Примерное время чтения: 9 минут
2318

Огородятся от санкций. Что ждет садоводов Башкирии в новом дачном сезоне

Александр Фирсов / АиФ

В этом году из-за сложной ситуации в экономике многие жители Башкирии рассчитывают хотя бы частично обеспечить себя продовольствием самостоятельно. Одни увеличат площадь посадок на дачах, другие планируют приобрести первый опыт и приобретают участки. Но так ли просто организовать хозяйство и вырастить собственный урожай? О том, почему так медленно решается вопрос с электричеством, дорогами и не стихает накал страстей между членами СНТ, а также на какую господдержку они могут рассчитывать, UFA.AIF.RU рассказывает председатель республиканского отделения Союза садоводов России Ринат Мигранов.

ринат мигранов

Фото: Из личного архива/ Ринат Мигранов

Досье
Ринат Мигранов родился 23 марта 1969 года в Ишимбае. Окончил исторический факультет БашГУ. Трудовую деятельность начал здесь же лаборантом. В разные годы занимал должности заместителя директора НПЦ по охране и использованию памятников истории и культуры, заместителя председателя - начальника отдела госкомитета по молодежной политике. С 2015 года – председатель регионального отделения Союза садоводов России. Женат, воспитывает троих дочерей.

Свет придет года через 3-4

Альбина Зубарева, UFA.AIF.RU: Сразу напрашивается наболевший вопрос по электричеству в садах. Есть ли какие-то подвижки в решении проблемы?

Ринат Мигранов: Изменения в лучшую сторону есть. Во-первых, «Башкирэнерго» не так много, но все-таки берет сады на обслуживание и, соответственно, заключает прямые договора. Еще появилось несколько компаний - «ГИП-ЭНЕРГО», «ЭнергоСтройсервис» и особенно отметил бы «Кармаскалысельхозэнерго», хотя поначалу скептически к ним относился. Всего у нас в республике 44 сетевые компании. Почему выделяю последнюю – потому что в этом году они больше других берут СНТ на обслуживание.

Второй путь решения проблемы – признание электросетей садовых товариществ бесхозными. В этом случае муниципалитет через конкурс ищет желающих взять их на обслуживание и если таковых не находится, то сеть передается «Башкирэнерго» как гарантирующему поставщику.

Вроде бы кажется все просто: садоводы должны платить по своему счетчику, а электросети обслуживаться специализированной организацией. Но на практике получается так далеко не везде. Сейчас некоторые СНТ пытаются поставить свое хозяйство на учет и передать его в сетевую организацию. Но в последующем, при необходимости его продать нужно будет стопроцентное голосование, так как это имущество будет являться общим. А у нас добиться полного кворума нереально.

– Почему же электросетевые компании неохотно работают по садам?

– Представьте, есть счетчик на входе в сад. Все, что дальше, никого не волнует. Поломки, обрывы, поиск и оплата работы электрика – головная боль председателя и членов СНТ. Но как только приходит ресурсоснабжающая компания, данное электросетевое хозяйство становится объектом ее заботы. Теперь давайте представим, что мы с вами бизнесмены и поставляем электричество. Сетевые потери неизбежны и в данном случае их легко скрыть. Но как только у каждого участка появится индивидуальный счетчик, система начислений станет прозрачнее. Так какой вариант мне, как предпринимателю, будет выгоднее?

С прямыми договорами складывается примерно также. Официально их разрешено заключать и садовод, зная об этом, обращается в компанию, а там ему говорят: «Хорошо, но вы – вновь выявленный потребитель, платите 35 тысяч рублей за присоединение». Кто-то посчитает, что это невыгодно, и откажется. Так происходит часто. Или вот еще ситуация: в садовом товариществе из ста человек половина подключилась индивидуально, другая продолжает жить по старинке и платит председателю. Но разница в платежах между соседями будет ощутимой и люди ее, конечно, почувствуют. Поэтому вторые, ревностно отслеживая счета первых, постепенно тоже придут к прямому подключению. Процесс в республике будет продолжаться постепенно, растянувшись на 3-4 года.

И, кстати, единственный, кто может собирать деньги за свет, это электросбытовая компания. Все остальное – незаконные поборы и, в принципе, ими должна заниматься прокуратура.

Садовые группировки и накал страстей

– Известны случаи, когда в одном СНТ одновременно возникали два председателя и «пилили» между собой власть. Такие ситуации до сих пор случаются или управление стало цивилизованным?

– Возникают повсеместно. Понимаете, это Россия. Таковы издержки формы самоуправления. Инструментов воздействия на коллектив у председателя мало – собственный авторитет да обращение в суд. Поэтому часто они находятся немного на грани, так как приходится работать жестко. Мягким демократическим путем, уговаривая всех: «Ребята, давайте жить дружно», добиться результатов невозможно. По сути, председатель сада такой же руководитель завода. У него те же обязательства перед налоговой, людьми, решение хозяйственных вопросов, административная работа.

Но всегда находятся недовольные. Возникает борьба группировок внутри сада. По ЕГРЮЛ руководителем записан один, а делами фактически заправляет другой.  

Конфликты происходят еженедельно, выезжаем на собрания постоянно. Относительно свежий пример – СНТ «Уршак». Там была председатель – просто молодец с точки зрения организации  хозяйства. Даже рекомендовал ее опыт другим. Женщина из заброшенной земли создала цветущий сад. Однако нашлись и те, кому она не понравилась. Я считал, что это личный конфликт, но когда приехал на собрание этого садового товарищества и увидел, что на одной стороне зала сидят 20 ее сторонников, а на другой – 200 противников, понял, что ситуация критическая. Накал эмоций был такой, что вырывали микрофоны из рук, кричали, не давали говорить. Я ей потом говорю: вам надо с людьми найти общий язык. К сожалению, она этого не поняла: как привыкла руководить авторитарно, так и продолжила. В итоге ее упрямство вылилось в то, что в течение двух с половиной лет мы вместе с этими садоводами пережили несколько общих собраний, десятки заседаний судов, на которые ходили как на работу, а на председателя было заведено уголовное дело и ей грозило реальное наказание. Сейчас этим СНТ управляет адекватный человек и страсти утихли.  В таких вопросах мы всегда придерживаемся буквы закона и, зная это, недобросовестные председатели к нам за помощью не обращаются. Таких много, всковырнуть их сложно. Для кого-то руководство садовым товариществом становится реализацией здоровых амбиций, а кто-то упивается властью, да и нечист на руку.

– Вроде бы и закон №217 («О ведении гражданами садоводства и огородничества для собственных нужд» - прим.редакции) приняли, почему он не позволяет эффективно бороться с недобросовестными председателями?

– Потому что закон есть, а исполнение его сложное. В первую очередь, нужна сторона противодействующая. А если все махнули рукой, ситуация не изменится. Поэтому председатель продолжает оставаться уверенным в своей безнаказанности.

Закон №217 был необходим. Я сам принимал участие в его разработке. Но вариант, который обсуждался, и его окончательная редакция имеют разительные отличия. Вообще, любой закон претерпевает эволюцию и постоянно совершенствуется. Особенно в том, что касается садоводства, где накопилось множество проблем. За последнее время было внесено несколько поправок и будут еще. Жизнь подкидывает новые практические задачи: то пандемия, то сложная экономическая ситуация. Хорошо, что приняли свой, республиканский закон. Он позволит садоводам рассчитывать на государственную поддержку в решении инфраструктурных вопросов.

«Для власти сады – лишняя головная боль»

– Как это будет реализовано на практике?

– Например, в том, что касается «мусорной» проблемы. В каждом саду должно быть место для его складирования. СНТ может построить контейнерную площадку с раздельным сбором ТКО и получить компенсацию из бюджета до 90%. Кстати, сдавать мусор на переработку для садового товарищества очень выгодно, ведь это еще один способ заработать.

Также законодательно принято, что 50% из бюджета вернутся садоводам за строительство дорог внутри СНТ. Но этой помощью смогут воспользоваться только реально работающие председатели, умеющие организовывать свой коллектив, потому что все эти решения надо будет принимать на общих собраниях.

– Транспортная доступность – еще одна головная боль садоводов. Как решить проблему?

- «Дороги нет – маршрут не дадим», – говорят перевозчики. Часто бывает так, что СНТ есть, люди там есть, а подъездной дороги юридически нет, хотя фактически она имеется, но не оформлена. Вот свежий пример – СНТ рядом с Булгаково в Уфимском районе. Их подъездная дорога упиралась в ремонтируемую трассу Уфа-Оренбург федерального значения. Так как она отсутствует юридически, рабочие особо не церемонились, перекопали, поставили отбойники. И у сада дороги теперь нет совсем. А ведь  там люди живут круглогодично.

Обращение в администрацию по вопросу оформления, как правило, неэффективно. Уповать на местную власть не приходится, зачастую она воспринимает сады как лишнюю головную боль. Ситуация больше напоминает замкнутый круг. Но, в конце концов, есть суд. Практика показывает, что спасение утопающего – дело рук самого утопающего.

– Создаются ли в республике новые СНТ?

– С существующими бы разобраться. На сегодняшний день в Башкирии де-факто 1700 товариществ, но только 1300 из них оформлены как юридические лица, остальные – в тени. Некоторые ведут попытки вернуть себе легитимность.

Некоторые СНТ, особенно создававшиеся в 2000-е годы,  столкнулись с проблемой неправильного оформления, когда под садоводческие участки выделялись земли сельхозназначения. Вот, например, «Булгаковские дачи» получили решение суда, что их землям необходимо вернуть первоначальное назначение. И если не подсуетятся, по закону их и вовсе должны снести. И таких прецедентов немало. К счастью, есть перспективы положительного решения вопроса. К примеру, удачно ситуация разрешается в Таптыковском сельсовете.

Новые СНТ все же есть. К примеру, ДНТ «Осоргинский Посад». Это современный коттеджный поселок, но существует он в форме сада. Отличный пример развития малоэтажного строительства, кстати.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах