Примерное время чтения: 9 минут
504

Призрак за столом и мешок царских купюр. Тайны дома писателя Аксакова в Уфе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. АиФ-Башкортостан № 12 20/03/2024
В ближайшее время в доме-музее С. Аксакова начнётся реставрация.
В ближайшее время в доме-музее С. Аксакова начнётся реставрация. Башинформ

Глава Башкирии Радий Хабиров поручил провести реставрацию дома-музея Сергея Аксакова в Уфе к 2026 году, когда будет отмечаться 235-летие со дня рождения писателя. В этом особняке прошло раннее детство автора известных книг «Аленький цветочек», «Семейная хроника» и «Детские годы Багрова-внука». Историю и тайны старинного здания, рассказывает «АиФ-Башкортостан».

Окнами в сад, с видом на реку

Одноэтажный дом с мезонином построен в середине XVIII века из уральской лиственницы и представляет собой интересный образец деревянной архитектуры. Во второй половине XVIII века здесь размещалась канцелярия уфимского наместничества, здесь же жила семья деда Аксакова по матери – Николая Семёновича Зубова, товарища (заместителя) наместника. После его смерти дом выкупил отец писателя – Тимофей Степанович Аксаков, а в 1793 году перевёз сюда из Голубиной слободки семью – жену Марию Николаевну и трёхлетнего Серёжу. Первые детские воспоминания об этом доме Аксаков описывает в своей знаменитой книге «Детские годы Багрова-внука»: «Дом был обит тесом, но не выкрашен; он потемнел от дождей, и вся эта громада имела очень печальный вид. Дом стоял на косогоре, так что окна в сад были очень низки от земли, а окна из столовой на улицу, на противоположной стороне дома, возвышались аршина три над землей; парадное крыльцо имело более двадцати пяти ступенек, и с него была видна река Белая почти во всю свою ширину…».

Неудивительно, что любимым развлечением маленького Серёжи было наблюдение за рекой, особенно в период ледохода и широкого разлива. «Торопливо заглянул Евсеич в мою детскую и тревожно-радостным голосом сказал: «Белая тронулась!». Мать позволила, и в одну минуту, тепло одетый, я уже стоял на крыльце и жадно следил глазами, как шла между неподвижных берегов огромная полоса синего, тёмного, а иногда и жёлтого льда. Далеко уже уплыла поперечная дорога, и какая-то несчастная чёрная корова бегала по ней как безумная от одного берега до другого. Стоявшие около меня женщины и девушки сопровождали жалобными восклицаниями каждое неудачное движение бегающего животного, которого рёв долетал до ушей моих, и мне стало очень его жалко», - пишет Аксаков в «Детских годах...».

Дом был окружён большим садом, который, впрочем, по воспоминаниям писателя, был «не красив»: «…кое-где ягодные кусты смородины, крыжовника и барбариса, десятка два-три тощих яблонь, круглые цветники с ноготками, шафранами и астрами, и ни одного большого дерева, никакой тени; но и этот сад доставлял нам удовольствие, особенно моей сестрице, которая не знала ни гор, ни полей, ни лесов».

В хорошую погоду Серёжа любил вместе с маменькой сидеть у окна и любоваться садом. «Один раз, сидя на окошке…  услышал я какой-то жалобный визг в саду; …мать послала девушку, и та через несколько минут принесла в своих пригоршнях крошечного, ещё слепого, щеночка, который, весь дрожа и не твердо опираясь на свои кривые лапки, тыкаясь во все стороны головой, жалобно визжал, или скучал, как выражалась моя нянька. Мне стало так его жаль, что я взял этого щеночка и закутал своим платьем». Дворняжку назвали Суркой, он благополучно прожил у Аксаковых 17 лет и был не раз упомянут в повестях писателя.

Гости – известные и знаменитые

Серёжа рос живым ребёнком, радовал родителей смышлёностью и способностями: в четыре года он уже бегло читал, а в пять лет декламировал наизусть Сумарокова и Хераскова, по-своему пересказывал и разыгрывал сказки «Тысячи и одной ночи».

Семья Аксаковых отличалась душевной теплотой и щедростью, в уфимских кругах была известна своим радушием и гостеприимством. Мария Николаевна славилась красотой и умом, много читала и обладала редкой для женщин того времени образованностью, в юности состояла в переписке с известными просветителями Николаем Новиковым и Дмитрием Аничковым. Впрочем, это не мешало ей разделять светские понятия и предрассудки, обычные для людей её круга.

Дом Аксаковых всегда был полон гостей. «Знакомых ездило очень много, но я их мало знал. Мне хорошо известны и памятны только те, которые бывали у нас почти ежедневно и которые, как видно, очень любили моего отца и мать и нас с сестрицей. Это были: старушка Мертваго и двое ее сыновей Дмитрий Борисович и Степан Борисович Мертваго, Чичаговы, Княжевичи, у которых двое сыновей были почти одних лет со мною, Воецкая, которую я особенно любил за то, что её звали так же, как и мою мать, Софьей Николавной, и сестрица её, девушка Пекарская; из военных всех чаще бывали у нас генерал Мансуров с женою и двумя дочерьми, генерал граф Ланжерон и полковник Энгельгардт; полковой же адъютант Волков и другой офицер Христофович, которые были дружны с моими дядями, бывали у нас каждый день; доктор Авенариус - также это был давнишний друг нашего дома. С детьми Княжевичей и Мансуровых мы были дружны и часто вместе игрывали», – пишет Сергей Аксаков.

По воспоминаниям писателя, фирменным десертом маменьки было миндальное пирожное, которое она готовила собственноручно. Это был настояший эстетический ритуал, который Аксаков тщательно описал в вышеупомянутой повести. «Сидя за столом, я всегда нетерпеливо ожидал миндального блюда не столько для того, чтоб им полакомиться, сколько для того, чтоб порадоваться, как гости будут хвалить прекрасное пирожное, брать по другой фигурке и говорить, что «ни у кого нет такого миндального блюда, как у Софьи Николавны».

Дух деда за столом

Ну, и какой же барский особняк без мистики и привидений? Не стал исключением и дом Аксаковых. После смерти прежнего хозяина молодая семья сделала в жилых комнатах некоторое переустройство. Обстановку рабочего кабинета Зубова по просьбе Марии Николаевны решили не трогать. Может, это и сыграло злую шутку с его наследниками?

«У нас в доме была огромная зала, из которой две двери вели в две небольшие горницы, довольно тёмные, потому что окна из них выходили в длинные сени, служившие коридором; в одной из них помещался буфет, а другая была заперта; она некогда служила рабочим кабинетом покойному отцу моей матери; там были собраны все его вещи: письменный стол, кресло, шкаф с книгами и проч. Нянька сказала мне, что там видят иногда покойного моего дедушку Зубова, сидящего за столом и разбирающего бумаги. Я так боялся этой комнаты, что, проходя мимо неё, всегда зажмуривал глаза. Один раз, идучи по длинным сеням, забывшись, я взглянул в окошко кабинета, вспомнил рассказ няньки, и мне почудилось, что какой-то старик в белом шлафроке сидит за столом. Я закричал и упал в обморок».

Вернувшаяся вскоре Мария Николаевна, узнав о случившемся и его причинах, пришла в гнев: приказала отпереть кабинет деда, ввела туда дрожащего от страха сына и показала, что там никого нет, а на креслах висит какое-то бельё. «Она употребила все усилия растолковать мне, что такие рассказы – вздор и выдумки глупого невежества», - пишет Аксаков в «Детских годах…». И хотя мистическая тайна, казалось, была развеяна, поселившийся страх не покидал Серёжу все годы жизни в «зубовском» доме.

После Аксаковых

В этом доме (ныне ул. Расулева, 4) семья Аксаковых прожила до 1798 года – той осенью родители увезли семилетнего Серёжу в имение деда в Бугурусланском уезде. В 1860-е годы дом купил статский советник и губернский предводитель дворянства Александр Степанович Листовский, а в 1904 году особняк приобрела у его наследников дочь знаменитого генерала Константина Петровича Кауфмана, жена сенатора и товарища (заместителя) госсекретаря Российской империи Елена Константиновна Харитонова. Она и стала последней владелицей усадьбы.

После революции особняк национализировали, и более полувека в нём располагался городской кожвендиспансер (с перерывом на годы Великой Отечественной войны, когда здесь разместили госпиталь). С начала 70-х годов в доме прописалась библиотека работников просвещения. Он чудесным образом уцелел в 60-е, когда микрорайон активно застраивался жилыми домами. Спасти особняк от сноса помогли усилия энтузиастов-краеведов Гудковых, а также нынешнего директора музея, главы Башкирского (Аксаковского) отделения Международного фонда славянской письменности и культуры, писателя Михаила Чванова.

Старинные тексты и советские рецепты

В конце 80-х началась реставрация здания. Автором проекта выступила архитектор Земфира Хатмуллина, сбором экспонатов и литературного материала занимались научные сотрудники музея Эльмира Терегулова и Татьяна Петрова. В ходе реставрации, когда вскрыли фундаменты и потайные подземные полы, в подвалах под штукатуркой вскрылись куски старинных обоев и листы писчей бумаги, исписанные текстами с Ѣ. А под козырьком крыши кроме стеклянных пробирок и полуистлевших рецептов («наследие» кожвендиспансера и госпиталя) строители обнаружили мешок с царскими купюрами.

В 1991 году, объявленном по инициативе ЮНЕСКО «годом Аксакова», к 200-летию со дня рождения писателя музей открыл двери для посетителей.

«Мы радовались: пали стереотипы, Сергей Аксаков перестал быть лишь "апологетом патриархального быта" и "крепостником", признан «всерьёз», и уже не надо рассказывать, кто он, чем знаменит, почему важен и нужен нам. Со "знаменем" Аксакова ходили по министерским кабинетам краевед Георгий Гудков и писатель Михаил Чванов. Это они разбудили общественное мнение и добились-таки начала работ по созданию мемориального музея в доме, где прошли детские годы писателя», - вспоминает старший научный сотрудник дома-музея Татьяна Петрова.

Сегодня фонд мемориального дома-музея С.Т. Аксакова насчитывает около 7 тыс. предметов хранения. Экспозиция мемориальной части, воссоздающая интерьеры второй половины XVIII века, знакомит с историей Уфы и Уфимского наместничества, с «семейной хроникой» Зубовых-Аксаковых. В литературной экспозиции представлены материалы о казанском ученическом периоде жизни С.Т.Аксакова, его театрально-критической деятельности, творчестве в контексте русской литературы XVIII-XIX веков, ближайшем окружении. Один из разделов посвящён жизни и деятельности Константина и Ивана Аксаковых – выдающихся общественных деятелей, идеологов славянофильства. В литературно-музыкальной гостиной воспроизведён интерьер губернаторского дома второй половины XIX века. Здесь хранятся документы, связанные с деятельностью сына писателя – Григория Аксакова, с 1865 года первого уфимского губернатора.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах