Примерное время чтения: 8 минут
936

«Льготы даем, а не рожают». Власти Башкирии думают, как улучшить демографию

Рождаемость в Башкирии продолжает падать, и эту ситуацию не удается переломить. Власти считают, что мер соцподдержки достаточно, и вроде бы детей должно появляться больше, однако так не выходит. Депутаты считают, что преодолеть демографический кризис способна, прежде всего, правильная идеология. Как рассуждают они, обсуждая проблему в кабинетах, и что думают об этом женщины, выяснял UFA.AIF.RU.

В разруху рожали больше

В 2022 году в Башкирии родилось более 36 тыс. младенцев. Это в 4 раза меньше, чем за год в период после Великой Отечественной войны, когда кругом царила разруха. Спикер Госсобрания региона Константин Толкачев, выступая на круглом столе о стратегии демографической безопасности в Уфе, признал, что в этом вопросе государство «топчется на месте».

«Мы движемся в основном по пути материального стимулирования, что, конечно, довольно логично. Ожидаем, что молодые семьи будут больше рожать, но существенных сдвигов не происходит. В итоге мы вводим новые и новые льготы, тратим на них колоссальные бюджетные средства, но ни индексация материнского капитала, ни увеличение пособия, ни раздача земельных участков, ощутимого результата не дают», – сказал Толкачев.

По мнению министра семьи, труда и соцзащиты населения Башкирии Ленары Ивановой, меры соцподдержки «на демографию не влияют вообще», а направлены на то, чтобы семье жилось чуть проще.

«Маткапитал в 2007 году был демографической мерой и сыграл огромное значение, – пояснила она. – Но потом начинается привыкание, мы ждем чего-то опять. То же самое касается ежемесячных пособий – они помогают семье, но не повысить рождаемость».

Министр семьи обратила внимание на сокращение общего числа фертильного возраста женщин. В сравнении с 2015 годом их в республике сегодня меньше на 107 тыс. Еще несколько лет назад власти рассчитывали на рост рождения вторых и третьих детей в семьях, потому что было достаточно много женщин в возрасте 30-39 лет. Сейчас и эта группа начинает сокращаться. По данным Минздрава, увеличивается смертность населения в трудоспособном возрасте. Только за 9 месяцев 2023 года скончалось 9,1 тыс. человек этой группы. Причем мужская смертность превысила женскую в 3,4 раза!

Проблема в головах

В печальном настоящем власти и сторонники традиционных ценностей сегодня винят деструктивные идеологии, которые захватили молодые умы в последние годы. Пропаганду одного из таких течений – чайлдфри предложили запретить республиканские депутаты, направив в Госдуму соответствующий законопроект. Широкой поддержки в российском парламенте он так и не получил: его уже несколько раз возвращали в регион на доработку и пока так и не приняли. Как пояснила депутат Госдумы от Башкирии Эльвира Аиткулова, многие полагают, что проблемы как таковой и нет – зачем запрещать то, о чем дети не думают и не знают.

С этой позицией категорически не согласен автор проекта «На распутье.ру» Андрей Афанасьев, заявивший, что идеи чайлдфри и чайлдхейт активно распространяются среди подростков. В первую очередь, по его словам, это происходит через сообщества о феминизме, который в последние годы резко помолодел и радикализировался. Главные темы в таких пабликах – защита ЛГБТ, пропаганда отказа от деторождения и в целом антисемейные ценности. В группах с многомиллионной аудиторией массово распространяется контент, который способствует возникновению ненависти к родителям, презрительному отношению к материнству. Второй вариант – сообщества зоозащитников, где, по словам эксперта, любовь к детям целенаправленно подменяется любовью к животным.

«У феминисток от разговоров о том, что они просто не хотят иметь детей, тема переросла в радикальную ненависть к детям и материнству, – говорит Афанасьев. – Доходит до таких абсурдных идей, как постнатальный аборт, когда всерьез обсуждается право убить ребенка уже после его рождения. Что касается зоозащитников, то через все посты красной линией проходит идея о том, что домашние питомцы лучше детей».

«Аборт доступнее, чем роды»

В сложившейся ситуации также крайне необходимо снизить число абортов, считают чиновники и депутаты. На этом же настаивают представители традиционных религиозных конфессий, причем главную проблему видят в негосударственных медучреждениях. Председатель патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, иерей Федор Лукьянов заявил, что коммерческие клиники «обогащаются на беде женщины», поэтому аборты нужно вообще убрать из частной медицины и таким образом усилить госконтроль в этой сфере. В нескольких регионах РФ, например, в Татарстане, Крыму, Мордовии, Удмуртии, по этому пути уже пошли. И церковь рассчитывает, что в Башкирии эту инициативу тоже поддержат.

По словам представителя РПЦ, именно частные клиники рекламируют аборты, а еще там нарушаются регламенты по доабортному консультированию. Одновременно растет женское бесплодие. Это во многом связано с тем, что с 2011 года практикуется так называемый фармацевтический аборт. Используемые препараты, мизопростол и мифепристон, например, в Китае, по его словам, уже запрещены из-за зафиксированных случаев снижения фертильности у женщин (в 2024 года свободная продажа этих препаратов в аптеках РФ будет ограничена - прим.редакции). К тому же частные клиники не выдают реальную статистику.

В Башкирии на сегодня 125 частных клиник имеют специальные лицензии на проведение абортов. При этом специализированных учреждений родовспоможения – чуть более 20, роддомов – 30. И это тоже большой повод задуматься.

«Сейчас ситуация такова, что аборт доступнее, чем роды, – отметил представитель Русской православной церкви. – Многие говорят, что в случае вывода абортов из частных клиник, просто вырастет число домашних, "криминальных" абортов. Но, по сути, они и сейчас есть. Их делают в этих частных клиниках. А государственные учреждения имеют дело уже с последствиями, когда женщина попадает туда с выкидышем или возникшими заболеваниями».

Заместитель министра здравоохранения Башкирии Татьяна Саубанова добавила, что эффективность доабортного консультирования в частной медицине составляет 6%, тогда как в государственной – 34%. Практика добровольного отказа коммерческих медучреждений от абортов у региона уже была – до пандемии на это согласились 85 организаций. Но затем она плавно сошла на нет. Однако в ведомстве уверены, что с ними можно вновь договориться.

«Сейчас нам мешает отсутствие нормы в законодательстве, согласно которой доабортное консультирование обязательно», – говорит чиновница.

Родили бы, да негде!

На аборты, однако, чаще идут городские женщины, а в Башкирии около 40% населения проживают в сельской местности. И у них другие проблемы – родили бы, да где? Ученые в Башкирии пару лет назад проводил фокус-группы во всех муниципалитетах с целью выявления причин миграционного оттока. По итогам выяснилось, что одной из них является отсутствие нормальной медицины и, в частности, возможности родить здорового ребенка.

«Женщина из Зилаирского района, которой чтобы родить, надо ехать в Сибай за 100 км, конечно, скорее всего, откажется от рождения ребенка, – отмечает ведущий научный сотрудник Института гуманитарных исследований РБ Гульнара Ахметова. – А на северо-востоке жители, не имея возможности получить медицинскую помощь в республике, иногда даже регистрируются в Челябинской области, чтобы обращаться в местные организации, в том числе там рожать. Мы в своих предложениях написали, что система здравоохранения на селе требует кардинального пересмотра».

Другая беда – уезжает молодежь. По словам эксперта, более 80% миграционного оттока приходится на людей в возрасте 15-34 лет.

«Хотелось бы, чтобы меры по идеологии, чайлдфри были симметричны мерам по созданию условий для родовспоможения», – заключила она.

Комментарии

Ирина Яналова, Уфа, 36 лет, мама 12-летнего сына:

«Сегодня в семье, как правило, работают оба родителя. В 1,5 года ребенка надо выходить на работу, куда деть сына? Бабушки сейчас выпали из процесса воспитания малышей, потому что сами работают до 60 лет, ждут выхода на пенсию поскорее, чтобы отдохнуть, набраться здоровья, заняться садом.  Мало кто может позволить себе нанять няню. А потом начальная школа – надо проводить и встретить ребенка. Кружков и секций в школах практически нет, поэтому если еще ребенок занимается спортом, то кто-то должен его возить. Вот и получается: родишь одного, вырастишь до 15-16 лет, потом только задумаешься о втором в лучшем случае.

Анастасия Михайлова, Уфа, мама двоих сыновей (10 лет и 4 года):

«Мер социальной поддержки сейчас действительно много. Но у нас все они полагаются неработающим и малоимущим. А кто поддержит обычную семью – где есть мама и папа, оба работают, дети здоровые. Разве не такие нужны государству? Мое мнение – нужна поддержка работающих. Где, например, ясли? Не для льготных категорий, а для всех желающих? Где продленка не до трех дня? Все, что есть сейчас от государства, работает на «профессиональных беременно-кормящих», которые еще и отца не запишут ради льготы. А поддерживать нужно и другие категории. Родила бы я сама еще? Конечно да, если бы все, что перечислено выше, было. А в нынешних реалиях я на такой шаг не готова».

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах