Примерное время чтения: 7 минут
254

Тяжелое бремя. Почему инвалиды в Башкирии остаются людьми второго сорта?

Сергей Копылов / АиФ

Кто виноват в исчезновении предприятий инвалидов? Почему в Башкирии нет реабилитационных центров для взрослых людей с инвалидностью? И как преодолеть формальный подход в решении их проблем? Об этом и многом другом UFA.AIF.RU рассказал председатель Башкирской республиканской организации Всероссийского общества инвалидов, член Общественной палаты республики Олег Ротов.

Олег Ротов
Фото: АиФ

После 18-ти идти некуда

Альбина Зубарева, UFA.AIF.RU: Олег Львович, начнем разговор с самого важного – здоровья. Как в  Башкирии обстоят дела с реабилитацией инвалидов?

Олег Ротов: С большим сожалением могу констатировать, что реабилитации для людей старше 18 лет с ограниченными возможностями здоровья нет ни в Уфе, ни во всей республике. Существуют только небольшие коммерческие центры или залы при лечебных учреждениях и санаториях, в которые нет доступа для всех желающих. О необходимости строительства реабилитационного центра, который могли бы свободно посещать инвалиды, я говорю последние десять лет. И вроде бы даже обещали начать проектирование, но, увы, пока дело не сдвинулось с мертвой точки.

У детей-инвалидов возможности для реабилитации шире. Есть и центры, и сертификаты. Но когда им исполнится 18 лет, пойти будет некуда. Небольшой положительный сдвиг в том, что региональный минтруд начал разрабатывать программу сертификатов и для взрослых. Благодаря им коммерческие центры смогут оказывать реабилитационные услуги, которые будут оплачены из республиканского бюджета.

Я лично видел, как после двух-трех месяцев занятий тяжелой атлетикой у ребят с ДЦП развивались компенсаторные навыки. Хотя у нас развиваются параолимпийские виды, далеко не все спортивные объекты приспособлены для посещения инвалидов, даже те, которые для них предназначены. Но большинству людей с ограниченными возможностями здоровья и не нужен профессиональный спорт. Нужно открывать доступные площадки, тренажерные залы, в которых они могли бы беспрепятственно заниматься.

Учиться не хотят

– А доступно ли для них профессиональное образование?

– С этим я особых проблем не вижу. Перед началом учебного года раздаются звонки от обеспокоенных родителей, которые интересуются, куда бы пристроить на обучение ребенка. Люди думают, что должны быть какие-то специальные образовательные учреждения, на самом деле пойти учиться можно куда угодно. Более того, вижу обратную тенденцию – учиться не хотят. К нам обращаются из колледжей и училищ других регионов с просьбой найти им студентов, есть свободные места, они готовы платить стипендию, но желающих нет. При этом отмечу: в республике приспособленных для людей с инвалидностью учреждений среднего профессионального образования можно по пальцам пересчитать. 

К сожалению, инвалиды часто занимают позицию жертвы. Хотя сегодня у них способов реализовать себя больше. Получают от государства пособия, и этого им достаточно. Нашу задачу я вижу в том, чтобы внушить им, что их счастье – в их руках. Нужно занимать активную  жизненную позицию, учиться и работать.

– Все это хорошо звучит, но ведь даже установки пандуса нелегко добиться от управляющих компаний. Ведь это тоже говорит об определенном отношении общества к инвалидам?

– Ситуация медленно, но меняется. Раньше для установки пандуса требовалось проведение общего собрания собственников, сейчас – нет. Во время ремонта в рамках программы «Башкирские дворики» мы также добились обустройства безбарьерной среды. Установить пандус можно и по программе капитального ремонта. Признаю, что отношение к пандусам, как к тяжелому бремени, остается. До сих пор видим, как для колясок просто устанавливают рельсовые швеллеры, по которым невозможно ни подняться, ни спуститься. На самом деле пандус нужен не только человеку с инвалидностью. Тем же мамам с колясками, пожилым людям, которым тяжело спускаться по лестнице. То есть лица с ограниченными возможностями – такие же полноценные граждане, как и все.

Конкурируют с заключенными

– Еще одна больная тема – трудоустройство…

– Здесь есть хорошие новости. До 1 сентября действовала старая система, когда предприятие со штатом работников 100 и более человек должно было квотировать рабочие места для лиц с ограниченными возможностями здоровья. Но зачастую это носило декларативный характер. К соискателю порой выдвигались требования, которым было очень сложно соответствовать. Например, в одной из больниц выделили квоту на акушера-гинеколога. Однако вероятность, что в этой местности найдется инвалид с образованием акушера-гинеколога, равна нулю. Хорошо это понимали и в этом медучреждении. С 1 сентября начался переходный период к другой системе, когда работодатели должны не только заквотировать рабочее место для инвалида, но и трудоустроить его. То есть теперь отговорки «мы никого не нашли» не пройдут. Еще один плюс – работодателям разрешили арендовать приспособленное рабочее место на другой площади. К примеру, предприятие может заключить договор с бухгалтером, который за скромную оплату трудится в обществе инвалидов. И квота закроется, и работнику удобно – не нужно менять офис и дополнительный заработок появился. Сейчас к работодателям не придираются, если они не исполняют новые требования, но с января система должна заработать в полную силу. Опыт пилотных регионов показал положительные результаты.

Трудоустройство инвалидов – злободневная тема, особенно в нынешних условиях, когда рабочие руки не лишние. В этом свете меня волнует проблема предприятий инвалидов, которые практически исчезли после принятия ФЗ-44. Закон о госзакупках лишил их всякой возможности работать по госзаказам. Чтобы выиграть конкурс, предприятие должно иметь оборотные средства на закупку материала, на выплату заработной платы и так далее, ведь заказ оплачивается только после его выполнения. Но предприятие инвалидов оборотных средств не имеет, да и себестоимость пришлось бы снижать до нерентабельного минимума, а производительность труда по понятным причинам у них ниже.

Конкуренцию им составили предприятия уголовно-исполнительной системы. Но ведь то, что их поставили на одну ступень, противоречит здравому смыслу. Заключенные – физически здоровые люди на гособеспечении, а инвалиду нужно заплатить зарплату, он должен потратить время и деньги, чтобы добраться до работы. Предприятия инвалидов могли бы быть очень полезны, например, в оборонно-промышленном комплексе при выполнении несложной работы, что очень актуально сейчас. Чехлы шить для техники, фуражки. Поддержка инвалидов декларируется, но на деле ее не хватает.

Пандусы из швеллеров

– В вопросе поддержки людей с ограниченными возможностями здоровья формализм на каждом шагу. Вы так не считаете?

– Есть некий разрыв между законодательно-правовой базой и реальной жизнью. Людям, которые пишут законы для инвалидов, не мешало бы перед этим пообщаться с ними, погрузиться в их проблемы. А то закон есть, но исполнить его практически невозможно. Например, право на реабилитацию законодательно закреплено, но где она? Ее нет. Не хватает нормативно-правовых актов, чтобы механизмы начали работать.

Еще пример. В Уфе достаточно остро стоит проблема с парковками и, в частности, с парковками для инвалидов. Их места не гнушаются занимать водители без проблем со здоровьем. В Москве, например, у сотрудников ГИБДД есть доступ к базе, в которой отражены номера автомобилей владельцев с инвалидностью. А у нашего ГИБДД ответ привычный: где мы возьмем столько эвакуаторов, наказывать всех нельзя, экипажей не хватает, чтобы на ДТП выезжать не то, что следить за парковками.

Да и что говорить, если в Уфе всего 8 парковок, которые закреплены за маршрутами в центре города и не привязаны к базе, из-за чего экипаж «не видит» чей автомобиль штрафует за неправильную парковку. Между тем у автовладельцев, имеющих специальный знак, есть право на льготную парковку там, где это запрещено остальным. Они получат «письмо счастья», махнут рукой, не будут обжаловать постановление и заплатят.

Зачастую разрешение ситуации зависит от подписи одного человека, руководителя. А ему не до наших проблем, он здоров, может свободно передвигаться, шевелить руками, поэтому не в состоянии понять человека, который лишен этой способности. Вот и получаем пандусы из швеллеров.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах