974

Рубят деревья, строят высотки. Эксперт – о том, почему вымирают леса в Уфе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. АиФ-Башкортостан № 36 07/09/2021
Деревья рубят зачастую бездумно и бессистемно.
Деревья рубят зачастую бездумно и бессистемно. freepik.com

Почему Уфа теряет зелёные насаждения? Кто даёт добро на вырубку зелёных массивов и застройку территории? Какие деревья и кустарники можно, а какие нельзя сажать в городе? Об этом и многом другом наш разговор со специалистом в области лесного хозяйства Сергеем Герасимовым.

Герасимов Сергей специалист в области лесного хозяйства

Фото: Из личного архива

Досье
Сергей Герасимов родился в 1952 году в Уфе. Окончил лесной техникум, биофак БашГУ, аспирантуру Московского лесотехнического института. 10 лет работал в отделе охраны и защиты леса минлесхоза. Имеет педстаж 25 лет: работал педагогом, директором школы, последние 9 лет преподаёт в республиканском детском эколого-биологическом центре.

Повезло с парками

Айгуль Нургалеева, «АиФ-Башкортостан»: Сергей Владимирович, Уфу принято считать зелёным городом. Согласны с этим?

Сергей Герасимов: – Нашему городу повезло с озеленением, потому что в 1960-х годах к Уфе присоединили Черниковск. И сразу большие кварталы гослесфонда вошли в состав Уфы – район от Затонского моста по правому берегу реки Белой в сторону Черниковки и вдоль Уфимки от Президент-отеля до Сипайлово. Это всё естественные широколиственные насаждения – жизнеспособные и долговечные столетние липы и дубы. В парках Гафури, Калинина их никто специально не высаживал.

Сегодня уфимские леса на грани вымирания. Недавно был в парке Гафури – от кинотеатра имени Гагарина в сторону Госцирка по краю леса раньше столько дубов росло! А сейчас их спилили, остались единицы. Мы не ценим естественный лес, который передан городу. В мою бытность заместителем управляющего Горзеленхоза мы, как в старые советские времена, создали службу лесной охраны со штатом более 50 человек. Сегодня к лесу отношение другое. Строить стало просто: не надо сносить дома, переселять жильцов. Первым этим воспользовался «Баштрансгаз»: в районе Кошкиного леса пошли на хитрость – взяли разрешение на снос деревьев для проведения геологических исследовательских работ. В итоге вырубили лес и построили высотки.

– Что делать? Протестовать?

– Когда вырубали лес по улице Блюхера, чтобы проложить трамвайные пути, после протестов людей остановили работы, а деревья-то уже вырубили! Гослесфонд разрешал рубку в случаях, если планируется автотрасса, железная дорога или нефтепровод. Но когда застройщики идут на обман, надо судить за самовольный захват и использование лесфонда в своих целях. В советское время, если срубил лес в гослесфонде и построил там дом, нужно заплатить штраф, снести дом и посадить на этом месте лес. В 1990-е годы в такой же ситуации нарушитель штраф заплатил и считал, что земля осталась за ним. Но это не так – она осталась государственной. Сейчас леса отдали в управление муниципалитету, но он не имеет права так распоряжаться: просто отдать под застройку.

Сосна в тени

– Какова доля здоровых деревьев в городе?

– Таких исследований не было, но их нужно проводить. Думаю, большинство лип, растущих от Затонского моста до Черниковки по берегу Белой, перестойные, им более ста лет. Такую исследовательскую работу легко могут провести даже школьники. У нас же начинают вырубку без всяких экспертиз! Взять крутой склон берега Уфимки, на котором сейчас строят горнолыжные трассы – это же нонсенс! В 1990-х годах построили вышку для прыжков с трамплина, гора поползла, вышку демонтировали. В итоге весь лес, который держал этот склон (под ним известняк и карсты), вырубили. Теперь он поползёт вниз.

Год назад меня просили выступить независимым экспертом по липам на Советской площади. Кто-то сказал, что они старые. Да им максимум 50 лет – это средний возраст для лип. Нет, всё равно спилили. Там финансовый вопрос был, отмыть деньги: одно спилить, другое посадить. За границей так не делают: если дерево ещё растёт, его лечат. Просто надо было следить за липами, обрезать усохшие сучки.

Нужно провести ревизию: пройти и отклеймить все деревья в плохом санитарном состоянии, чтобы затем их выпилить и убрать. Если вырубать много деревьев, сразу подсаживать другие. Надо финансировать эту работу.

– Хотите сказать, в горзеленхозе нет специалистов?

– Они есть, но уровень низкий. Об этом можно судить по фактам. Пример: по проспекту Октября на остановке «Округ Галле» раньше росло пять 50-летних кедров, в Уфу их завезли, в естественных лесах у нас они не растут. В позапрошлом году взяли и заасфальтировали всю площадку, из-за этого один кедр высох за лето. Если бы человек, который подписал разрешение, отличал сосну обыкновенную от сосны сибирской (кедра), не позволил бы это сделать. Дальше по проспекту, с правой стороны растут ясень и липы. И кто-то там начал под пологом этих высоких деревьев высаживать сосну. Нельзя её сажать под деревьями! Сосна светолюбивая порода, любит солнце! Потому и мучается: и не растёт, и не умирает. Когда я работал в зеленхозе, строили проспект Салавата Юлаева, архитектор нарисовал в плане ёлочки: как красиво будут смотреться. Я сказал: это тенелюбивые деревья, не будут там расти! В результате все ёлки там погибли, осталось две-три. А сколько денег туда вбухали! Зато там великолепно растёт лох узколистный.

Болеют и хиреют

– Почему деревья и кустарники в Уфе болеют? Какие породы рекомендуете для посадки?

– В Башкирии растёт около 40% российской липы. Но в городе она не любит обрезку. Если высадить липу под линией электропередач, её обязательно нужно стричь, но от этого дерево будет болеть и хиреть. Если нет в радиусе линий электропередач, пусть растёт, цветёт и пахнет! Берёзы тоже не любят кронирование. Пример: по улице 8 Марта, около Аграрного университета больные берёзы под электроопорами. Поэтому считаю, там, где нужно кронирование (стрижка), лучше сажать ясень пенсильванский. Растение крайне неприхотливое, хорошо улавливает пыль клейкими листочками и хорошо стрижётся. Он не такой агрессивный, как клён американский. А российский клён остролистный не такой устойчивый, часто вымерзает. Великолепно смотрится шаровидная форма клёна около «Огней Уфы». Его стричь не надо – у него своя шаровидная крона.

Раньше в Уфе было очень много кустарников. Но технически они являются мусоросборниками: весь мусор в них залетает, и очень трудно его оттуда выбирать. Поэтому постепенно парковое хозяйство от кустарников отказалось. Хотя хорошо растёт жимолость татарская, барбарис темнолистный, пузыреплодник, боярышник и снежноягодник. Кстати, возле торгового центра «Мир» в вазонах растут аллеи боярышника, стриженные шариками. После посадки часть кустов высохла, часть осталась карликами, потому что рано подверглись стрижке. Дело в том, что сначала надо было дать им дорасти до высоты соседних деревьев, а уже потом формировать шаровидную крону. Поэтому не получился гармоничный геометрический ряд. На улице Бабушкина тоже много боярышника, но совершенно не ухоженные – не стриженные, не политые.

– Кто их должен поливать? Часто власти кивают на жителей…

– Жители ничего не должны – они платят налоги. Кто посадил деревья – ЖЭУ или Горзеленхоз – и обязаны ухаживать за ними. В администрации Уфы есть целый отдел коммунального хозяйства, который следит за этим.

– А тополя в городе нужны? Многие выступают против них из-за аллергии на пух.

– Конечно, в черте и в центре города они неуместны. Но, к примеру, по объездной дороге в Затон на заливных болотистых местах кроме тополя ничего сажать не нужно. И людей там нет, этот пух никого не будет беспокоить. Зато свою фильтрационную деятельность деревья там выполнят. В самом мегаполисе можно разводить самцов – они не дают пуха. Но это сложнее, надо будет черенковать. Семенами гораздо проще, но себестоимость совершенно другая. Можно выбрать мужские особи пирамидальных тополей – великолепно смотрятся, придают южный колорит, как кипарисы. К тому же этот сорт выведен ещё до войны в Башкирской лесосеменной станции.

Губительная засуха

– Вы за крупномеры или саженцы двух-трёхлетки?

– Я считаю себя лесником, так как долго работал при Марселе Хабибовиче Абдулове, по моему мнению, лучшем министре лесного хозяйства, когда посадили больше всего деревьев. В лесу чем моложе саженец – двух-трёхлетка, тем он лучше приживается. Но в городе его просто затопчут. Нужны минимум пяти-шестилетние саженцы.

– В этом году из-за засухи сильно обмелели реки. А как пострадали деревья?

– Эта засуха третья за мою жизнь. Первая была в 1975 году, когда горел Башкирский заповедник, вторая – в 2010, когда в городе высохло много рябины. А этим летом сильно пострадали береза, липа, вязы – листья уже пожелтели и опали, хотя обычно стоят зелёными до середины сентября. Деревья и растительность задерживают снег, сохраняют влагу, а если сохранять нечего?

Уфа стоит на возвышенности, чем больше снега задержится в лесных зонах, тем медленнее вода впитается в землю, тем больше будет родников. Но у нас полгорода заасфальтировали, весной снег сгребают с газонов на асфальт, чтобы он быстрее растаял, и вывозят на снегоплавильный пункт! Он не попадает в землю, не фильтруется, в результате чего пропали многие родники. Лучше его рыхлить на газонах, беречь талую воду. Тогда они не так засыхали бы в жару. Словом, мы изменили гидрологию города, негативно повлияли на движение грунтовых вод, чем во многом вызваны и карстовые провалы.

– В каком парке любите отдыхать?

– К сожалению, не могу найти подходящего места. Потому что любая грунтовая дорога в лес заканчивается свалкой. Всё, что люди приносят, там и оставляют. Парк Гафури весь в пластиковых и стеклянных бутылках. В Непейцевском дендропарке уборку каждый год проводим, но всё равно находятся те, кто мусорят. Возле Булгаково поехал за грибами – там всё: колёса, бутылки, кровати, матрасы... Весь лес рядом с городом загажен. Казалось бы, с экологическими экспедициями далеко от мегаполиса езжу, на Гуровскую гору, но и там – газовые плиты, унитазы разбитые! Не с неба же их скинули! Так что рядовым горожанам тоже есть о чём задуматься.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах