Примерное время чтения: 13 минут
738

«Продолжу бегать без лыж». Биатлонист Бабиков о конце карьеры и будущем

Бабиков - один из лучших представителей башкирской школы биатлона.
Бабиков - один из лучших представителей башкирской школы биатлона. Союз биатлонистов России

Известный башкирский биатлонист Антон Бабиков в прошедшем сезоне стал вторым в общем зачете Кубка России, выиграв малый хрустальный глобус. Уфимцы смогли увидеть башкирского спортсмена воочию на этапе Кубка России, где он завоевал две медали — бронзу в спринте и серебро в пасьюте. Об успехах и планах на будущее мы поговорили с триумфатором сезона.

Антон Бабиков на этапе Кубка России в Уфе. Фото: АиФ/ Юрий Татаренко

Досье
Антон Бабиков. Родился 2 августа 1991 года в Уфе. Российский биатлонист. Чемпион мира в эстафете (2017). Четырехкратный чемпион Европы. Победитель и призер этапов Кубка мира. Заслуженный мастер спорта.

«Главный раздражитель – я сам»

UFA.AIF.RU, Юрий Татаренко: – Две награды на финальном этапе Кубка России в Уфе — блестящий результат! Как оцениваете свое выступление в Кубке в целом?

– Стать вторым в общем зачете — думаю, это неплохо. Могу поздравить с первым местом своего земляка Эдуарда Латыпова — он лидер российского биатлона, это однозначно, и его отрыв по кубковым очкам получился значительным.

Не все этапы Кубка в этом сезоне сложились для меня положительно. Зима была морозной, и мартовские старты в Уфе стали едва ли не первыми, когда погода была комфортной. Когда холодно, спортсмен на соревнованиях не всегда может раскрыть свой потенциал. И у меня были сбои. Но в целом сезон провел неплохой.

В Уфе был хороший снег. Мы застали переходный период, когда по ночам хороший минус, и днем снег не успевает растапливаться, влага не выступает на поверхность. Скольжение было хорошим, удалось показать скорости. Уверен, все спортсмены остались довольны состоянием уфимской трассы.

На каждой трассе — своя специфика. Нельзя, посмотрев на перепад высот на трассе, определить, насколько она сложна. Чем трудна дистанция в Уфе? У нас ты очень долго идешь без спусков — очень длинная равнина. А это значит, ты должен постоянно работать. Спуск только на середине круга. А есть трассы, где можно выдохнуть быстрее и чаще. Так что уфимская равнина — коварная, и трасса здесь однозначно не легкая. И успех во многом зависит от твоего самочувствия.

Рад, что на нашем стадионе было много людей. Из разных мест — Москвы, Самары, Тольятти, Новосибирска... После гонки преследования я с удовольствием пообщался с болельщиками — полчаса, не меньше. В Уфе это у меня давний ритуал: делаем селфи, отвечаю на вопросы, мне дарят сувениры, плакаты. В этот раз одна болельщица даже спросила: помните меня, я с вами в прошлом году фотографировалась? (смеется).

– По ТВ показали сюжет, где вы лихо чеканите футбольный мяч. Откуда такая техника у биатлониста?

– Всегда восхищался людьми советского воспитания. Все они умели хорошо во что-то играть. Сейчас дети много времени проводят за компьютером, в телефонах, к сожалению. И хорошо заметно, что координация у людей стала хуже. А вот в моем детстве мы очень много времени проводили во дворе, играли во все, что можно, и в футбол в том числе, разумеется. У меня нет никаких особых футбольных навыков, но чеканить мяч могу. Люблю все игры с мячом — от настольного тенниса до баскетбола и футбола.

– Если честно, вы сам за кого в биатлоне болеете: за Бьорндалена или Фуркада? Кто из них сильнее, по-вашему?

– Я уже в поколении поклонников Йоханесса Бё! Но если выбирать кого-то одного из вашей пары, то я за Бьорндалена. При этом максимально уважительно отношусь и к Мартену Фуркаду, который в определенном смысле продолжил традиции. Великий норвежец вывел на новый уровень отношение биатлонистов к технике. Смотришь, как бежал Бьорндален четверть века назад и как рядом бежали все остальные — ну это просто небо и земля! Фуркад поддержал такое скрупулезное отношение к каждой мелочи. Оба провели великие отрезки времени в спорте. Но, конечно, норвежец восхищал гораздо дольше, в 40 лет показывал нереальные результаты.

– А кого в биатлоне вы считаете главным спортивным раздражителем?

– Для меня главный раздражитель — я сам! Я не того уровня спортсмен, чтобы кого-то персонально для себя выделять, среднестатистический биатлонист. Все мои достижения — благодаря тому, что удавалось идеально провести определенную гонку, и мне порой улыбалась удача. Каждая победа, каждое поражение в любом случае накладывали на меня свои отпечатки. Я прошел и медные трубы, и понимание того, что тебя за что-то могут возненавидеть, и примирение с тем, что в человеке может быть много неискреннего. Было время, едва ли не каждый старт приносил тяжелые размышления после финиша.

«Не давать слабину!»

– На Спартакиаде в Златоусте вы бежали третий этап за сборную Башкортостана и стали третьими. Чья была идея отдать бронзу соперникам из Беларуси?

– Белорусам не полагалась медаль, поскольку они выступали вне зачета. После гонки я спросил об этом у Эдика Латыпова, он сразу же согласился. Тогда мы предложили отдать медали и остальным ребятам из нашей команды. Ведь действительно белорусы финишировали третьими, а наша команда из Башкортостана — четвертыми. Так что все логично. Но 3 марта на стадионе в Уфе нам всем четверым сборникам республики вручили новый комплект бронзовых наград Спартакиады. Тем самым всем напомнили, что биатлон - это семья.

– А какой вид спорта, по-вашему, самый сложный?

– В каждом есть своя особенность. Скажем, в фигурном катании очень сложно стать лучшим. Но при этом мне больше нравятся виды, где борются взрослые люди, где к победе ведет долгий, многолетний путь, когда спортсмены многое переосмыслили в своей карьере. А по юным фигуристкам часто непонятно, любят ли они катание беззаветно или просто пока следуют воле родителей, отдавших их в спорт, выполняют жесткие установки взрослых. А когда настает время сдавать ЕГЭ и определяться, они завязывают со спортом.

Велоспорт, лыжные гонки – объем проделанной тренировочной работы в них безумный, восхищают спортсмены-пахари.

Еще недавно я хотел бы попробовать свои силы в триатлоне, но в последние годы стали болеть плечи, не смогу проплыть так хорошо, как раньше. Сейчас мне больше нравится легкая атлетика. Возможно, буду бегать, когда завершу карьеру в биатлоне. Длинные дистанции — это прямо мое. Продолжу заниматься спортом и ставить перед собой новые интересные задачи. Не бить рекорды, а наслаждаться видами вокруг.

– Сегодня вы с Эдуардом Латыповым – звезды российского спорта. Значит ли это, что в Башкирии сейчас бум биатлона? Молодежь наступает на пятки?

– Сложно сказать… В сборной республики третьим номером выступает Александр Бабчин, которому под 40, и он вот-вот завершит карьеру.

Молодым и талантливым хочется пожелать одного: сейчас есть возможность участвовать в соревнованиях с опытными, именитыми соперниками и надо быть готовым сразу навязывать настоящую борьбу, всех рвать на части. Когда мы только начинали выступать в гонках, для нас не было авторитетов, хотелось доказать, что мы ничуть не хуже. К сожалению, далеко не у всей молодежи сегодня видны в глазах голод побед, желание обойти нас. А ведь это самое главное. Не должно быть такого: раз на соревнованиях выступает Эдуард Латыпов, что пятки рвать, постою в сторонке, как-нибудь потом у меня еще получится побороться с сильнейшими. Дверь во взрослый спорт надо открывать с ноги. Нельзя давать себе слабину!

– Можно ли считать призыв «Не давать себе слабину» вашим жизненным принципом?

– Ну, наверное! У меня всегда была мотивация бороться с самим собой, со своими слабостями и недостатками. Я не задумывался: а стоит ли мне так напрягаться? Вокруг постоянно находятся те, кто сильнее меня, но мне и в голову не приходило то, что я не смогу их победить. Я понимаю, что в каком-то компоненте мне не выиграть у сильнейших, значит, надо стараться обыграть их в другом. Самокритика необходима, но нужно пристально следить за своими сильными качествами и совершенствовать их.

«Трасса – пока моя жизнь»

– Федерацию биатлона и лыжных гонок Республики Башкортостан возглавляет «русская ракета» из 2000-х годов Максим Чудов. Он с вами делился секретами мастерства?

– Начнем с того, что Максим Чудов был кумиром детства. Помню, я ребенком подошел к нему с просьбой сфотографироваться и великий спортсмен не отказал мне. Потом, когда мы, молодые спортсмены, стали по-настоящему понимать, что такое биатлон, поняли и на кого нам можно равняться. Позже Максим Александрович помогал нам с экипировкой. В юности я себе многого не мог позволить — хорошую обувь, к примеру. И Чудов давал мне свои откатанные ботинки. Они мне были чуть маловаты, но я подгибал пальцы и бегал! Конечно, Чудов придал новый импульс развитию биатлона в республике.

– С недавних пор поклонники стреляющих лыжников узнали, что в стране есть проблема с тренерами. Спортсмены вдруг взяли моду менять наставников, переходить от одного тренера к другому. В этом есть смысл?

– Ох… В России в тренерской деятельности сохраняется очень разное отношение к методике подготовки. Уверен, в той же Норвегии существует определенная специфика обучения тренеров, когда все работают примерно в одном направлении. А у нас огромный диапазон мнений по всем вопросам, зачастую даже взаимоисключающих.

В этом году мы начинали тренироваться отдельно от сборной — я, Логинов, Поварницын. Нам говорили, что нашего тренера нужно уволить за профнепригодность. Но в итоге команда неплохо выступает. И относительно сборной, где тренируется огромное количество спортсменов, мы не уступаем! Поэтому наш наставник заслуживает как минимум уважения. Да, биатлонисты могут работать с разными тренерами. Но в любом случае ответственность за выступления несет спортсмен. Нельзя говорить, что не знаю, почему я весь сезон плохо бегаю, если все установки тренера выполняю. Если всю карьеру ты не можешь показать достойного результата, разве тренер виноват? Да, бывает, что смена наставника оказывается ошибкой, но очень часто это оказывается и правильным решением.

– Одним из первых тренеров у вас был Андрей Падин. Какой главный урок он вам преподнес?

– Главное, что он дал мне понять: я не тот спортсмен, которому можно не тренироваться, но при этом все равно выступать успешно за счет природных данных. Я всю карьеру должен много работать, чтобы показать серьезный результат. Падин — самый яркий пример тренера, который из камня хочет выжимать воду! Он абсолютный максималист в тренировочном процессе. Другое дело, что с возрастом приходится тщательнее контролировать свое состояние. Тело уже не так быстро восстанавливается после нагрузок, и нужно сохранять баланс.

– На трассе биатлонистам зачастую приходится догонять, отыгрывать время. А в жизни вам приходилось наверстывать упущенное?

– Пока что трасса — большая часть моей жизни! Поэтому не могу припомнить моменты, когда нужно было продемонстрировать степень закаленности своего характера вне спорта. Но однозначно во многих моих словах и поступках проявляется именно то, что я приобрел в биатлоне, стараюсь всегда следовать своим принципам.

Мне 32 года. Периодически слышу вопросы: «Зачем продолжаешь бегать? Надеешься снова стать чемпионом мира?» А я люблю биатлон! Потому что занимаюсь им с раннего детства с удовольствием. Многое пережил — и отсутствие результатов, и золотые медали, и конфликты. Но никогда не думал бросать спорт. Люблю тренироваться, соревноваться, люблю все, чем наполнен биатлон. Здоровье позволяет бегать — так почему мне нужно задумываться о своем возрасте? Если пока молодые, здоровые парни не могут нас обыграть, почему надо завязывать с большим спортом? Я знаю цену и победам, и поражениям. И я не из тех, кто проиграв, начинает ныть, что ненавидит этот спорт, все плохо-плохо-плохо… Когда пойму, что готов заниматься чем-то еще с тем же рвением и той же любовью, с которыми занимаюсь спортом сейчас, то подумаю. А пока не готов сменить род деятельности.

«Добро победит»

– В марте вы в компании с Евгением Беловым, Александром Легковым, Андреем Мельниченко и другими лыжниками пробежали 50-ти километровый марафон на краю земли — на Сахалине. Как вы решились на это? 

– Очень легко. Мы с Логиновым никогда не бывали на Сахалине и были двумя руками за идею. Тем более что полтинник не самая сложная дистанция, я и 70 километров бегал. Отличная перезагрузка для биатлонистов. А еще лыжные марафоны — прекрасный способ пропаганды здорового образа жизни. Хотелось бы, чтобы их было больше в нашей стране. Впечатления прекрасные.

– Принято считать, что спортсменам некогда читать, устают так, что сил ни на что не остается. Но вы, говорят, книгочей. Кто ваши любимые писатели?

– Я вот как раз и не могу назвать таких, потому что много кого читал. Предпочитаю художественную литературу, хотя читаю и биографии, и мемуары. Моя жена — филолог по образованию. С ней можно разговаривать о литературе и писателях очень долго. Ей очень нравятся Достоевский и Бродский. А я недавно перечитывал «Спартака» Джованьоли. Впервые прочел эту книгу подростком, она произвела сильное впечатление. Сейчас воспринимаю текст немного иначе, под другим ракурсом — понимая, когда и почему он был написан. Но и тогда, и сегодня считаю: «Спартак» - отличная книга и для подростков, и для взрослых тоже.

Восхитителен «Тихий Дон»! Просто моральное удовольствие получаю, читая Шолохова. Уверен, что самые ценные советы для жизни содержатся не в бестселлерах разных модных коучей, а в классической литературе, у героев Толстого, Достоевского…

– И напоследок — ваше пожелание болельщикам из Башкирии?

– Будьте честными — и добро победит!

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах