Примерное время чтения: 11 минут
232

Загадка короны и копья. Археолог о том, что скрывает уфимская земля

Этой осенью при раскопках на улице Октябрьской революции найдены артфакты XVIII века. О том, что скрывает уфимская земля, UFA.AIF.RU рассказал археолог, кандидат исторических наук Николай Щербаков.

Фото: Из личного архива Николая Щербакова

Татьяна Шангина, UFA.AIF.RU: Николай Борисович, как вы оцениваете недавние находки?

Николай Щербаков: Они оказались довольно неожиданными. Дело в том, что на участке в полтора квадратных метра по улице Октябрьской революции, рядом с домом №49 мы обнаружили столько артефактов, сколько обычно бывает на гораздо большей площади. Найдены фрагменты лепной керамики конца XVIII века,  русской сероглиняной круговой керамики конца XVIII - XX веков, стеклянной посуды, штофов для крепкого алкоголя, в том числе печать-клеймо с оттиском короны, которое ставилось на бутылку, а также изделия из черного металла. Все они прекрасно сохранились, несмотря на то, что данная территория подвергалась всевозможным перестройкам. Проведенный доктором биологических наук Русланом Римовичем Сулеймановым биохимический анализ почвы подтвердил наши выводы.

– Почему раскопки проводятся именно на этой улице?

– Улицу Октябрьской революции реконструируют к 450-летию Уфы. По 73-му Федеральному закону любые строительные работы предваряются различными экспертизами, в том числе и историко-культурной, археологической. В прошлом году наши коллеги выявили там наличие культурного слоя, который был сильно разрушен, поскольку эта улица одна из самых старых в городе. При проведении археологического наблюдения мы заложили несколько разведочных шурфов, чтобы посмотреть на какой глубине залегает этот культурный слой. Работали параллельно с заказчиками, которые изучали, как проходят коммуникации.

– Насколько уникальны найденные фрагменты?

– Находок XVIII века в Уфе мало. Например, на Городище Уфа-II, где тоже проводятся раскопки, керамика, если она не средневековая, в основном датируется XIX веком, она уже красноглиняная, с поливой. В большом объеме керамика начала XVIII века встречается в Елкибаево, где проводил работу в 2020 году Институт Археологии РАН.

Находки при раскопках улицы Октябрьской революции
Находки при раскопках улицы Октябрьской революции. Фото: Из личного архива Николая Щербакова

Бутылка богача

– Откуда изображение короны на печати-клейме?

– Найденный оттиск с изображением короны был на штофе - бутылке для крепкого алкоголя. Такую стеклянную пломбу-печать, как бы отличительный знак, ставили на теле бутылки сбоку. Эта система распространилась в Европе: в Англии, Германии, Голландии. Все пломбы отличаются, они занесены в специальные каталоги. Существуют короны разного типа, на найденном клейме – английского. Однако такую пломбу мы ни в одном каталоге не нашли.

– Так откуда же взялся штоф?

– Мы точно знаем, что после Петра I, когда он разрешил открывать винокуренные заводы, у нас начинается не то чтобы подделка, а изготовление реплик этих английских бутылок. На них изображалась корона и было написано «Лондон» латиницей. Повторяли кто во что горазд, использовали буквы и латинские, и кириллические, есть сокращения, которые остались нам непонятны. Скорее всего, это реплика под такую бутылку. Вероятно, она была привезена человеком, который имел определенные доходы. Вряд ли удастся установить, откуда она.

Конечно, можно провести химический анализ стекла, определить его минеральный состав, и, если получится, место происхождения. Но узнать ее содержимое по данному фрагменту невозможно.

Ждем весны

– Какова дальнейшая судьба находок с Октябрьской революции?

– Они исследуются, первоначально отчищаются от налипшей почвы. При этом особое внимание обращают на наличие инородных компонентов. Например, коллега, когда очищала керамическую трубку для курения XVIII в., почувствовала запах табака. К сожалению, при очистке все частицы табака были смыты. А можно было установить с помощью специального биологического анализа сорт табака.

Кстати, недавно был аналогичный случай у наших коллег-историков. Они чистили камзол Петра I, в котором он был в Азовском походе и заметили, что весь подол в репьях. Сдали на анализ и установили, что эти растения с территории, где проходил поход.

Так и по нагару на найденных фрагментах глиняной посуды можно установить, что в ней готовилось. Далее фрагменты сосудов мы будем состыковывать и склеивать. Затем все это прорисуем, сфотографируем, напишем отчет. По закону на данную работу у нас есть три года. Для ее проведения мы получаем государственную лицензию.

– Можно ли определить по данным находкам, что было раньше на этом месте?

– Исходя из того, что часть керамики имеет нагар, можно предположить, что там стояла печь. Но это не современная печь, сложенная из кирпичей, которую представляют многие. Весной мы продолжим раскопки рядом с исследованным шурфом на участке более 2500 квадратных метров. 150 метров будет сплошная протяженность раскопа, и мы сможем уже более точно сказать, с чем имеем дело. Большинство домов, которые мы с вами видим на Октябрьской революции, были построены перед Первой мировой войной и закончены в 1913 году.

На памятнике, например, эпохи каменного века, археологи работают скальпелем, квадратами 50 на 50 сантиметров. На памятниках более поздних эпох – более крупным инструментомикопаем на глубину 8-10 сантиметров. Поэтому мелкие прослойки, микрофрагменты, могут быть нами не сразу замечены. Поэтому мы оставляем профиль грунта, чтобы потом посмотреть, как формировался тот или слой почвы.

Копье от учителя

– Ежегодно в Уфе и ее окрестностях археологи находят что-то необычное. Какова судьба находок, обнаруженных при раскопках на Восточном выезде в 2020 году?

– Там мы работали совместно с Институтом археологии РАН. Нашли довольно большую коллекцию нательных крестов, тарханных перстней, шпор, наконечников стрел, подков для сапог, несколько образцов светцов для лучин. Все практически в идеальном состоянии. Также раскопали хорошо сохранившиеся печи. В этом месте располагалось что-то наподобие постоялого двора. Частично эти находки переданы в музей Института этнологических исследований им. Р. Г. Кузеева.

У нас в БГПУ имени. М. Акмуллы был совместный проект с Институтом археологии РАН, по которому мы проводили совместную реставрацию всех этих предметов. Некоторые, например мечи из черного металла, требуют более длительного восстановления. До ноября 2023 года работа будет завершена.

– Как часто археологи обнаруживают клады?

– В нашем понимании клад – это скопление вещей в одном месте, в окружении которого нет никакого культурного слоя. Человек закопал какие-то предметы, но не смог их забрать. Один такой клад – бронзовое копье – нам еще в 2011 году передал учитель истории из села Миловка Уфимского района. Эту вещь мы отдали на реставрацию в Москву, и только сейчас после всевозможных исследований и анализа заканчивают работу над ней и передают в музей.

– Что находят под старинными домами Уфы?

– К великому сожалению, фундаменты деревянных домов XIX века сделаны из известнякового плитняка, толщиной максимум 60 см, который скреплен известковым раствором. Когда их строили, не рассчитывали, что они будут стоять более ста лет. Сейчас такие постройки активно сносят, хотя многие краеведы против.

До вступления в силу закона, обязывающего проводить историко-культурную (археологическую) экспертизу, дома сносили, вывозили грунт, и на этом все заканчивалось. Поэтому трудно сказать, что было под многими старинными зданиями. Конечно, люди ходили, искали, кто-то с металлодетектором, откапывали монеты. Кстати, в археологии вообще запрещено им пользоваться в качестве самостоятельного инструмента обнаружения находок, поскольку мы должны четко изучить культурный слой. Углубляемся постепенно и на каждый шаг заполняем массу документации. Нам разрешено работать металлодетектором только для исследования отвалов грунта. Вскрыли пласт, зазвенело – к этому месту относимся более внимательно, ставим метку, что там может быть металл.

Если кто-то просто выкопал яму, непонятно, какой контекст у этой вещи, к чему она может быть привязана. Есть люди, которые находят что-то, и мы не знаем потом, что они разрушили. Когда раскоп закладывается на значительной площади, как в случае с улицей Октябрьской революции, получаем в итоге совершенно иную информацию.

Все скажет ДНК

– Какую свою находку вы считаете самой уникальной?

– Сегодня для археолога любая вещь важна и уникальна, поскольку современные технологии позволяют получить максимум информации из очень ограниченного объема материала. Например, по одному фрагменту кости человека, умершего даже несколько тысяч лет тому назад, мы можем определить его группу крови, генетику, цвет волос, глаз.

Раньше эта информация была недоступна, и многое так и оставалось неизвестным. Например, до пубертатного возраста скелеты мальчиков и девочек одинаковые, и при раскопах детского погребения определить их пол было невозможно. Палеогенетика, которая занимается генетическими исследованиями древней ДНК, позволяет определить пол новорожденных и много других признаков. В том числе такой анализ показывает, как население двигалось, как проходила миграция.

– Проводился ли такой анализ костей, найденных на территории Уфы?

– Мы получили результаты исследования костей, которые были найдены на территории Ново-Уфимского могильника раннего железного века. Пока публично озвучивать их не можем, так как окончательно исследования еще не завершены. Что касается дат, если говорить о населении эпохи бронзового века – 4,5 тысячи лет назад – подавляющее большинство индивидов были европеоидными. Их гены сопоставимы с генами современного населения Восточной Европы, которое ушли отсюда примерно в VII веке до нашей эры. Это население жило здесь довольно длинный промежуток времени.

Взять под купол

– Артефакты могут подсказать, сколько лет Уфе?

– Здесь мы должны исходить из посыла, что именно мы подразумеваем под понятием город. Согласно летописям, в 1574 году русские стрельцы высадились на берегу реки Белой, а в 1586 году, как следует из того же источника, они стали рубить крепость. Разница в 12 лет.

Московские коллеги, следуя советской традиции, принимают за дату основания Уфы письменное упоминание о ее строительстве и называют 1586 год, наши коллеги говорят о 1574 годе.

Как бы нам ни хотелось, пока нет письменных свидетельств для удревнения возраста Уфы как административного, культурного, экономического, политического центра. А ставка хана – это ставка хана, которая обладает весьма расплывчатыми административными функциями. Кроме того, мы себе достаточно смутно представляем, как выглядела крепость, а реконструкция которая стоит в национальном музее полезна, но сделана с определенными допущениями, потому что мы имеем на сегодняшний день только два изображения Уфимской крепости, выполненные современниками и словесные описания.

– Какие трудности испытывают сегодня археологи?

– Хочется, чтобы все застройщики соблюдали 73-ий Федеральный закон. Тогда огромное количество памятников снова появится. О многих мы даже и не знаем, поскольку их просто перекрыли когда-то грунтом и постройками. Их надо исследовать. Крупные фирмы, как правило, соблюдают закон, и таким образом каждый год в регионах России появляются новые археологические памятники.

– Каких музеев не хватает?

– Было бы интересно организовать музей в том месте, где производились раскопки и что-то было найдено. Как, например в Москве, на площади рядом с Манежем, сделали музей под открытым небом. Часть раскопанных артефактов выставили и закрыли стеклом, и люди могут увидеть, что было когда-то на том месте.

Мы предлагали сделать нечто подобное во время строительства пешеходного подземного перехода в районе Монумента Дружбы в 2019 году. Можно было бы сделать витрину и разместить там часть находок. Но на подобные мероприятия необходимо дополнительное финансирование.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах