aif.ru counter
4078

«Молчат и терпят». Почему медики в Башкирии не борются за свои права

Сюжет Все о коронавирусе в Башкирии
pixabay.com / pixabay.com

В пандемию коронавируса нагрузка на врачей выросла в разы, при этом их трудовые права зачастую нарушаются. О том, на что жалуются медики чаще всего, и что необходимо сделать, чтобы они спокойно занимались лечением больных, UFA.AIF.RU рассказал координатор профсоюзной организации «Действие» в Башкирии, помощник депутата регионального госсобрания Антон Орлов

Антон Орлов
Антон Орлов Фото: Из личного архива

Пока не доведут

Айгуль Нургалеева, UFA.AIF.RU: – Антон, врачи сообщают нам на условиях анонимности, что их права нарушаются, а открыто за свои права выступают редко. Почему, на ваш взгляд, так происходит?

– К сожалению, коллективы терпят до последнего. Вроде бы в апреле созрели до протеста врачи РКБ имени Куватова, и чтобы защититься от руководства в лице главврача Эльзы Сыртлановой хотели создать профсоюз. Но потом по неизвестным причинам отказались от этой идеи. Объяснили тем, что не нашёлся смелый человек, который стал бы председателем.

А, например, в Архангельской ЦРБ после истории с закрытием сотрудниц в морге на изоляцию, все сложилось иначе. Когда руководство начало «прессовать», сотрудники психотерапевтического отделения создали там профсоюзную ячейку. После этого уволилась главврач Архангельской больницы, думаю шлейф её решений (закрытие в морге, отказ в госпитализации медсестер в райбольнице и др.) сыграл какую-то роль. При встрече она мне сказала, что «Действие» - чуть ли не экстремистская организация, ячейка якобы занимается саботажем, парализует работу лечебного учреждения. Вместо конструктивных действий, реагирования на сигналы она искала врагов. Думаю, это не единственный такой руководитель медучреждения. Там врио главврача человек из старой команды, вряд ли что-то изменится к лучшему в ближайшее время.

– На сотрудников этой больницы по-прежнему оказывается давление?

– В последнее время прошло несколько проверок именно психотерапевтического отделения. Персонал вынуждали уволиться, грозились перевести в другое отделение с понижением зарплаты, но после моей встречи с бывшим главврачом Хатмуллиной еще в качестве помощника депутата Госсобрания РБ от этих идей она отказалась. Шумиха очень помогла: выплаты медсестры получили, зарплату им не срезали. Вопрос остался с уборщицей из этого отделения, которая в провизорном госпитале должна была быть санитаркой. Но её на эту должность так и не перевели. В прокуратуру направили запрос по этому поводу. Это проблема всех больниц: санитарок понизили в уборщицы, урезали им зарплаты в два раза, а функции не изменились. И им вообще доплаты не положены. Так как в Минздраве России считают, что техперсонал не взаимодействует с больными, хотя уборку в отделениях с ковид-больными ведут они. Значит, должны быть экипированы и получать доплаты. Такие кризисы и должны людей вынуждать бороться за свои права.

Сам и виноват

– Бывает, что родственники умерших пациентов винят в произошедших трагедиях врачей. Насколько частой стала такая практика?

– Нельзя все грехи вешать на медработников, хотя бывают и случаи халатности. Но сама система российского здравоохранения выстроена таким образом, что неспособна справиться даже в обычное мирное время с нормальным объемом работы, а во время такой пандемии все проблемы оптимизации обострились. Сейчас на врачей ложится просто колоссальная нагрузка. Некоторые работают на две-три ставки. Винить их в недоработке – несправедливо. Например, в Межгорье два терапевта в медсанчасти ушли в отпуска и фельдшерам скорой помощи сказали, что они будут ездить как терапевты на вызовы к больным, то есть будут работать за терапевтов. Это без допсоглашений, без трудового договора и доплат. А потом, если что-то случится, медработник будет во всём виноват.

– Много жалоб на скорую помощь: почему она не приезжает быстро, не может оказать вовремя помощь? 

– Это самая ущемляемая подветвь медицины. Подстанции скорой помощи находятся на передовой, и все прелести оптимизации отрасли чувствуют на себе. Неслучайно станция скорой помощи Уфы создала первичную организацию «Действие» одна из первых в регионе. В Ишимбайской ЦРБ коллектив скорой помощи недавно тоже это сделал. А в большинстве своем на вызов выезжают неполной бригадой. В отделениях по штатному расписанию сотрудников гораздо больше, по факту работает меньше. Как только кто-то уходит в отпуск, остальные испытывают повышенные нагрузки, им за переработку недоплачивают.

Недавно в Волгограде в суде была одержана победа по неукомплектованным бригадам. Суд обязал минздрав региона выпускать на линии по три человека. Мы тоже будем бороться за это. Ведь люди на вызовах сильно устают в одиночку – часто выезжает один фельдшер. Эту проблему можно решать. Министру региона сотрудники скорой помощи писали обращение, чтобы выпускникам медколледжа вместе с дипломом выдавать удостоверение фельдшера и зачислять в скорую помощь тех, кто учится на бюджете.

Борьба за выплаты

– В минздраве региона утверждают, что стимулирующие выплаты получают все медработники, сами медики говорят, что получить их не так просто. Как ситуация обстоит на самом деле?

– Когда нам пожаловались на отсутствие выплат сотрудники скорой помощи Уфы и Ишимбая, первый шаг был – заявления от каждого сотрудника на имя главврача. Он сделал перерасчёт, выплаты пошли. Если бы этого не произошло, обратились бы в прокуратуру. Сейчас в городской больнице Салавата вопрос решаем. 90 сотрудниц роддома выплаты не получали, хотя у них были и COVID-положительные истории. Я подготовил коллективное обращение на имя главврача на выплаты за риск – по постановлению правительства России № 415. Если не решат, обратимся в прокуратуру.

Но ситуации везде разные. Так, на станции скорой помощи Уфы выплаты за риск по этому постановлению постоянно идут. Проблема возникла в другом: всем ставят диагнозы «вирусная пневмония, с не идентифицированным вирусом», не признают коронавирус. В последний месяц снизилась статистика: ежедневно ковид 35, а внебольничная пневмония – 100- 200. В итоге нет выплат именно по 484 постановлению правительства РФ – именно за контакт с больным этой инфекцией.

Проблема возникла в другом: всем ставят диагнозы «вирусная пневмония, с не идентифицированным вирусом», не признают коронавирус. В итоге нет выплат именно по 484 постановлению правительства РФ – именно за контакт с больным этой инфекцией.
АиФ

– А как это доказывать? Какая практика в других регионах?

– Не получается пока с этим бороться. Опровергнуть диагноз сложновато. Например, в Пензенской области вся скорая помощь вступила в профсоюз «Действие», и там выплаты всем медработникам проходят вообще без проблем. Потому что сотрудники скорой помощи могут в какой-то момент взять и объявить итальянскую забастовку.

Бороться за свои права можно разными методами, в том числе, приостанавливая работу. Последнее –крайняя мера. Пока ещё до этого не дошло. Надо, чтобы сами медики начали принимать участие в решениях руководства учреждения и минздрава. Официальный профсоюз часто не советуется с коллективом, а протаскивает решения руководства больницы. Сегодня мы взаимодействуем с надзорными органами. Сначала пишем заявление на имя главврача больницы с перечислением историй вызовов к пациентам из группы риска и с подтвержденным COVID. Если ответ отрицательный, обращаемся в прокуратуру. В Ишимбае есть и другие проблемы. Главврач на основании колдоговора с 1 октября отменяет доплаты медработникам за стаж и за категорию, что существенно понизит зарплату медиков. Сначала он издал такой приказ с 1 июля. После противодействия ячейки профсоюза и всего коллектива больницы перенес действие этого приказа на 1 октября. Мы будем с этим бороться.

– Чем объясняет снятие доплат? Разве легче работать стало?

– Нет, просто кредиторская задолженность лечебного учреждения выросла. Но люди же здесь ни при чём. Как главврач и администратор он должен эту проблему решать. Всё-таки это не коммерческое учреждение, а государственное бюджетное. В конце концов пусть едет к Забелину (министр здравоохранения Башкирии – ред.) и вымаливает деньги. Коллектив сам писал жалобу в районную прокуратуру, но она медикам никак не помогла.

Проблема в том, что Минздрав России в конце мая направил в региональные министерство письмо, по которому категории медработников, имеющих право на выплаты, должны быть сокращены. Хотя изначально, согласно указу президента страны, деньги были положены всем. А по приказу Минздрава выплаты теперь будут лишь эпидбригадам. Но проблема в том, что даже на самой крупной, уфимской скорой, из всех бригад сформировали лишь одну такую. Она чисто физически не сможет обслуживать все вызовы с подозрением на covid. В связи с этим руководитель профсоюза «Действие»  Андрей Коновал обратился в генпрокуратуру России с жалобой на минздрав, но пока результатов нет.

– Средств индивидуальной защиты везде хватает?

– Были жалобы. Например, на станцию скорой помощи Уфы мы дополнительно поставили 250 комплектов одноразовых СИЗов, когда стояла 40-градусная жара. Костюмы, маски, перчатки-то есть, но многоразовые, резиновые, и работать в них в аномальную жару – это самоубийство. Чуть до тепловых ударов не доходило.

– А направление переболевших медиков в санатории – правильная, на ваш взгляд, мера?

– Я сам объехал несколько санаториев, хотел пристроить членов нашей ячейки, врачей скорой помощи. Директор санатория «Юматово» сказал об этих профсоюзных сертификатах, которые будут действовать с 1 сентября. Идея-то хорошая. Думаю, надо предоставлять их не только переболевшим. Если врачу повезло, и он не заболел, но пахал как проклятый два и три месяца за себя и за тех, кто ушел на карантин, он тоже сильно устал. Отдых ему необходим.

Справка
В профсоюз «Действие» сегодня в Башкирии входят 190 человек в шести трудовых коллективах. До пандемии в регионе было лишь две ячейки – в салаватском роддоме и уфимской станции скорой помощи. За год число членов организации в республике выросло в три раза. Обращаться за консультациями и с жалобами можно по телефону 8-996-105-49-59.

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах