537

«Зрители не имеют значения». Какие шансы у башкирских олимпийцев в пандемию

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. АиФ-Башкортостан № 29 21/07/2021
Фехтование - один из самых доступных и интеллектуальных видов спорта.
Фехтование - один из самых доступных и интеллектуальных видов спорта. freepik.com

23 июля состоится открытие XXXII летних Олимпийских игр в Токио. Событие, перенесённое из-за пандемии на год, станет необычным в истории спорта: впервые оно пройдёт без зрителей. Из 335 участников Олимпийской сборной России пятеро – представители Башкирии. Каких результатов ждать от наших олимпийцев? Как обстоят дела с подготовкой новых чемпионов? Почему не любой спортсмен мечтает о думском кресле? Об этом мы беседуем с заслуженным тренером России, чемпионом мира по фехтованию Анваром Ибрагимовым.

Анвар Ибрагимов чемпион мира по фехтованию

Анвар Ибрагимов Фото: Из личного архива

Досье
Анвар Ибрагимов родился в 1965 году в Уфе. В 1990 году окончил Ленинградский военный институт физической культуры, в 1997 году – юридический факультет БашГУ. Фехтовальщик, заслуженный мастер спорта СССР, заслуженный тренер России, полковник запаса ВС РФ. Бронзовый призер чемпионата мира и Универсиады-1985, олимпийский чемпион-1988, серебряный призёр чемпионата мира-1995.

Венец карьеры

Игорь Егоров, «АиФ-Башкортостан»: – Анвар Камильевич, как считаете, стоит ли проводить игры в условиях пандемии?

Анвар Ибрагимов: – Безусловно, стоит. Олимпиада – не просто состязания, это венец карьеры спортсмена, верх его мечтаний. Да, коронавирус многое изменил, в том числе условия проведения Игр. Но хозяева Олимпиады создали беспрецедентные условия безопасности. Во-первых, не будет контактов и зрителей: в одном вестибюле уже не встретятся спортсмен и болельщик. Во-вторых, олимпийская деревня будет принимать только участников Игр и обслуживающий персонал. Никаких увеселительных мероприятий. Для спортсменов отведут специальные комнаты по два-три человека, их будут развозить в отдельных электромобилях. Ну, и, наконец, после окончания соревнований участников сразу же отправят домой.

– А не будут ли соревнования скучными и не интересными без болельщиков? Ведь спортсмен не получит необходимой поддержки?

– Так не считаю. Настоящий спортсмен-профессионал всегда имеет поддержку – со стороны родных и близких. И то, что на трибунах не будет зрителей, думаю, для честной спортивной борьбы не имеет особого значения. Сам участник понимает всю важность этого события для себя и хлопки болельщиков по сравнению с этим – мелочь. Кроме того, среди фехтовальщиков всегда есть поддержка. Пока один выступает – за него болеют другие участники команды и сам тренер.

На высоком уровне

– В этом году в олимпийскую сборную России от Башкирии вошли два фехтовальщика – Тимур Сафин и Аделина Загидуллина. Как оцениваете уровень подготовки этих ребят?

– Да, надежды очень большие. Оба спортсмена – высококлассные профессионалы. Тимур – прекрасный парень с настоящим мужским характером, очень работоспособный и технически грамотный фехтовальщик, олимпийский чемпион 2016 года. Аделина тоже очень опытный, волевой боец, чемпионка мира, уверенно попала в сборную. С недавних пор тренируется под руководством моего ученика – молодого тренера Артёма Седова, мастера спорта международного класса. В обоих спортсменов я очень верю, у них высокий уровень подготовки. Я с ними постоянно переписываюсь, даю советы и, естественно, желаю им успеха.

– Пандемия сильно отразилась на подготовке спортсменов?

– Не думаю. Конечно, она повлияла на ход подготовки мирового спортивного сообщества, поскольку были приостановлены практически все сезоны, свёрнуты все соревнования. Каждая страна придумывала свой выход из ситуации. Федерация фехтовальщиков России каждый месяц проводила Турнир сильнейших, отбирала лучших. Поэтому фехтование сильно не пострадало.

Началось с тусовки

– Расскажите, как вы пришли в фехтование? Почему выбрали именно его?

– Что самое интересное, не я выбирал фехтование – оно само выбрало меня. Мне было девять лет, когда к нам во двор на бульваре Ибрагимова пришёл тогда ещё молодой тренер, мастер спорта СССР Рамиль Аюпов и предложил заняться фехтованием. Наши старшие ребята, в том числе мой брат Искандер, записались в секцию. Ну, а вслед за ними и мы. Мои первые тренировки проходили в клубе ТРЗ, в парке Якутова – в двухстах метрах от дома. Честно говоря, поначалу рапира меня особо не интересовала. Я ходил в секцию ради встреч со сверстниками. Для меня это было своего рода тусовкой, где можно было пообщаться и весело провести время.

– А когда начали заниматься всерьёз? Помните свою первую победу?

– Ближе к 15-16 годам, когда я уже начал выступать, стал получать первую зарплату от госкомспорта. Тогда я уже стал сознательно этим заниматься, стал детально изучать приёмы – как правильно уколоть соперника, как самому уйти от удара. А когда ощутил вкус первых побед, уже уверенно осознал свой выбор. Впервые я победил в 1978 году на детском турнире «Кубок надежд». Он проходил в том клубе, где я тренировался. Тогда на эти соревнования прибыли спортсмены из Пензы, Магнитогорска. Однако переломным моментом в моей карьере стал турнир «Дружбы-84», в котором приняли участие соцстраны, бойкотировавшие летние Игры в Лос-Анджелесе 1984 года. Эта победа стала моим дебютом, там же я получил звание мастера спорта международного класса. Ну, а дальше – золото на олимпийских играх в Сеуле (1988).

– У вас было два тренера по фехтованию – Рамиль Аюпов и Марк Мидлер. Кто из них больше вложил в вас?

– Рамиль Аюпов – мой «фехтовальный отец». Он меня нашёл, заинтересовал и привил любовь к этому виду спорта. У него я тренировался до армии. Позже Марк Мидлер, корифей мирового фехтования, воспитавший немалое число олимпийцев, научил меня думать, разбудил во мне жажду победы. Поэтому я не выделяю никого из моих наставников и бесконечно благодарен обоим.

Нашёл свой путь

– Cравнивая советскую и российскую системы подготовки, можете выделить их достоинства и недостатки?

– У каждого времени свои плюсы и минусы. В советский период у нас было определённо небольшое количество международных турниров, зато проходили совместные сборы по видам оружия. В них могли участвовать 35-40 человек. И сборы были достаточно длинные – где-то три недели минимум. Теперь турнирный календарь расширился, практически каждый месяц проходит этап Кубка мира. Поэтому и система подготовки совершенно другая. Сборы перед турнирами проходят только первую пару месяцев, в основном это общефизическая подготовка, а потом уже – подготовка к этапу Кубка мира.

– Фехтование – доступный вид спорта? С каких лет отдавать ребёнка в секцию? Какие качества помогут вырастить из него олимпийского чемпиона?

– Фехтование всегда было доступным – и в советское время, и сегодня. Сейчас в секцию принимают детей 8-9 лет. В этом спорте важны не только физические кондиции, но и светлая голова, тактическое мышление, умение обманывать противника – это очень важные условия для будущего чемпиона. Неслучайно фехтование называют вторыми шахматами.

– В Башкирии фехтование популярно у детей и подростков? Есть у нас задел будущих чемпионов?

– После феерического успеха фехтовальщиков в Рио-де-Жанейро приток в секции был просто сумасшедшим. Немаловажную роль в популяризации сыграло возвращение двух наших олимпийских чемпионов – Артура Ахматхузина и Тимура Сафина. Поэтому задел будущих чемпионов в республике есть. Для этого созданы все условия – много спортивных залов, целая плеяда талантливых и грамотных тренеров. И мне очень приятно видеть ребят, которые пока не добились таких результатов, как Сафин, но упорно идут к своей цели. Это здорово!

– В каком возрасте фехтовальщики уходят из большого спорта? Чем потом зарабатывают на хлеб?

– У нас нет каких-то возрастных ограничений. Если, например, 18 лет в художественной гимнастике – это уже ветераны, то в фехтовании 23-25 лет – пик зрелости спортсмена. Рано у нас не заканчивают, многие выступают до 35 лет. Например, я фехтовал до 34. Если ты в форме, тебя никогда не попросят уйти из сборной. Наши профессионалы никуда не уходят – они остаются в фехтовальной жизни функционерами, тренерами, открывают свои школы, тренируют детей. Преемственность поколений в фехтовании очень большая.

– Чем сейчас занимаются ваши воспитанники Реналь Ганеев и Руслан Насибуллин? Остались в большом спорте или ушли в другую сферу?

– Ганеев уехал в Америку, живёт в пригороде Нью-Йорка и тренирует в американском клубе. Руслан Насибуллин живёт в Подмосковье, тренирует сборную мужскую команду по фехтованию на рапирах.

- Как получилось, что все члены вашей семьи — профессиональные спортсмены?

- Моя супруга Ольга Величко – двукратная чемпионка мира по фехтованию. С ней мы познакомились в 1979 году на соревнованиях в Москве, будучи ещё подростками. Сейчас она тренирует детскую команду ЦСКА. Наш сын Камиль – двукратный чемпион мира по фехтованию, но не рапирах, как мы с женой, а на саблях. В свои 28 лет он первый номер сборной. Нашей дочери Камилле 18 лет, она также занимается фехтованием, но пока крупных побед у неё нет. Надеемся, что они ещё впереди.

– Анвар Камильевич, многие спортсмены после окончания карьеры идут в политику. Вам не предлагали место в Госдуме или Курултае?

– Нет, не предлагали. Думаю, у каждого свой путь. Наверное, Александру Карелину или Алине Кабаевой сам Бог велел идти в политику. Главное, чтобы они решали вопросы спорта, а не гонялись за рублём, как это делает основная масса депутатов, получая по 600 тыс. рублей в месяц. Куда им такая зарплата? Я же прежде всего спортсмен, тренер сборной России, а не политик. Довольствуюсь тем, что у меня есть.

– Вы сейчас живёте в Москве. Часто приезжаете в Уфу?

– Уфа, Башкирия – мой родной дом. Приезжаю сюда как минимум три раза в год. Во-первых, здесь проходят детские турниры на кубок моего имени. Во-вторых, я провожу консультации, встречаюсь с тренерами, веду беседы и дискуссии. От родного дома я никогда не отрывался.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах