aif.ru counter
509

«Трудности только начались». Что ждет экономику Башкирии после пандемии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. АиФ-Башкортостан № 23 02/06/2020

В Башкирии снят ряд ограничений, связанных с коронавирусом, и большинство предприятий и организаций возобновило работу. О том, как изменится ситуация в экономике, смогла ли власть поддержать бизнес и граждан, есть ли риск возврата в 90-е, в интервью рассказал экономист Всеволод Спивак.

Минимум два года

Алексей Шушпанов, «АиФ-Башкортостан»: – Всеволод Вячеславович, режим самоизоляции ослабили. Что дальше?

– С одной стороны, региональная власть дала людям свободу передвижения, кому-то – возможность трудиться. С другой, формально, если что-то пойдет не так, она создаёт видимость напряжённой борьбы с коронавирусом. Положение бизнеса по-прежнему неопределённое. Мы стремительно возвращаемся в 90-е: всё больше требований работать по понятиям, а не по законам. Они постоянно меняются.

Местные власти получили полномочия для принятия самостоятельных решений, но конкретные сроки и меры, к сожалению, привязаны к импульсам из Москвы. Даже если локальная специфика диктует иные действия. Яркий пример: на региональном уровне наложили дополнительные ограничения на продажу алкоголя, и после того, как центр выразил свою позицию, у нас быстро, без объяснений смены аргументации откорректировали законодательство. 

– Очевидно, что экономика сразу не выйдет на прежний уровень. Сколько времени понадобится для преодоления регресса?

– Если бы дело было только в коронавирусе, справились бы за полгода. К сожалению, и до него экономика была в крайне подавленном состоянии. На фоне падения цен на нефть было бы достаточно, чтобы ситуация стала критичной. Трудности с исполнением бюджета только начались, и они будут нарастать. Не стоит сильно надеяться на резервы – их фактически нет. Если оптимистично: восстановление займёт не менее двух лет. Пессимистично: гораздо больше, и это потребует структурных преобразований экономики.

Справиться со стрессом

– Какие отрасли выиграли в современных условиях? Продолжится ли их дальнейшее развитие?

– Это технологии дистанционного обучения и обмена информацией, службы доставки и интернет-магазины, производство и продажа алкоголя, антисептиков и медоборудования. В перспективе, в зависимости от ограничительных мер, может быть в выигрыше внутренний туризм. Но в ситуации системного кризиса это всё временно. Если у кого-то есть иллюзия, что он защищён – это от недостатка опыта. Сокращается спрос, количество продукта. Падение доходов неизбежно вызовет стресс в обществе – в том числе у госслужащих, силовиков, спортсменов и нефтяников.

Падение доходов неизбежно вызовет стресс в обществе – в том числе у госслужащих, силовиков, спортсменов и нефтяников.
АиФ

– Стоит ли ждать массового перехода на дистанционный формат работы?

– То, что он найдёт новых приверженцев – факт. Кто-то считает, что это приведёт к смене нашего отношения к работе. Но я не стал бы переоценивать возможности дистанционки. Новые идеи требуют общения. Когда Стив Джобс проектировал квартиру Apple в Пало Альто, он специально продумывал логистику потоков таким образом, чтобы работники разных отделов могли пересекаться и общаться: у кулеров, кофе-машин и т.д. Это даёт новые идеи и вырабатывает культуру. Можно без особых проблем месяц-два общаться по zoom, но в перспективе это снижает продуктивность.

Бутики с брендированной одеждой уступят место невнятным дискаунтерам.
Бутики с брендированной одеждой уступят место невнятным дискаунтерам. Фото: freepik.com

– Наиболее пострадали сфера сервиса и общепит. Долго они будут выходить из пике?

– Если вопрос о прежнем разнообразии и качестве ресторанов, всё восстановится достаточно быстро. Если о восстановлении спроса – не менее двух лет. Если о том, когда владельцы этих бизнесов поверят в адекватность и предсказуемость власти – не менее десятилетия. А пока при расчёте бизнес-планов будут закладываться повышенные нормы «отбиваемости». В ситуации, когда государство запретило работать, под страхом уголовного наказания обязало предпринимателей платить работникам зарплату за время простоя и налоги даже при нулевой выручке, бизнес уже нельзя убедить, что расчётная рентабельность, к примеру, 10% в год – нормальный проект. Проекты, которые не будут отбиваться за три-пять лет, в большинстве лягут на полку.

В очередь на унижение

– Рост безработицы, снижение доходов населения как последствия карантина – это реальность?

– Думаю, до 10-15% людей останутся без работы. Только надо понимать: численность неработающих и безработных – в официальной статистике понятия разные. Безработными государство считает только тех, кто оформит документы, встанет на учёт, готов регулярно ходить в службу занятости, отмечаться на вакансиях со стыдной низкой зарплатой и тяжёлой работой. За это будут платить пару тысяч в месяц. Для среднего класса такое унизительно и неприемлемо, эти люди не станут тратить время на бюрократические шаманские танцы. Такая скрытая безработица будет значительной.

Сделайте пособие адекватным, а предлагаемые вакансии соответствующими уровню квалификации соискателей – количество ставших на учет «неработающих» резко вырастет.

Сделайте пособие адекватным, а предлагаемые вакансии соответствующими уровню квалификации соискателей – количество ставших на учет «неработающих» резко вырастет.
АиФ

– Как скажется на рынке снижение покупательской способности?

– Статистика показывает: доля товаров, приобретаемых по акциям, растёт. Люди не готовы покупать без скидок. Тяжёлые времена настали у гипермаркетов. Потребителям не нужен большой выбор, к примеру, колбас и сыров – им нужно дёшево. А для поддержания небольшого ассортимента наиболее ходовых позиций не нужны большие форматы. У гипермаркетов снижаются показатели.

Из развлечений самым дешёвым остаётся кино. Его будущее выглядит на общем фоне стабильным. Но, если сохранятся требования социальной дистанции, ёмкость кинозалов снизится двукратно, и это подкосит бизнес.

– Есть ли опасность массовых невыплат по кредитам, ипотеке, услугам ЖКХ?

– Раньше это вызвало бы коллапс в банковской сфере. Но сейчас большинство в ней – госбанки. Значит, решать проблемы будут кулуарно за бюджетный счёт. К примеру, разместят на депозитах средства Фонда национального благосостояния.

По ЖКХ – решено отменить пени до 2021 года. Уровень оплаты услуг ЖКХ резко снизился. Как в этой ситуации управляющие компании и поставщики коммунальных услуг будут продолжать работу, непонятно. Возможно, решением будет рост тарифов.

В тяжёлой ситуации окажутся микрофинансовые организации. Кажется, их бизнес на подъёме, резко вырос спрос на их услуги. Но резко вырос и уровень дефолтов. Это приведёт к большим убыткам и сокращению бизнеса.

Громкие слова

– Скептики утверждают, что нам грозит возврат в 90-е. Значит, на смену торговым центрам придут вещевые рынки?

– Да, только ожидали, что 90-е придут с рабочих окраин, а не с властных структур. Бессистемными законами и указами, отсутствующими регламентами и некомпетентными служащими правительство вернуло 90-е в отношения между бизнесом и властью.

В возврат вещевых рынков я не верю. Торговля на ипподромах, стадионах, площадях и в ДК объяснялась отсутствием соответствующей инфраструктуры. Сейчас объектов торговли достаточно, тем более на фоне падающего спроса.

Качественные, нормально управляемые ТЦ продолжат работать. Изменения коснутся другого. Уходят арендаторы одёжного сегмента среднего ценового диапазона. Место магазинов брендированной одежды займут дискаунтеры с товарами не всегда понятного происхождения. Есть тенденция к расширению доли неторговых активностей: развлечения, развивающие концепции, спорт. Требования к арендатору становятся менее жёсткими и более гибкими.

Трудно прогнозировать деятельность органов власти. Многие чиновники считают, что, если ты занимаешься торговлей, значит, барыга и жулик. Владеешь торговым центром, сдаёшь площади в аренду – мироед и бездельник с завышенными доходами.

– Как меры, предпринятые государством, помогли экономике?

– Почти никак – они не работают. Их структурируют так, чтобы оказывать минимальное влияние на бюджет. Задача в том, чтобы практическая реализация громких слов о поддержке была крайне ограниченной. К примеру, отсрочки по налогам и их сокращение не получили даже многие компании, попавшие в списки наиболее пострадавших.

Когда  президент обещал, что непродовольственный ритейл будет внесён в эти списки, многие были уверены, что получат льготы. На федеральном уровне пообещали поддержку, но на региональном, в нормативных актах это никак не отразилось. По сути, бизнес обманули. Или обещание предоставить предприятиям по 12130 рублей субсидий в расчёте на одного работника. Но деньги ещё надо умудриться получить. А налоговая предъявляет для этого  всё больше условий, преодоление которых становится квестом.

Власть запретила предприятиям работать, обязала неизвестно из каких средств платить работникам зарплату и ещё настаивает, чтобы неработающее предприятие платило самому же государству налоги с этой псевдозарплаты. Более того: хочет получить в полном объёме арендные платежи за землю под предприятием, и даже налог на имущество, которым нельзя пользоваться!

Практическая реализация громких слов о поддержке была крайне ограниченной.
АиФ

– Что посоветуете? Какую работу искать, куда вкладывать остатки сбережений?

– Держаться за работу, даже если придётся больше трудиться и меньше получать. Не злоупотреблять трудовыми правами. В условиях сокращений и безработицы аргументация на уровне «мне должны зарплату в полном объёме» может оставить за рамками рынка труда. Надо понимать, где обязательные ритуальные слова, а где реальные возможности работодателей. Максимально сократить траты, даже если кажется, что можно немного больше тратить. Дальше будет хуже.

Досье
Всеволод Спивак. Родился в 1978 году в Уфе. В 2000 году закончил экономический факультет БашГУ.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах