Примерное время чтения: 9 минут
3150

Вирус выносит мозг. Психотерапевт из Уфы о том, как ковид влияет на психику

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 03. АиФ-Башкортостан № 3 18/01/2022
Во многих случаях без психотерапевта не обойтись.
Во многих случаях без психотерапевта не обойтись. freepik.com

Через два года пандемии стало очевидно, что ковид поражает  не только лёгкие и сердечно-сосудистую систему, но и весь организм, в том числе нервную систему и психику. Многие переболевшие жалуются на бессонницу, ухудшение памяти, нарушения когнитивных функций. ​Об этом рассказывает главный внештатный психотерапевт минздрава, заведующей кафедрой психотерапии БГМУ, профессор Ильгиз Тимербулатов.

Тимербулатов Ильгиз

Тимербулатов Ильгиз Фото: Из личного архива

Досье
Родился в 1978 г. в Уфе. В 2001 г. с отличием окончил БГМУ и интернатуру. Работал врачом-психотерапевтом Республиканской психиатрической больницы, преподавал в БГМУ. С 2016 г. - завкафедрой психотерапии с курсом ИДПО БГМУ.

От депрессии к эйфории

Светлана Истомина, «АиФ-Башкортостан»: Ильгиз Фаритович, какие неврологические осложнения имеет коронавирусная инфекция?

Ильгиз Тимербулатов: Более половины пациентов, перенёсших COVID-19, испытывают утомляемость, слабость, головные и мышечные боли, головокружение, бессонницу, эмоциональную лабильность. Всё это – проявления астении. Она сопровождает практически любое заболевание, но после перенесённой коронавирусной инфекции эти нарушения носят системный характер. Поскольку коронавирус поражает сосудистую систему, его мишенью становится весь организм, в том числе головной мозг. Поэтому в большинстве случаев у переболевших наблюдается снижение когнитивных функций – памяти, внимания, а также мотивации к чему–либо: то, что раньше было просто, стало более сложным и длительным в исполнении. Нередко пациенты жалуются, что, начав фразу, в середине забывает, о чём хотели сказать. Но самые серьёзные психические последствия ковид – конечно, депрессия, тревожные расстройства.

– Как они проявляются?

– Если «обычная» депрессия характеризуется пониженным настроением, угнетённостью, снижением способности получать удовольствие и т.п., то постковидные её проявления несколько шире, и здесь задействованы т.н. социальные страхи: страх собственной смерти и потери близких, вытекающая из этого тревожность и мнительность в отношении здоровья.

Но нередко имеет место так называемая органическая депрессия: ковид поражает сосуды, а через сосуды – участки мозга, отвечающие, в том числе, за эмоциональное состояние. Бывает, напротив, у пациента наблюдаются эпизоды неоправданного эмоционального подъёма – эйфория, экзальтация. У нескольких пациентов развилась мания. Один из них, пожилой уже человек, возомнил себя молодым и привлекательным: «Жена надоела, женюсь на молодой, возьму кредитов, открою бизнес и т.п.». Если дело доходит до психоза, необходимо лечиться под наблюдением психиатра.

Ковид нередко «запускает» и эндогенные депрессии, то есть связанные с нарушением обмена нейромедиаторов. Возможно, если бы не вирус, они никогда не проявилось бы.

Риски растут

– Правда, что депрессия, в свою очередь, провоцирует опасные для здоровья состояния?

– Это так. В частности, в 20 раз повышает риск развития сердечно-сосудистых заболеваний у молодых мужчин, провоцирует колиты, гастриты, и даже нарушения опорно-двигательного аппарата, в частности, артриты и артрозы. Казалось бы: как это связано? Но доказано: при затяжных депрессиях снижается выработка суставной смазки – синовиальной жидкости, суставы испытывают повышенное трение, воспаляются, появляются боли.

– Есть зависимость между тяжестью перенесённого заболевания и тяжестью последствий?

– Корреляция условная. Бывает, человек перенёс болезнь очень тяжело, а последствия выражены незначительно. Бывает наоборот: течение болезни лёгкое, а клиника очень тяжёлая. Но пока мы не можем вывести стойкие закономерности, пока только собираем и систематизируем данные. Бесспорно лишь, что за последние 2 года стало много пациентов с тяжёлыми психическими расстройствами, депрессиями, несколько подскочили показатели суицидов: за 10 месяцев 2021 года – рост 8 %. И здесь можно утверждать, что толчок дала пандемия. Хотя причины лежат не только и не столько в медицинской плоскости. Здесь и социальные факторы – рост вынужденной безработицы, когда, например, люди не могут уехать на вахту, связанный с этим рост алкоголизации, особенно на селе. Факт: по данным официальной статистики, число алкозависимых снижается, а продажи растут, как растёт и количество выпитого алкоголя (в литрах) на душу населения.

Чудачество или болезнь?

– Правда, что одним из осложнений ковида может стать старческое слабоумие, или деменция?

– Такие случаи, к сожалению, встречаются. Инфекция, в том числе ковид, нередко провоцирует то, что дремало в организме. Возможно, у человека была к ней предрасположенность, может, она проявилась бы через 10 лет, может, вообще не проявилась бы. Но, как правило, деменция не возникает внезапно. Ещё академик Бехтерев говорил, что деменция проявляется «звоночками», когнитивными нарушениями, которые близкие поначалу воспринимают как старческие «чудачества». В то время как они протекают на фоне умственной деградации и являются симптомами старческого слабоумия.

– Это состояние обратимо?

– Таким пациентам проводят МРТ или КТ-исследование, определяют зоны атрофии головного мозга. По результатам можно определить: если деменция по типу болезни Альцгеймера – она, увы, необратима. Если она имеет сосудистую природу, будет протекать по синусоиде: человек, вроде бы, адекватен, нормально общается, рассуждает. Потом вдруг, особенно вечером или ночью, демонстрирует сумеречное сознание с дезориентацией в пространстве. Обычно причина такого состояния - ишемические процессы в головном мозге. В этих случаях назначаем комплексную терапию, которая поможет остановить или хотя бы замедлить прогрессирование болезни.

Кто тут главнее?

– Как действуют на психику ограничения социальных контактов – самоизоляция, запрет массовых мероприятий, вход по QR-кодам? Или мы стали к ним привыкать?

– Конечно, ограничения серьёзно влияют на эмоциональное состояние, подавляют. В начале пандемии, которая пришлась на весну, у людей преобладали страх и тревога за своё здоровье. Но они достаточно быстро уступили место семейным конфликтам. В ситуации, когда семья ограничена четырьмя стенами, люди проявляют не лучшие качества. Обострилась проблема домашнего насилия, в том числе физического. Телефоны доверия разрывались! Звонили по поводу предразводных состояний, конфликта поколений, протестного поведения подростков и т.п. Рост обращений был семикратный!

С осени 2020 года и до сих пор в обществе нарастает депрессия, апатия, ощущение беспросветности, ожидание худшего. Это очень тревожный звонок.

– Как сами медики переживали трудные времена?

– В период строгих ограничений синдром замкнутой среды поразил и медицинское сообщество. Когда в ковидариях врачи работали многодневными вахтами, в ограниченных, закрытых от внешнего мира пространствах, доходило до неформальных отношений. Среди медиков установилась иерархия закрытого коллектива: выяснения, кто в большем авторитете, кто дольше работает, кто выше по должности, даже кому спать на лучшем месте и т.п. Были конфликты. Наши психотерапевты проводили тренинги по бесконфликтному поведению, слава Богу, ситуация изменилась, всё успокоилось.

– Не считаете, что психоз нагнетают и СМИ? Регулярные сводки о заболевших и умерших, закупке гробов, расширении кладбищ, новых штаммах, прогнозы на очередную волну и т.п.?

– Согласен. Когда тебя круглые сутки «кормят» негативом, начинается отторжение. После летней передышки, когда и эмоциональное состояние у людей более–менее стабилизировалось, и вроде бы заболеваемость пошла на спад, осень всё вернула на место. Психологам знакомо: человек может пережить очень серьёзное горе, но один-два раза. Очень тяжело, но человек знает, что за тучами будет солнце, и это стимулирует его жить. А когда ситуация переходит в хроническую, наступает феномен «выученной беспомощности»: человек живёт в страхе, ничего не хочет, ни к чему не стремится. Это состояние перерастает в апатию и отрешённость, а может вылиться и в суицидное поведение. Академик Павлов проводил такой опыт: собаке дают разряд тока, она пытается бежать, но ей не позволяют. И когда опыт затягивается, она смиряется, не пытаясь спастись, даже когда клетка уже открыта.

У людей затяжное состояние безысходности притупляет чувство самосохранения, выливается в депрессию, суициды и их эквиваленты –  алкоголизацию, рисковые формы вождения и т.д.

Днём не спать!

– Почти каждый переболевший коронавирусом сталкивается со стойкими нарушениями сна. Как с этим бороться?

– Инсомния в период восстановления обусловлена последствиями ишемических процессов или, проще говоря, кислородным голоданием. Бессонница со временем уйдет, но это займёт до полугода-года. Не советовал бы сразу обращаться к лекарствам. При лёгких и средних формах рекомендуются упражнения и методики, повышающие насыщение крови кислородом. Идеально – скандинавская ходьба, прогулки перед сном (но не бег!). Полезен контрастный душ: утром начинаем с горячего и заканчиваем холодным, вечером – наоборот. Компенсировать ночное бдение дневным сном – не вариант, он лишь усугубит ситуацию.

– Можно ли смягчить проблему физической нагрузкой?

– Сразу налегать на физические упражнения нельзя. В период реабилитации очень полезно плавание, но всё зависит от общего состояния и степени поражения лёгких. Лучше проконсультироваться с лечащим врачом. Ведь почему от ковид-пациентов требуют лежать на животе? Экскурсия грудной клетки меньше, следовательно, меньше поражение лёгких. По этой же причине неверен совет сразу после болезни надувать шарики. На этапе реабилитации – да, пожалуйста.

Людей не надо «ломать через колено», их надо убеждать.

– Ильгиз Фаритович, как вы относитесь к обязательной вакцинации? С точки зрения психолога правильные методы выбраны?

– Вакцинация, конечно, спасение. Мы, врачи, владеем реальной информацией: привитые болеют, но умирают значительно реже. Другое дело, что агитационная кампания ведётся как-то односторонне, в лобовую, в отсутствие дискуссии и альтернативных мнений. Психологов к этому привлечь забыли. Не секрет, что среди так называемых «антиваксеров» есть учёные, микробиологи, инфекционисты, их тоже нужно привлечь к диалогу. Пока же на эту тему больше вещают ангажированные артисты, шоумены и т.п. Это вызывает отторжение, недоверие. Людей не надо «ломать через колено», их надо убеждать. Когда этого нет, появляются мифы, что вакцинация чревата онкологией, бесплодием, рождаются теории заговора: прививка – не спасение, а чипирование. Тот же недопуск иностранных вакцин, которые многие россияне считают более безопасными, с позиций социальной психологии сомнительный шаг. Ведь главная задача – максимальная защита популяции, и тут все средства хороши.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах