каталог постоянно пополняется. Год назад начали собирать бумажные книги, поставили цель собрать самую большую частную библиотеку про Урал и сделать её общедоступной. Основой стала моя коллекция. Покупаю книги у букинистов, на аукционах, желающие приносят и присылают. Уже собрали около тысячи книг, но они не только об Урале – о горах, путешествиях. Если честно, когда начинали, думал, просто стеллаж с книгами будет стоять в офисе – кому они нужны в 21 веке?! Но оказался неправ: люди приходят, берут почитать. Много здесь старинных и редких изданий, в том числе об Уфе. Часть библиотеки – бумажные книги, частично оцифровываем.

– Встречи с интересными людьми, вероятно, пока приостановили?

– Да, раньше, до пандемии, проводили лектории, выступали путешественники со всей России. Как-то в совместной поездке известная российская путешественница Марина Галкина посетовала, что пишет книги, но продавать их сложно, а магазины берут большую комиссию. Я предложил помочь с реализацией. Потом появились книги Андрея Кузьмина, Евгения Банникова, Бориса Прохорова – наших южноуральских путешественников. Много практических книг, полезных для походов. Раздаём карты с маршрутами, собираем и детские книги о путешествиях. Есть идея издать детскую книгу про Урал.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах