Примерное время чтения: 8 минут
327

Подвижница гения. О женщине, вернувшей Уфе имя Шаляпина

В Уфе появился долгожданный музей музыки им. Шаляпина. Он разместился в отреставрированном особняке Соловьёвых на ул. Свердлова. Проект, которого культурная общественность ждала более 30 лет, реализован во многом благодаря усилиям энтузиастов, почитателей таланта знаменитого певца – журналистов, краеведов, музыкантов. Но вот первопроходцем «шаляпинского» движения в Уфе стала Галина  Бельская – инженер по профессии, патриот по духу, гуманист и подвижник по призванию.

«Все мы - шаляпнутые!»

Долгое время тот факт, что первое профессиональное выступление Шаляпина случилось именно в Уфе, в силу ряда причин был скрыт от широкой общественности – официальных публикаций на эту тему не было, этот фрагмент истории хранили лишь воспоминания уфимских старожилов. Скупая информация стала появляться лишь в 60-х. А в начале 90-х по инициативе Галины Бельской в Уфе зародилось и стало набирать силу Шаляпинское движение. Вот что пишет о том периоде её коллега и подруга, известный журналист Нина Жиленко: «Бельская нашла себе дело, труднее которого сложно придумать: возрождение духовности, пропаганда русской культуры через личность и творчество Фёдора Ивановича Шаляпина. Обсуждая с ней шаляпинские планы, даже я, знавшая эту женщину столько лет, была потрясена её неистовостью. «Галка, да ты - просто шаляпнутая!» - вырвалось у меня. Она нисколько не обиделась: «Все мы шаляпнутые!».  Имя великого баса стало полноценным достоянием уфимской истории.

В конце 1991-го по приглашению президента межрегионального Шаляпинского центра Юрия Тимофеева Галина Александровна поехала в Москву, в Международный центр музыкальных деятелей, где в кабинете знаменитой певицы Ирины Архиповой познакомилась с шаляпинцами из столицы и других городов. В 1992-м она возглавила Уфимское отделение Шаляпинского центра. Было определено два главных направления: сохранение и выявление памятников истории и культуры, связанных с именем великого певца, а также просветительское и образовательное. По сути, ей предстояло заново открыть Шаляпина.

От её энергии искрили провода

Начало её деятельности было бурным, на первых порах одержимость и натиск Галины Александровны отпугивали определённую часть народа, в том числе журналистов. Некоторые сразу становились её единомышленниками - но это были единицы. Стоило ей появиться в Доме печати, как сотрудники отделов культуры прятались, а редакторы пытались объяснить, что невозможно в каждом номере газеты писать об одном Шаляпине. Она же считала: чем чаще, тем полезнее для дела.

Разумеется, потом все привыкли к ней, стали помогать, и она стала более дипломатичной. Однажды в переломный момент разговора с главой районной администрации, который решил закрыть детсад, работавший по Шаляпинской программе, Галина Александровна вдруг восхищенно покачала головой: «Какие у вас красивые руки! Руки человека, любящего искусство!». Правда, это не помогло - детский сад всё равно закрыли.

В редких случаях, когда конфликт был неизбежен и она начинала терять терпение, уже никто и ничто не могло её остановить. В результате противник, до этого желавший остаться в стороне от Шаляпинского движения, был повержен, в его кабинете ещё долго шипели, искрясь, оборванные провода. Но Галина Александровна обладала мощной энергетикой, способной не только обрывать, но и соединять провода. Сотрудники Аксаковского музея вспоминают одну мистическую историю. Довольно долго у них не работал телефон. И вдруг раздаётся звонок. Все обрадовались: «Заработал!». Звонила Галина Александровна - поделилась новостями, рассказала то ли о какой-то поездке, то ли о том, как сумела выбить деньги для детского конкурса. Попрощалась, положила трубку. А телефон… снова заглох, причём надолго.

Наивно думать, что она сумела изменить отношение чиновничьей братии к культурному наследию. Конечно, те не смели ей хамить или возражать. А когда сам президент республики Муртаза Рахимов стал поддерживать Шаляпинскую программу, Бельская смогла избавиться от самого невыносимого, что может быть в жизни подвижника, - войны с бюрократами.

Уфимские адреса Шаляпина

9 октября 2000 года в отреставрированном здании бывшего Дворянского собрания, а ныне - Института искусств состоялось торжественное открытие Концертного зала имени Ф.И. Шаляпина. Реконструкцию взял под личный контроль сам Муртаза Губайдуллович, а ремонт проходил под неустанным наблюдением Бельской. «И не дай Бог, если кто-нибудь собирался выкинуть дореволюционный гвоздь, дверную ручку, за которую, наверняка, подержался юный Шаляпин, или кусок гипса с потолка…», - вспоминает завкафедрой истории музыки Светлана Платонова.

В 1996 году было принято постановление Правительство об открытии музея в доме по ул. Гоголя, 1, где юный Шаляпин квартировал в свои уфимские гастроли. «В начале 1999 г. утвержден проект реконструкции здания под музей; после отселения жильцов по плану минкультуры начнутся ремонтно-строительные работы, - писала Галина Александровна. - А мы, шаляпинцы-активисты, давно собираем дарения для фондов и библиотеки будущего музея. В Национальном музее РБ нам выделено помещение, которое заполняется предметами быта конца XIX-начала ХХ века, печатной и фотопродукцией, полученными от уфимцев, из Москвы, Санкт-Петербурга, Казани, Пензы, Владимира, Волгограда, Самары, Вены, Парижа, Варшавы, Вроцлава, Нью-Йорка, Рима…». Среди всего этого богатства особое место занимает керосиновая лампа из питерского дома певца, подаренная председателем Шаляпинского общества Санкт-Петербурга Юрием Пономаренко.

«Всё это, может быть, изрядно отдает маниловщиной, - говорила Бельская, - но я так и вижу преображённый южный склон реки - кусочек старого города, между памятником Салавату и Домом республики, с брусчаткой, старинными фонарями, гостиницей, рестораном, магазином, музыкальным салоном, музеями Шаляпина и Рудольфа Нуреева. Они должны быть рядом. До чего похожи их судьбы: оба прославили Россию, и у того, и у другого дебют состоялся в Уфе. Это будет историко-культурный, туристический Шаляпинский центр. А в Труниловской слободе, где он жил у прачки на Павлуновского, 6, можно устроить памятную колонну и смотровую площадку над рекой».

Но вскоре разговоры вокруг будущего музея стихли. А осенью 2000-го перед входом в концертный зал им. Шаляпина установили скульптуру певца. Тоже идея Бельской, да и автора, молодого скульптора Рустема Хасанова, разыскала она. Не успел он проснуться знаменитым, а Бельская уже мысленно видела другую скульптуру в его исполнении, но теперь было решено поставить памятник на улице между институтом искусств и гостиницей «Агидель». Обновила она и старую мемориальную доску - теперь она из белого мрамора с барельефом артиста. В институте рассказывают, что, когда намечался визит почетных гостей, Галина Александровна украшала доску маленьким букетиком - иногда цветы украдкой срезала в кабинете ректора, но ей прощалось и это.

«Пожирала культуру, где могла»

Галина Александровна совершила настоящий переворот в уфимской педагогике - она пропитала Шаляпиным весь город. В школах и колледжах писали сочинения, в вузах - курсовые и дипломные на тему «Шаляпин. Музыка. Театр». В библиотеках проходили специальные мероприятия, детсадовцы инсценировали «Блоху». Стали проводиться серьёзнейшие конкурсы: республиканский для учащихся художественных школ, для юных пианистов - открытый городской имени Веры Тимановой, для маленьких вокалистов – «Дебют». Эти праздники живописи и музыки открывали новые имена и возможности для начинающих дарований.

Бельская продолжала ездить на всевозможные конкурсы и выставки в Москву, Питер, Казань, не говоря об Уфе: каждый вечер - театр или концерт. Запросто могла явиться на собрание Союза писателей или художников. Подобно своему кумиру она, как губка, впитывала лучшие веяния времени и «пожирала культуру везде, где только можно».

В 1994 году во французской газете «Русская мысль» вышла её статья «Ф.И. Шаляпин в Уфе», послужившая началом международных связей. Президент Русского музыкального общества Франции граф Пётр Шереметев, приехавший на XVI Международный конкурс вокалистов им. Глинки, помог установить контакт с оргкомитетом фестиваля в Кольмаре, его организатором и художественным руководителем Владимиром Спиваковым. Очередной фестиваль посвятили 125-летию Ф. Шаляпина. В Кольмар были отправлены материалы об уфимском Шаляпинском движении.

А со Спиваковым Бельская встретилась в Уфе, на презентации благотворительного фонда прославленного виртуоза. Владимир Теодорович восхитился календарём «Фёдор Шаляпин и Старая Уфа» и школьной тетрадью с портретом Шаляпина. Кроме того, именно Галина Александровна подала идею выпуска водки «Шаляпин», шоколада «Борис Годунов» и таксофонной карточки «Роли Шаляпина».

В 1998-м в Уфе побывал посол Франции в России Юбер-Колен де Вердье, его заинтересовали образовательная программа, а также проекты Дома-музея и Шаляпинского центра. Бельская разыскала многих шаляпинских потомков и по возможности поддерживала с ними отношения. Близкая дружба связывала её с дочерью великого баса Мариной Фёдоровной. Сидя у себя на кухне, по настроению могла вдруг сказать: «Ай, позвоню-ка я Марине Фёдоровне!». Набирала номер - в предместье Рима поднимали трубку… А 29 августа 1999 г. на открытии памятника Шаляпину в Казани она познакомилась с внучкой певца Ириной Борисовной и правнучкой Дасей из США. Так с её подачи, потихоньку, исподволь Уфа оказалась втянутой в мировое культурное пространство.

Вспоминая Галину Александровну, думаю: гении рождаются раз в сто лет, но ведь и подвижники вроде неё - тоже не часто. Какой надо иметь характер, чтобы заставить чиновников от культуры должным образом относиться к памяти людей, составивших славу и гордость России!

… Незадолго до кончины Галина Александровна побывала в Уфимском планетарии, чтобы увидеть малую планету «Шаляпин». Но удалось ей это или нет – история умалчивает.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах