Примерное время чтения: 12 минут
322

«Время рассудит, что к чему». Директор музея в Уфе о скандалах и художниках

Башкирский государственный художественный музей имени М. В. Нестерова
Башкирский государственный художественный музей имени М. В. Нестерова Музей им. Нестерова

Что предпочитают местные ценители живописи? Чем, помимо картин, музей притягивает гостей? Почему не стоит переносить отношение к автору на его работы? Об этом и многом другом рассказал известный график, директор Башкирского художественного музея им. М.В. Нестерова Айрат Терегулов.

Айрат Терегулов
Айрат Терегулов Фото: Из личного архива Айрата Терегулова

Досье
Айрат Терегулов. Родился в 1957 г. в Уфе. В 1985 г. окончил худграф БГПИ. Член Союза художников России с 1991 г. Заслуженный художник РФ и РБ. Академик Российско-китайской академии изобразительного искусства.

На вкус и цвет

Светлана Истомина, «АиФ-Башкортостан»: Айрат Рауфович, в этом году исполнилось 160 лет со дня рождения М.В. Нестерова. Но, в отличие от предыдущего юбилея, обошлось без особых торжеств…

Айрат Терегулов: 160 лет – дата, безусловно, круглая, но не юбилейная. В трёх залах представлена достойная экспозиция основных работ Михаила Васильевича Нестерова из собрания музея. На выставке Древнерусского искусства можно видеть его графические эскизы к храмовым росписям. Замечу, что в этом году мы одновременно отметили 140-летие основоположника русского футуризма Давида Давидовича Бурлюка, провели много мероприятий, посвятили ему масштабный фестиваль. Сейчас работает выставка «Давид Бурлюк, Людмила Михневич, Вацлав Фиала». Со временем творчество художника притягивает к себе всё больше внимания, думаю, во многом благодаря нашей просветительской работе, многочисленным выставкам. Кстати, одну из работ американского периода творчества Бурлюка «Пейзаж с озером» в 2016 году преподнёс в дар музею маэстро Владимир Спиваков.

– Считается, что местная публика консервативна, тяготеет к классике. Какие выставки наиболее посещаемы уфимцами?

– По моим наблюдениям, привозные экспозиции. Мы стараемся показать всё разнообразие стилей и направлений в изобразительном искусстве – от академизма и романтизма до абстрактного экспрессионизма. Конечно, нужно знать и иметь возможность видеть произведения классиков. Но, естественно, важно показывать и качественное актуальное искусство.

– Даже такое неоднозначное, как, например, нашумевшая выставка московской гостьи?

– Понимаю, о чём вы. Проблема в том, что многие люди проецируют своё отношение к человеку на его творчество. Я же смотрю на работы Евгении Васильевой отвлечённо, как художник, и ничего трэшевого или скандального в них не нахожу. Это тот самый авангард, «экспрессивный абстракционизм», который зародился ещё в середине ХХ века. Эти работы перекликаются с творчеством Михаила Назарова и Николая Пахомова – они питаются от одного источника. Единственное: у Васильевой больше экспрессии, чем у наших земляков. А вообще, думаю, время рассудит, что к чему. И, поверьте: посетители интересуются этой выставкой, идут конкретно на неё. Симбиоз живописи, графики, скульптуры и видео-арта не оставляет равнодушными зрителей, особенно молодых.

Так получилось, что именно работы, которые нам больше понравились, автор и подарила музею. Они будут храниться в фондах, и когда наметятся соответствующие по тематике выставки, мы их непременно будем показывать, а попросят – отправим в другие музеи, пусть и там народ побурлит…

Айрат Терегулов. Синий бык, золотые стремена. х.м. 120х120 см. 2017.
Айрат Терегулов. Синий бык, золотые стремена. х.м. 120х120 см. 2017. Фото: Из личного архива Айрата Терегулова

Все виды искусства

– Ещё с 90-х в Нестеровском образовалось некое общественное культурное пространство. Поддерживаете эту традицию?

– Безусловно. Она пришлась горожанам, в том числе юным, по душе. Люди охотно посещают лекции по истории искусства, различные лектории, мастер-классы, кинопоказы, камерные концерты. Студенты института и училища искусств, специальной музыкальной школы, музыканты Национального симфонического оркестра буквально в очередь выстраиваются, чтобы выступить в музейно-концертном зале особняка. И они собирают публику, потому что акустика в особняке прекрасная, звучание отличное, атмосфера домашняя, уютная. Одно дело – в зале 500 человек и музыканты где-то там, вдалеке на сцене, и другое – камерная обстановка и музыка на расстоянии вытянутой руки.

– А как относитесь к свадебным и прочим фотосессиям в музейных залах?

– Почему нет? Такая музейная практика есть везде. Многие новобрачные просят сделать фотосессию в особняке, и мы не отказываем. Единственное требование – не мешать посетителям, поэтому мы выделяем специальное время, когда мало людей.

– Введение «Пушкинской карты» увеличило поток школьников и студентов?

– Да, и весьма заметно: например, в сентябре или в период каникул – в разы. Наш экскурсионный отдел был и остаётся на связи с образовательными учреждениями. Те, которые расположены в шаговой доступности, посещают музей регулярно. А вот для более отдалённых школ после введения требований к перевозке детей это стало затруднительно: мало найти автобус, он должен соответствовать определённым требованиям безопасности и оснащения, водитель иметь лицензию на перевозку детей. А уж привезти школьников из районов – отдельная песня… В наше время было проще – посадили на трамвай – и вперед…

Айрат Терегулов. Запоздалое бабье лето. 110х100 см. х.м.пастель. 2019
Айрат Терегулов. Запоздалое бабье лето. 110х100 см. х.м.пастель. 2019 Фото: Из личного архива Айрата Терегулова

Ограниченные возможности

– Одна из забот директора, безусловно, финансовый план. Труден он для выполнения?

– Надо признаться, что среди музеев Башкирии у нас самые высокие внебюджетные доходы, при том, что и по числу залов, и по числу экспонатов мы уступаем головному музею – Национальному: у нас 15 тыс. экспонатов, у них 185 тыс. Хорошие статьи доходов, после продажи билетов – книги по изобразительному искусству, брендовая продукция: кружки, магниты и пр. – они пользуются большим спросом и постоянно обновляются.

– Во всём цивилизованном мире музеи пользуются спонсорской поддержкой. Удаётся привлекать финансовых партнёров?

– К сожалению, только на временной основе, постоянных «друзей» у нас нет. Когда я сюда пришёл, пытался создать попечительский совет, но увы... Находим партнёров на разовые акции – в рамках одной выставки или проекта. Так, в 2020 году один уфимский бизнесмен помог привезти работы пермского скульптора Алфиза Сабирова. Выставку скульптуры московского художника Бориса Чёрствого помог реализовать Даниил, сын моего учителя, замечательного художника Николая Калинушкина. Выставку из Музеев московского кремля помогла организовать нефтяная компания, разовые спонсорские акции проводил банк.

– А как сегодня поставлена процедура пополнения фондов?

– Раньше наши искусствоведы посещали все выставки в Уфе, иногда в Стерлитамаке и Нефтекамске, намечали работы и предъявляли их закупочной комиссии. Но с некоторых пор этот регламент был изменён: комиссия работает раз в год и лишь с одной республиканской выставкой. По новому порядку выбора меньше: так, в этом году комиссия работала на республиканской выставке, посвящённой Уфе. Представительство художников было, естественно, неполным, да и тематика ограничивала, поэтому далеко не все авторы представили свои работы. В 2020 году повезло больше: у нас прошла Всероссийская выставка, и мы пополнили фонды работами авторов из других регионов. Сумма, выделяемая нашим министерством культуры на приобретение работ, ограничена. Но, с другой стороны, в некоторых соседних регионах нет и такого – там художники просто дарят музеям свои произведения. У нас, если работа закупается, вторую автор, как правило, дарит. Возвращаясь к процедуре закупки... Нам бы вернуться к прежней системе:  при всех её минусах плюсов было больше.

– Как оцениваете творчество местных художников? Поддерживаете молодых? Кого можете выделить?

– Авторы, которые мне нравятся, уже не так и молоды – под 40. От конкретики воздержусь, чтобы никого не упустить и не обидеть. Но, на мой взгляд, в наше время творчества и, как ни странно, свободы, было больше. Сегодня художников, пишущих масштабные, серьёзные тематические многофигурные картины, по большому счёту, можно пересчитать по пальцам.

Часто слышу: сейчас молодёжь не видит финансовых перспектив в профессии художника, поэтому ребята меньше идут в соответствующие учебные заведения якобы из опасений, что не смогут достаточно зарабатывать. А раньше разве было не так? Я сам, учась в институте, трудился на двух работах, чтобы обеспечить семью.

Относительно поддержки… Мы, конечно, предоставляем свои залы молодым художникам, но для этого они должны обладать безусловным талантом и профессионализмом. Кому предоставлять музейные площади, я не решаю единолично – это компетенция экспертного совета, наших искусствоведов. Предложений о выставках поступает много, но иногда просишь фото работ – а там контент, мягко говоря,  не соответствующий музейному уровню, хотя автор вроде бы со специальным образованием. Приходится деликатно советовать ему обратиться, например, в галерею «Урал».

Терегулов. Волосы-цветы-2, март. 120х150 см. х.м.а. 2020
Терегулов. Волосы-цветы-2, март. 120х150 см. х.м.а. 2020 Фото: Из личного архива Айрата Терегулова

«Не богемный человек»

– Один из уфимских филиалов Нестеровского, мемориальный дом-музей Александра Тюлькина  - не просто культовое, намоленное место, но и хорошо сохранившийся образец уфимской усадьбы. Чем он живёт сегодня?

– Мемориальный дом-музей одного из основоположников башкирской школы живописи Александра Эрастовича Тюлькина – удивительное место на склоне горы, откуда открываются замечательные виды на Белую. Но его минус в том, что он расположен, хоть и в центре города, но в не очень презентабельном месте. В тёплое время года пройти туда не составляет труда, а вот зимой уже затруднительно. В этом вопросе никак не можем выстроить взаимодействие с администрацией Кировского района. Между тем музей А. Тюлькина живёт своей творческой жизнью, он посещаем, помимо постоянной экспозиции, там ежемесячно проводятся выставки как из наших фондов, так и современных художников. У него хорошие шансы стать одной из туристических локаций. 

Как это наметилось и в отношении другого нашего филиала – Воскресенской картинной галереи в Мелеузовском районе: наряду с медеплавильным заводом XVIII века она стала частью культурно-туристического общественного пространства «Арт-центр Воскресенский завод». Галерея включена в туристический маршрут, поток гостей растёт. Если всё пойдёт по плану, в ближайшее время сможем осуществить в здании капитальный ремонт.

– Вы возглавляете музей уже семь лет. Чувствуете, что за административной работой упустили что-то в творчестве, выпали из богемной тусовки?

– Разумеется, времени на творчество стало намного меньше: одно дело ты с утра до позднего вечера в мастерской, есть время не спеша попить кофе, поразмышлять о житие, разобраться с идеями, или просто уехать с друзьями на рыбалку. А сейчас… Творить строго по вечерам, в выходные или праздники сложнее. Насчёт тусовок… Я совершенно не богемный человек, и никогда им не был. Так что здесь ровно ничего не потерял. И из культурной повестки не выпал: вернисажи, культурные мероприятия, как и раньше, посещаю, если есть время и желание.

– Айрат Рауфович, буквально на днях вы отметили личный юбилей. Не было мыслей устроить к этой дате персональную выставку?

– Коллеги не раз предлагали, но я отказался. Как себе представляете: директор делает свою выставку в стенах вверенного ему музея... По-моему, это расценивается как злоупотребление служебным положением… (смеётся).

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах