aif.ru counter
30.04.2019 17:43
460

Теракты, эксы и рэкет. Методы борьбы революционеров Уфы начала XX века

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. АиФ-Башкортостан № 17 24/04/2019 Сюжет Из истории Уфы и Башкирии: лица и события
На месте первой маевки в Уфе установлен камень.
На месте первой маевки в Уфе установлен камень. © / Википедия

Это сегодня майские праздники ассоциируются с началом дачного сезона и шашлыками, а в царской России 1 мая революционно настроенные рабочие собирались на «маёвки» - нелегальные собрания за городом. До Уфы эта традиция докатилась в начале XX века. Сама же губерния бурлила давно: здесь активно работали левые партии, а их боевые группы активно использовали различные виды террористической деятельности - эксы, покушения на царских чиновников и даже рэкет.

Нелегальный май

Сначала маёвки проводились нелегально. Международный праздник солидарности трудящихся уфимский комитет РСДРП впервые отмечал в 1902 году. Около шестидесяти человек, в основном рабочих железнодорожных мастерских, собрались за Белой.

А вот в годы первой русской революции маёвка 1905 года впервые была массовой и открытой. Её подготовкой и проведением также руководили местные социал-демократы. В ночь на 1 мая по городу были разбросаны и расклеены листовки. С одной стороны, это обеспечило массовость акции, с другой - мероприятие не стало неожиданным для властей.

Вот как о тех событиях вспоминал очевидец - рабочий Александр Меднов в газете «Красная Башкирия» в 1927 году: «1 мая в восемь часов утра к «Чёртову городищу» (находится на территории санатория «Зелёная Роща», - ред.) потянулись железняки с чайниками, с закуской. Рабочих собралось много, с полтысячи. Выступил ряд ораторов. Во время митинга проехали мимо трое городовых. После было замечено, что идут солдаты и хотят окружить место митинга... Рабочие побросали, что с собой было, и двинулись организованно к городу. Около кирпичных сараев навстречу им выехал полицмейстер. Толпа неистово закричала: «Кровопивец! Долой самодержавие!» Но, как только увидели сзади солдатские штыки, бросились в разные стороны. 54 участников тут же окружили и арестовали. Продержав в тюрьме двадцать дней, всех освободили за неимением улик».

Индивидуальный террор

Спокойствием наш край не отличался и раньше. В марте 1903 года на всю страну прогремел расстрел рабочих златоустовского завода. По официальным данным правительства Российской империи, погибли либо впоследствии умерли от ран 45 человек, ещё 87 получили ранения.

Приказ войскам открыть огонь отдал прибывший на предприятие уфимский губернатор Николай Богданович. Говорят, что впоследствии он жалел о таких жертвах и говорил, что лучше бы прислал казаков, которые разогнали бы бастующих нагайками. Чиновника объявили врагом рабочего класса. Революционеры приговорили его к смерти. 6 (19) мая 1903 года уфимский эсер, рабочий железнодорожных мастерских Егор Дулебов в Ушаковском саду (ныне парк им. Ленина - Ред.) убил губернатора, который прогуливался, как обычно, без охраны.

В  декабре 1905 г. происходит покушение на уфимского вице-губернатора Аркадия Келеповского - он был тяжело ранен рабочим Бушуевым в «Большой Сибирской гостинице». Задержанный заявил, что принадлежит к боевой организации Уральской социал-революционной партии.

«3 мая 1905 года в театре Видинеева (ныне парк Аксакова) во время спектакля было совершено покушение на уфимского губернатора генерал-майора И.Н. Соколовского, – рассказывает доктор исторических наук Михаил Роднов. - Он вышел в антракте в сад и разговаривал со знакомыми у входа в театр. Террорист трижды выстрелил в Соколовского, две пули попали в область шеи, третья оказалась в стене здания. Тяжело раненый губернатор, не издав ни единого крика, быстро делает несколько шагов и, истекая кровью, падает на землю. Его тут же отвезли в губернаторский дом, из Казани вызвали профессора Разумовского, из Оренбурга - хирурга Кенигсберга.

Убегая из сада на улицу Спасскую (ныне - Новомостовая), злодей выстрелил в полицмейстера Генриха Бухартовского, пытавшегося задержать его, но попал в мещанина Бубеева. Оба пострадавших выздоровели. Так в Уфу пришла первая революция».

Серия более мелких терактов произошла в 1907-1908 годах. Среди них - убийства помощника пристава Бамбурова и инженера Уфимских железнодорожных мастерских Куракина. Однако в последующие два года усилиями местных силовиков действия боевой организации эсеров были сведены на нет.

Грабь награбленное!

«Уфимские социал-демократы создали сильную боевую организацию во главе с братьями Кадомцевыми, - рассказывает Михаил Роднов. -  Большевистская партийная дружина имела чёткую структуру, систему обучения кадров, рассчитанную на подготовку вооруженного восстания. Большевики «специализировались» на эксах. В августе и сентябре 1906 года было совершено два нападения на почтовые поезда около Уфы. Добычей боевиков стало около 180 тысяч руб. На эти средства, в частности, финансировался V Лондонский съезд РСДРП».

Самым крупным и удачным эксом был «грабёж казённых денег на станции Миасс». Район золотых приисков позволял рассчитывать на богатую добычу. Террористы вошли на станционный двор и вместо запланированного разоружения охраны открыли беспорядочную стрельбу. Разыгралась кровавая бойня - четверо убитых и десять тяжело раненных. Взорвав пироксилиновой шашкой дверь в почтовую комнату, налётчики вскрыли сейф и завладели солидной добычей. В руках бандитов оказалось пять слитков золота по 10–11 фунтов каждый общей стоимостью 27 450 руб., 40 000 руб. пачками по 5, 10, 100 руб., кроме того, деньги различными билетами, золотом, серебром на сумму около 19 000 руб. Боевики организованно покинули станцию Миасс, отцепив паровоз и высадив машиниста, затем ушли в горы. Большинство из 17 участников акции были арестованы, только трое смогли скрыться за границей.

Не гнушались большевистские боевики и рэкетом.  Сведения по этому вопросу очень скудны. В отчёте жандармерии по Уфимской организации РСДРП за июнь 1908 года сказано: «9 июня купцу Берштейн было предложено выдать 500 р. для комитета». Любопытно, что в финансовых отчётах примерно с января 1908 года по июль 1909 год фигурирует некий «Р. Б.», стабильно перечислявший большевикам по 50, 100, 150, 200 рублей, в отдельные месяцы числившийся единственным «спонсором».

По агентурным данным, рэкетом занимался боевик Дмитрий Розанов, вымогавший письмами деньги «у купца Авдеева и, кажется, у Берштейна». В других отчётах жандармерии он проходил уже как анархист-коммунист, который «вымогает письмами с состоятельных лиц деньги под угрозой смерти... Ходит всегда с браунингом».

«Об облике одного из вождей уфимских боевиков говорит донесение из Оренбурга. В октябре 1907 года Константин Мячин посетил своё родное село Михайловское (Шарлык) Оренбургского уезда, - рассказывает Роднов. - На вопрос тётки Марфы Курочкиной, где он служит, Мячин ответствовал так: «Мы одеваемся в особую одежду, приходим к тому, у кого много денег, командуем «руки вверх» и обираем деньги, вот и служба наша».

Но сколько верёвочке ни виться... Благодаря усилиям полиции к концу 1909 года уфимские боевики - большевики были полностью разгромлены.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество