Примерное время чтения: 9 минут
1697

Герой СВОего времени. Отец 3 детей из Башкирии идет в зону СВО добровольцем

В Башкирии завершилось формирование полка «Башкортостан», в который вступили сотни добровольцев со всей республики. В их числе 44- летний Алексей Волованов из Ишимбая (имя и фамилия изменены – прим. редакции). В армейские годы он был участником войны в Чечне, а картины штурма Грозного живы в его памяти до сих пор. Сейчас его жизнь похожа на счастливую мечту: любимая жена, трое детей, хорошо оплачиваемая работа. В период мобилизации  получил отсрочку как многодетный. О том, почему он все-таки решил отправиться «за ленточку», рассказывает UFA.AIF.RU.

Воспитали трудности

Алексей рано остался сиротой. Он был подростком, когда сначала от болезни сердца умерла его мать, а еще через два года – отец. Алеша, сам еще почти ребенок, вынужденно стал главным в семье. Жива была бабушка, но она потеряла возможность ходить, еще когда старший внук пошел в школу, позже частично отказала и рука. Днем старушка бодрствовала полулежа на самодельной коляске, а на ночь ее переносили на кровать. Для нее, а также для двух младших сестер рано повзрослевший Алеша стал опекуном. Единственный в доме мужчина начал приносить деньги в дом, соглашался на любую работу у частных предпринимателей, помогали также родные со стороны матери. А бабуля была семейным завхозом – распоряжалась бюджетом и как могла занималась воспитанием детей. Повзрослев, на тот период своей жизни Алексей не жалуется а, наоборот, воспринимает его с благодарностью.

«Рядом с бабушкой стояла небольшая икона и портрет Ленина, вроде бы парадоксально, но она видела в этом гармонию и согласие, по-своему аргументировала, очень не любила "дерьмократов", ельциных и горбачёвых видеть не могла, – рассказывает мужчина, подчеркивая, что бабушка стала очень важным человеком в его жизни. – Когда я пошёл в армию, попросила: только вернись. Не дождалась меня 10 дней. Умерла, когда я вылетел из Чечни, сестра рассказывала, что до последнего верила в мое возвращение, молилась, ждала и ушла, когда я оказался в безопасности».

В памяти – дым боев в Грозном

В армию Алексей попал не по призыву, а по собственному желанию. Когда ему стукнуло 20, парень решил, что пришло его время служить. Отказался от опекунства в пользу тети и пошел в военкомат, где написал, что отсрочки больше нет. Его распредели в 21-ую отдельную бригаду оперативного назначения «Софринская» Внутренних войск РФ. Получил воинскую специальность – гранатомётчик АГС-17. В числе первых его часть направили на Кавказ, когда в августе 1999-го года началась Вторая чеченская война.

«У нас были офицеры боевые, путь части – все точки позднего СССР и РФ. Помню, когда Басаев напал на Дагестан, стало ясно, что мы туда поедем, у меня было какое-то воодушевление. Я нынешним срочникам удивляюсь, вернее, больше реакции общества. Ведь раньше в основном срочники первыми шли на фронт, это было очевидным и понятным, – рассуждает он. – Сейчас, конечно, все по-другому, высокие технологии, можно просто не дожить до врага. Но у меня настрой тот же самый».

На всю жизнь Алексей запомнил штурм Грозного. Моменты боев, где-то страшные, а в чем-то и смешные, будто стоят перед глазами. И даже чувствуется горелый запах, который стоял тогда повсюду.

«При штурме Старопромысловского района, рота попала в засаду, – вспоминает участник Второй чеченской войны. – Подбили танк, второй ездил вдоль пятиэтажек, горел, но бил в упор по зданию, из которого вёлся огонь. За ним, прячась и стреляя, двигались маленькие фигурки солдат. Потом БМПэшками стали вывозить раненых, их было много, одну машину подбили, и она, сильно дымя, ехала до упора назад, пока в дом не упёрлась…Наводчик был ранен, мехвод надышался дыма, но смог вывести машину с ранеными из-под огня».

«Жена ночами тихо плакала»

После взятия Грозного до дембеля солдат оставался в городе на блокпостах. Потом вернулся на родину, работал таксистом, охранником, водителем, бурильщиком КРС. В какой-то момент холостяцкая жизнь опротивела, захотелось крепкого тыла. А через месяц на работе появилась симпатичная девушка. В этом году у Алексея и Лиры (имя изменено – прим.редакции) – 17 лет совместной жизни.

«А 24 июня будет 17 лет с нашего первого свидания», – уточняет мужчина. Этот день остается для него праздником  даже через долгие годы брака.

Свою жену мужчина называет главным подарком в своей жизни. Лира, татарка по национальности, воспитанная, как и ее муж, в светской семье, по собственной инициативе приняла православие, а позже они с Алексеем обвенчались. В браке у них родилось трое детей: дочкам Маше и Анюте сейчас 15 и 9 лет, а прошлом году в семье родился сын Глеб (имена изменены - прим. редакции).

Жена и дети Алексея. Фото: АиФ

«Я хотел уйти добровольцем еще осенью, жена видела моё состояние, переживала, но понимала, чем нам грозит поражение, – говорит Алексей. – По ночам иногда я чувствовал, как она тихонько плачет. Сейчас, когда уже приняла и отпустила, на вопрос "как ты смогла отпустить?" отвечает "а кто, если не мы"? Ей не просто это далось, но она справилась, а мне важно было, чтобы меня отпустили добровольно, благословив, чтобы ждали».

Многодетный отец признается, что его детям принять его решение оказалось сложнее, отреагировали все по-разному.

«Младшая выдала: "чего переживаете-то, пусть идёт, зря мы ему вещи покупали что ли", – смеется отец. – Потом разволновалась: "а мы на что жить-то будем?". Я работаю на машиностроительном предприятии, доход хороший, привыкли жить хорошо. Жена успокоила: мол, зарплату-то будут там давать. Сын – вот тут тяжелее, он чего такого не понимает: папа рядом, ему хорошо, с рук не слезает в последнее время, искать будет. И самому мне тоскливо на душе от этого».

С сыном Глебом, последние дни до отправки в зону СВО. Фото: АиФ

«Мне говорят: зачем идешь за олигархов?

Алексей говорит, что его решение отправиться в зону СВО одобрили абсолютно все родные. Звучит мистически, но ему кажется, что поддержку он получил даже от тех, кого уже нет в живых. Мужчина рассказывает, как прошлой осенью ему приснился сон. Он держит в руках семейную реликвию – фотографию прапрадеда, сделанную в 1916 году, предположительно, накануне Брусиловского прорыва, и говорит: «мой черед пришел». Мужчина вспоминает, как проснулся со странным ощущением реальности. А на следующий день в России объявили частичную мобилизацию.

А недавно доброволец СВО узнал боевой путь части, в которой воевал его дед, в годы Великой Отечественной войны. Он проходил через Мариуполь и далее по Украине - на Берлин.

Иду в огонь, чтобы защитить всё, что я люблю.
АиФ

«Я чувствую сейчас, что это будто новый виток истории, и вновь по земле Новороссии идут танки с крестами на броне и, видимо, время пришло слова "можем повторить" подкрепить действием. Меня спрашивали, мол, зачем идёшь туда, за олигархов? За деньги? Много что ли обещают? Мозги промыты? А у меня другой, встречный вопрос: а вы почему живёте, словно ничего не произошло, почему голову в песок прячете? Я не слышал ещё, чтобы каким-нибудь олигархам критически поплохело, зато видел на видео мирных убитых людей катящимися в яму под Купянском, видел раненый Донецк, слышал про мечты и планы киевских клоунов в наш адрес.

Знаете, много раз, просыпаясь в уюте утром в своём доме, я вспоминал сырые окопы под Алхан-Калой (село в Грозненском районе Чеченской республики – прим.редакции) или холод мёртвых кварталов Грозного и был счастлив в этот момент, что не там сейчас. А теперь я добровольно покидаю этот свой маленький рай, где спокойно и счастливо живу. Я по собственному желанию иду в огонь, чтобы защитить всё, что я люблю, чем дорожу и чем горжусь».

На горе Хуазе, напротив водопада Кук-караук, Ишимбайский район. Фото: АиФ
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах