aif.ru counter
02.09.2019 00:03
3495

Что происходит в высшем образовании Башкирии? Наблюдения экс-проректора

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. АиФ-Башкортостан № 38 17/09/2019
Виктор Крутов / АиФ

Руслан Хисамутдинов – бывший проректор Уфимского государственного авиационного технического университета. Самые известные проекты вуза - суперкомпьютер и университетский микроспутник, запущенный в космос - были созданы под его руководством. Он продолжает следить за деятельностью вузов, несмотря на то, что уже не работает в сфере высшего образования.

В интервью «АиФ-Башкортостан» он рассказал, почему медуниверситет сегодня в лидерах, из-за чего падают показатели авиационного и чем его приятно удивили аграрный и педагогический.

Руслан Хисамутдинов
Руслан Хисамутдинов Фото: Из личного архива

Об оттоке абитуриентов

Айгуль Мусина, «АиФ-Уфа»: Руслан Асхатович, проблема оттока абитуриентов обсуждается уже несколько лет. Существует вообще способ ее решения?

Руслан Хисамутдинов: Есть несколько категорий уезжающих. Первая – это хорошо мотивированные дети. Они рассматривают только МФТИ, МГУ и т.п. - и больше ничего. Их невозможно заставить учиться здесь никакими поощрениями. Они себя абсолютно не ассоциируют с этим социумом и от этого никуда не деться.

Есть категория уфимцев, которые уезжают ради того, чтобы уехать. От семьи, окружения, контроля. Им все равно, куда - в любой заштатный вуз. С этой прослойкой тоже ничего не сделать.

Хотя, возможно, решило бы ситуацию наличие хороших общежитий. Чтобы ребенок знал, что если он поступит, то уйдет из однушки с родителями и будет жить с друзьями, где ему веселее. Сейчас там не только уфимским, но и приезжим мест не хватает, и условия далеки от комфортных.

Есть еще одна категория – середнячки. Они считают, что там, в другом городе, им повезет. Это сомневающиеся. Их больше всего, и их можно удержать.

- Что для этого нужно делать вузам?

- Что вузы сами по себе могут? Надо, чтобы в регионе сложилась другая обстановка. Дети прекрасно все видят – они ездят сейчас в Москву, Питер, Казань, Екатеринбург. Достаточно пройтись по улицам и понять – нравится или нет. Пока сравнения не в пользу Уфы. Будут какие-то плюсы здесь – останутся. В целом я считаю, это хорошо, что уезжают. Если все будут учиться только у себя дома, мы постепенно превратимся в болото. Плохо одно - что потом не возвращаются.

О статусе вузов

- Власти возлагают надежды на научно-образовательный центр – участвуют в конкурсе на получение гранта для его создания. И на то, что статус федерального вуза все-таки удастся получить. Это реально?

- Анализ показывает, что, к примеру, Крымский и Якутский университеты, имеющие статус федерального, по показателям хуже, чем любой уфимский вуз. То есть мы вполне можем претендовать. Закон об образовании не запрещает иметь в одном округе несколько федеральных вузов. Прецеденты есть. В Южном, Северо-Западном, Дальневосточном округах – по два. Вопрос в другом. Если мы хотим увидеть в своем регионе федеральный вуз – это одна задача. Если мы хотим оставить здесь значительную долю выпускников – это другая задача.

- То есть появление статусного вуза не будет способствовать удержанию абитуриентов?

- Не будет. Мне интересно посмотреть статистику по Якутскому или Крымскому университету. Сомневаюсь, что туда стало больше приезжать абитуриентов из-за того, что они получили статус федерального. Давайте думать о наших детях лучше. Они информированы гораздо лучше о возможностях вузов и не ведутся на вывески – будь то НОЦ, НИУ или федеральный. Но отказываться от получения статуса не стоит. Почти во всех соседних регионах есть уже либо федеральный, либо научно-исследовательский. А у нас только у нефтяного университета – опорный. Обидно.

Что показывает мониторинг Минобрнауки?

- Что представляют собой сегодня наши вузы. Какие у них сильные и слабые стороны?

- Опираясь на данные мониторинга эффективности вузов, который ежегодно проводит Минобрнауки, могу сказать, что на первом месте по показателям сегодня стоит Башгосмедуниверситет. У него самый высокий входной балл, высокое качество приема. Хорошо организована внебюджетная деятельность: доходы, которые вуз получает, позволяют постоянно обновлять материально-техническую базу, поэтому она у них тоже лучшая среди университетов региона. Также в БГМУ самые высокие средние зарплаты профессорско-преподавательского состава. Высока доля иностранных студентов. Это хорошо: означает, что вуз востребован на мировом образовательном рынке.

Из минусов: почти половину абитуриентов составляют «целевики». Разрыв проходных баллов у поступающих по конкурсу, и по договору целевого обучения получается существенный. Это снижает качество обучающихся. Кроме того в вузе слабоват уровень науки, низкая публикационная активность, малое количество публикаций в зарубежной печати.

На втором месте – Уфимский государственный нефтяной технический университет. По качеству приема он лишь немного уступает медицинскому. Приличные показатели и по образовательной деятельности. Но при этом является типичным университетом сырьевой экономики, для которой характерно слабое развитие науки, низкая публикационная активность. Согласно показателям, самый большой объём научных исследований (он измеряется в деньгах) среди университетов региона у нефтяного. Но при этом доля заказов, выполненных собственными силами, без соисполнителей, составляет только половину. То есть остальная часть средств, скорее всего, были проведены через университет по договоренности с предприятиями-партнерами для того, чтобы выполнить условия мониторинга вузов.

Также вуз выделяется высокими цифрами по трудоустройству выпускников. Для самого обладателя диплома это, несомненно, плюс. А для региона – вряд ли, потому что существенная часть трудоустраивается не в республике и не является нашими налогоплательщиками.

УГНТУ является типичным университетом сырьевой экономики, для которой характерно слабое развитие науки, низкая публикационная активность.

На третье место я бы поставил Башгосуниверситет, который является основным претендентом на получение статуса федерального вуза. Он уступает БГМУ и УГНТУ по качеству приходящих к ним абитуриентов. Но меня сильно удивила их публикационная активность. Там есть наука. Зарабатывают они на ней не так много, как нефтяной, к примеру, но своих, личных средств, без посредников-соисполнителей. Развивают международную деятельность. Финансово-экономическое состояние на среднем уровне, но с хорошей тенденцией к улучшению. Кадровый состав неплох, но ситуация в этом плане ухудшается, как и по стране. В целом этот вуз, как любой классический, - является базовым для региона и не может не расти.

На четвертом месте, по логике, должен стоять Уфимский государственный авиационный технический университет. Но я бы этот вуз выделил отдельно. По имеющемуся потенциалу он должен стоять на втором месте, перед нефтяным, но в последние годы показывает отрицательную динамику. Низкий входной балл абитуриентов, с учетом целевиков. Самая старая материально-техническая база. Снижаются цифры по объемам науки, хотя при этом публикационная активность остается на хорошем уровне. Очень слабый рост по сравнению с другими вузами в развитии международной деятельности. Мало иностранных студентов. Идет тотальное старение кадрового состава, уменьшается доля преподавателей, имеющих ученые степени.

- Больше десяти лет назад как раз УГАТУ создавал информационные поводы для СМИ – появление суперкомпьютера, запуск микроспутника в космос...

- К сожалению, это на сегодня единственный случай, когда наш региональный вуз смог выиграть крупный федеральный конкурс и получить 600 млн рублей, на которые и были реализованы эти проекты. И очень жаль: суперкомпьютер и спутник – это то, что до сих пор показывают журналистам во время пресс-туров в университет.

- Вы были проректором в эти успешные годы, и позже, когда ситуация в вузе стала ухудшаться. В чем причины изменений?

- Управляемость в вузе сильно упала. Это связано с менеджментом. Когда в 2003 году ректором был избран 53-летний Мурат Гузаиров, многие в университете рассчитывали на омоложение кадров. И оно произошло. Его предшественник Салават Кусимов стал ректором в 50 лет, и университет тогда значительно от этого выиграл. В 2015 году ректором стал на тот момент 62-летний Николай Криони. А почти все руководители и принимающие решения люди следующего уровня (это не всегда одно и то же) остались те же. За 12 лет они постарели, забронзовели. Высидеть и удержаться – такая у них основная задача. Когда что-то делаешь, можешь ведь ошибиться и получить по шапке. Проще ничего не делать. Такая тактика характерна для сотрудников многих вузов.

В УГАТУ журналистам до сих пор показывают суперкомпьютер и микроспутник, которые были созданы больше 10 лет назад.

Информация о смене ректора меня обнадежила (21 августа опубликован приказ Минобрнауки, согласно которому с 5 сентября руководство вузом переходит к Сергею Новикову, экс-министру экономразвития РБ – Ред). Это прецедент – впервые ректором УГАТУ становится человек, до этого не работавший в системе высшего образования. Теперь все зависит от того, как он будет руководить и какую команду себе выберет. Все-таки между органами госвласти и университетом есть разница и в системе управления, и в критериях оценки эффективности.

Большим открытием для меня, по данным мониторинга вузов, оказались педуниверситет и аграрный университет. Я не ожидал, что они могут выйти на уровень остальных вузов. Или же произошло другое – остальные опустились до их значений. Если сравнивать по показателям, то БГУ, БГПУ и БГАУ – это университеты одного уровня, хотя ментально мы их воспринимаем по-разному. Но самое удивительное, что и педагогический, и аграрный показывают впечатляющую динамику развития. И если Габитову (ректор аграрного университета Илдар Габитов – Ред.) и Сагитову (врио ректора педуниверситета Салават Сагитов – Ред.) удастся это сохранить, то через пять лет ситуация может сильно измениться.

В БГАУ хорошо развита научно-исследовательская деятельность, в БГПУ – международная. Оба вуза обладают достаточно молодым кадровым составом, показатели остепененности у них выше чем, в УГАТУ, а БГАУ опережает по этому параметру и УГНТУ. Их проблемы – только репутационные, откуда складываются и низкие входные баллы абитуриентов – высокобалльники не хотят идти учиться на сельскохозяйственное и педагогическое направления.

«В Башкирии на высшее образование не принято обращать внимание»

- Если обобщить ситуацию по всем университетам, то куда движется наше высшее образование?

- По некоторым показателям мониторинга вузы растут, но по многим – падают. В целом мы видим деградацию. Есть главная проблема – кадровый состав. Снижаются показатели международной деятельности, то есть интерес к нашему высшему образованию падает.

- Почему так происходит? У соседнего Татарстана как?

- У соседей по-другому всё устроено. Глава региона сам приезжает в федеральное министерство и за ручку проводит ректоров по кабинетам, чтобы решить их вопросы, оформить грант и т.д. В Башкирии на вузы не принято обращать внимания, потому что это федеральная структура.

В советские времена в Казани, Самаре и Уфе университеты были примерно одинаковые. Потом, когда они стали федеральные, в регионах к ним отношение изменилось. Но не во всех. Представьте: в многоквартирном доме начинает течь крыша. Но у вас приватизированная квартира. Вы знаете, что потолки, стены, пол – ваши, а крыша дома – не ваша. У вас два варианта действий. Первый - этим ЖЭУ должно заниматься, пусть и занимается. Звонить, может, будете туда с какой-то периодичностью. Второй – вы соберетесь с кем-то и почините эту крышу.

Так вот: в Казани и Самаре крышу чинят, а в Уфе – звонят. Не получилось починить, ну и ладно. Результат – налицо.

Об объединении университетов и строительстве кампуса

- Несколько лет подряд обсуждался проект о создании так называемого сетевого вуза, который, как обещали ректоры, объединит силы и базу всех университетов и позволит сделать обучение привлекательным. В итоге ничего так и не получилось.

- Этот проект активно лоббировал Раиль Асадуллин (экс-ректор БГПУ – прим.ред.). Он был нужен, по существу, слабым вузам, чтобы пользоваться материально-технической базой и методическими наработками сильных. То есть интерес был только с одной стороны. Поэтому проект не заработал.

Мое мнение: чтобы объединить усилия всех вузов, региону нужен свой университетский кампус. Сейчас идет обсуждение некоего урезанного варианта – создание общего места проживания всех студентов. Но это ничего не даст. А вот если республика изыщет средства и построит на отдельной площадке за городом настоящий университетский городок со всеми корпусами – учебными, лабораторными, спортивными, жилыми и т.д. и переселит туда абсолютно все вузы, вот тогда можно говорить о том, что они могут быть объединены. Это не моя идея, кампусный принцип показал свою эффективность в других странах. Да, нужны большие средства, но это не разовое вложение, кроме того в центре освободятся колоссальные площади, которые сейчас занимают учебные корпуса.

О целевом обучении

- Знаю, что вы противник целевого обучения. Почему?

- Абсолютно не поддерживаю. Мы же понимаем, что специально держится такая коррупционная лазейка, чтобы детей с низкими баллами пристраивать.

И мой взгляд схож со взглядом премьера-министра страны Дмитрия Медведева, который в марте 2019 года подписал постановление, согласно которому договор о целевом обучении может заключаться как с поступающим, так и с уже обучающимся. Это ставит всю систему поступления, наконец-то, с головы на ноги. Сейчас в чём проблема: целевики с результатами в 150-160 баллов за три предмета, занимающие бюджетные места, оставляют за бортом более успешных абитуриентов. Принятое постановление позволяет заключать договор о целевом обучении, к примеру, на 2, 3 курсе. Это дало бы возможность тому же УМПО отбирать в УГАТУ по итогам тестирования качественных будущих сотрудников, доплачивать к стипендии с условием, что после окончания университета они придут работать к ним.

Юридически это всё реально. Нужно только, чтобы руководство республики решило с минобрнауки вопрос об отмене целевой квоты в контрольных цифрах приема. Давайте станем пилотным регионом и апробируем такую схему.

Мнение о ЕГЭ

- Какое у вас отношение к ЕГЭ?

- У меня сын закончил 6 класс. Я – атеист, не могу молиться, но я очень надеюсь, что ЕГЭ до окончания школы не отменят. При всех недостатках это та система, которая уравнивает детей при поступлении в вуз. Есть проблемы с прозрачностью результатов на селе. Это менталитет такой: а давай сжульничаем. Не получится с ЕГЭ, давай с целевым сжульничаем. Знаю случаи, когда человек отказывался от родительских прав, чтобы ребенок как сирота смог поступить в вуз. Все варианты идут в ход, лишь бы не учиться. Тем не менее ЕГЭ - это единственный способ для сельских ребят вырваться из депрессивной среды, в которой они нередко живут. И другого шанса не будет.

Другой вопрос, что надо срочно решать вопрос с качеством образования на селе, где живет 40% населения. Без электронного дистанционного обучения не обойтись. Я представлял перед чиновниками подобный проект по подготовке школьников к ЕГЭ - разработанные специалистами МГУ видеоуроки и саму систему. Но не нашел поддержки.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество