Примерное время чтения: 10 минут
396

«В Уфу – мы всегда за!» Игорь Растеряев об алкоголе, песнях и поклонниках

Широкую популярность артисту Игорю Растеряеву принес Интернет. Песня «Комбайнеры», выложенная в Интернет в 2010 году, набрала 12 млн просмотров. После концерта в уфимском ГДК Игорь пообщался с корреспондентом UFA.AIF.RU и рассказал, любит ли приезжать в столицу Башкирии, как бросил пить и начал снимать клипы и почему сейчас концерты приносят ему большое удовольствие.

игорь растеряев с поклонницами
Игорь Растеряев с поклонницами Фото: АиФ/ Юрий Татаренко

Досье
Игорь Растеряев родился в 1980 году в Ленинграде. В 2003-м закончил Санкт-Петербургскую Академию театрального искусства. До 2015 года служил в питерском театре «Буфф». Выпустил 7 музыкальных альбомов: «Русская дорога», «Звонарь», «Песни дяди Васи Мохова», «Рожок», «Дождь над Медведицей», «Концерт с оркестром», «Десять лет на комбайне». Автор книг «Волгоградские лица» и «Это чё за балаган?». Лауреат национальной премии «Имперская культура» и Всероссийского конкурса артистов эстрады «Степной волк».

«Пообещал кошке Мусе не пить»

Юрий Татаренко: Который раз Вы в Уфе, Игорь?

Игорь Растеряев: - По-моему, в четвертый. И снова публика замечательно встретила. И звук на концерте был классный. Хороший у вас город. Знаю, что здесь много лет жил Юрий Шевчук, лидер «ДДТ». Считаю, за песню «Просвистела» ему нужно памятник поставить! Шевчук – это мой любимый музыкант с самого детства, я с его песнями всю свою многоэтажку в школьные годы усиленно знакомил, с помощью усилителя «Форманта 150» и «веговских» колонок (улыбается).

К слову, у меня есть кореш-башкир, Ильнур Таюпов. Мы с детства дружим. Сейчас он живет в Набережных Челнах. А я ни разу там не был с концертами! Надо постараться наверстать упущенное (улыбается).

– Как вам кажется, Ваши песни – для головы или сердца?

- Ой… Никогда не думал об этом. Если честно, мне бы на сцене точно по всем кнопкам на гармошке попасть! (улыбается).

– А Вы случайно выпивать не начали?

– Бог миловал! Скоро будет ровно 20 лет, как я завязал с алкоголем. Очень хорошо помню то промозглое ноябрьское утро, когда проснулся с похмелья – а дома никого: родители на работе, сестра в школе, бабушка ушла в собес. И я пообещал кошке Мусе, что больше к рюмке не прикоснусь. Очень рад, что стал отцом. Дорофею уже год и три месяца. Песни мои еще не слушает – пока больше деревяшками постукивает. Кем он вырастет, рано загадывать. Главное, чтобы стал приличным человеком. Вот этому я был бы рад.

– Вы относите себя к брошенному поколению. А какое поколение появляется в наше время?

– Ну, не к прямо брошенному – прибедняться-то так тоже не надо. А к поколению, которое в идеологическом плане выгребало само в условиях идеологического вакуума. И тут кому как повезло. У меня, например, были прекрасные советские учителя, родители и хуторская жизнь, которая тянула наверх и внушала человеческое и хорошее. Многим же не повезло. Песня «Ромашки» в том числе и про это, не говоря уже о песне «Про детство». Насчёт современного поколения судить не берусь – мало общался. Это нужно с ними внутри вариться, чтобы понять. Так, на первый взгляд, кажется, они более информированы, довольно вежливы и прагматичны. И чудится мне, их меньше, чем нас, можно чем-то удивить и надолго увлечь, хотя тут я, возможно, и не прав.

– Что бы Вы сказали, если бы сейчас встретили себя 20-летнего? От чего предостерегли?

– Я б сказал: «Гарик! Всё будет нормально!»

«Увлекаюсь чтением газет»

– Что читаете? Прилепин, Водолазкин, Сенчин – интересны ли вам эти авторы?

– Не так давно читал историка по фамилии Куц (Олег Куц - прим.редакции) – очень интересно, про Дон XVII века пишет. Астафьева перечитал, «Прокляты и убиты», а еще Довлатова и Паустовского. Кочергина Эдуарда очень люблю. «Обитель» Прилепина начинал читать. Но гастрольная жизнь не очень-то способствует знакомству с книжными новинками. А вот чтением газет очень увлекаюсь – люблю поглощать информацию.

– Врезалась в память строчка из вашей песни «Звонарь»: «Воскреси хорошее, погаси плохое». Чем ещё, кроме колокольного звона, можно погасить зло в человеке?

– Добрыми делами, пожалуй. Но, вообще, каждый в себе по-своему гасит плохое.

– Что вы можете простить, а что нет?

– Мне мало что надо от других, я мало что жду от них. Не пытаюсь идеализировать людей. Поэтому редко приходится разочаровываться. Не помню, чтобы доводилось кому-то что-то прощать или не прощать. Есть нормальное общение с окружающими – и слава Богу, что ещё надо! А с теми, кого не приемлю, просто не общаюсь.

– Прошу закончить фразу: «Русский человек – это…»

– Монолитный человек. Люди в Калининграде и Владивостоке мало отличаются друг от друга. По большому счёту, мы не так давно расселились на такой огромной территории.

– Предполагали популярность своей первой же песни «Комбайнёры»?

– Её выложил в сеть мой друг Лёха Ляхов, выступивший в роли видеооператора. Он предполагал, что эта песня может кому-то понравиться. Но никак не мог предвидеть того, что ему придётся потом 6 лет клипы снимать!

Должен сказать, нам постоянно везёт с натурными съёмками. Клип «Весна» снимали на хуторе Глинище, куда брат закинул нас по насту. Тут же все дороги развезло. И мы два дня прыгали на камеру по ручьям и лужам. А под вечер после завершения съёмок ударил мороз. Подфартило нам, в общем!

Клип на песню «Дальнобойная» очень помогли снять сотрудники ГИБДД на трассе Москва – Волгоград. Когда мы попросили найти машину без пассажиров, инспектор останавливал всех подряд, подзывал нас и спрашивал: «Эта подойдёт?» (улыбается).

Расскажу вам ещё одну историю о силе Интернета. К нам на хутор в Михайловском районе Волгоградской области четыре года не могли провести газ. Приезжала одна бригада, выкапывала огромный котлован, уезжала. Затем другие рабочие его закапывали. А мы как раз снимали клип «Дядя Вова Слышкин». Мы встретились с рабочими, я им что-то спел. Им настолько понравилось, что меня попросили передать видеопривет их коллегам. Я сказал: «Привет саратовским газовикам, благодаря которым дядя Вова Слышкин до сих пор топит печь дровами!» Рабочие на радостях выложили запись в Сеть – и вскоре всю бригаду уволили!

«Подарили башкирскую шапку и осколок метеорита»

– Сеть Сетью, но есть мнение, что если артиста нет в телевизоре, то его нет вообще – согласны?

– Конечно, телеэфиры сильно добавляют популярности, поскольку «ящик» смотрят все слои населения. Интернет – более адресная история. На клип можно наткнуться либо случайно, либо по ссылке друзей.

– И какие действия вы предпринимаете для того, чтобы попасть в телевизор?

– Никаких! (смеётся). Было дело, на телеканале «Союз» показали мой концерт. Приятно, что не попросили в кадре пожарить пирожки или кататься на коньках – я этого не умею.

– Какая игра была любимой в детстве?

– Когда мы жили в Раковке, с братом на заднем дворе строили игрушечный хутор – домики с камышовыми крышами, плетни из вишнёвых веточек, маленькие снопы. Придумали, что в каждой хибаре обязательно кто-то жил: тракторист, доярка. А потом дядя стал расширять коровник, и… программа «малых хуторов» попала под укрупнение! (улыбается).

– У вас говорящая фамилия. Много ли растеряли по жизни?

– С моей фамилией не так всё просто. Есть версия, что раньше она писалась несколько иначе (произносит по складам): Раз-сте-ря-ев. Вот и пойми, в чём тут дело – может, в неграмотности, а может, моим предком был тот, кто что-то потерял единожды. Тогда я весь в него: не припомню случая, чтобы я что-то потерял в быту.

– Вы пишете песни, снимаете клипы, выступаете на концертах. А что по большему счету это меняет?

– У кого? Я музыкант. Наша команда ездит по России-матушке, выступаем. После каждого концерта обязательно «выходим в люди» - сфотографироваться, расписаться на диске, пообщаться. Мне это все очень дорого. Концерты, встречи с публикой – моя жизнь. В пандемию гастролей не было. А сейчас душа поет, сердце всходит от радости! И, слава богу, что график концертов такой частоты, что успеваешь по ним соскучиться и просто хочется поскорее выйти и поиграть на гармошке. А каждый день таскаться с инструментом по корпоратам – это совсем не то.

– Вы владеете не только гармошкой, но и балалайкой. Ваше мнение о творчестве Алексея Архиповского? Слышали его живьём?

– Да, ходил на концерт. Ну, что тут сказать? Всё и так всем понятно: гений и маг. Я на балалайке играю мелодий четыре-пять, поэтому про владение не стал бы всерьёз комментировать (улыбается).

– Вас нередко сравнивают с Высоцким…

– Категорически не согласен! С моей головой всё в порядке, прекрасно понимаю, что сравнивать нас смешно: кто он – и кто я…

– Судя по реакции публики, Вас очень любят. А какой зрительский подарок можете назвать самым необычным?

– К примеру, в этот раз в Уфе мне, помимо цветов, вручили осколок челябинского метеорита, мой портрет в гравюрной технике, картину, где «васильки да ромашки» в вазе у распахнутого окна в деревенском доме, шапку-салаватку с меховым хвостом…

– Если не ошибаюсь, этот башкирский национальный мужской головной убор называется бурек. Приезжайте с концертом на 450-летие столицы Башкортостана, оно в 2024-м!

– Да мы всегда за. До новых встреч, Уфа! Отдельный привет всем авторам и читателям газеты «Аргументы и факты»!

Автор благодарит концертное агентство «FanGid» за содействие в подготовке этого материала.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах