aif.ru counter
9760

План провален. Архитектор – о будущем развитии Уфы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. АиФ-Башкортостан № 18 28/04/2020
Уфа выигрывает за счёт рельефа и озеленения.
Уфа выигрывает за счёт рельефа и озеленения. © / Из личного архива

Архитектор Рудоль Авсахов, как и многие его коллеги, критично воспринял очередной вариант генплана развития Уфы до 2040 года, предложенный московскими специалистами. Бывший главный архитектор республики размышляет, как должна развиваться Уфа, какие ошибки градостроительной политики нужно учесть и как сделать столицу удобной для проживания.

Транспортный тупик

Алексей Шушпанов, «АиФ-Башкортостан»: – Рудоль Раисович, что вас не устраивает в градостроительной политике Уфы? Какие видите просчёты?

– Главная беда, из которой истекают ошибки и проблемы, – то, что главные архитекторы не имеют урбанистического образования. Последние три из них на второй же день после возношения в кресло, не успев вникнуть, вещали об острой необходимости обновления генплана. И привлекли к этому варягов в надежде на то, что те соображают лучше местных.

Возьмём развитие транспортной инфраструктуры. Согласно генплану Уфы 1971 года Дёму планировали связать с городом мостом, идущим параллельно железнодорожному. Вдоль склона по правому берегу Белой должна была появиться магистраль до ул. Интернациональной, вдоль всего склона пришлось бы сносить застройку. Прошло около полувека, идея не реализована. А ведь магистраль могла бы решить транспортные проблемы не менее эффективно, чем проспект Салавата Юлаева. Но никто не обращает внимания на эту тупиковую идею, поэтому она кочует из генплана в генплан, с ней варяги увязывают будущие магистрали, не замечая, что это невозможно из-за сильных перепадов рельефа.

– Какая есть реальная альтернатива?

– С увеличением пропускной способности затонского моста, открытием моста по ул. Интернациональной, развитием жилой застройки в Забелье возникает необходимость прокладки кратчайшей магистрали, которая должна будет увязать их. Я давно предлагал вывести её на левый берег Белой… Похоже, опоздал: недавно попался в руки документ городских властей, который расписывает конкретные планы и мероприятия по строительству дорог, улиц, мостов и развязок до 2038 года. В документе эта тупиковая магистраль расписана по отрезкам. Чем господа думают и на какие средства рассчитывают? Ведь понимают, что не им эту проблему решать! Если все расписано, для чего нужен генплан?!..

– То есть и транспортную проблему новый генплан не решает?

– Скорее, наоборот, сохраняет изжившие магистрали, исключает нужные, давно запланированные. В своё время проектировали связь Сипайлово с проспектом Октября. Сегодня из этого района со 150-тысячным населением всего два выезда, и проектировщиков устраивает существующая ситуация. Улица Айская как продолжение проспекта Октября должна была выйти на Кузнецовский затон через ул. Кавказскую. Но сегодня она выходит на мост в сторону аэропорта, тем самым искусственно создаётся напряжение транспортного движения.

В своё время первый секретарь Башкирского обкома Мидхат Закирович Шакиров часто вмешивался в вопросы развития магистралей, иногда сам проводил оперативки на месте. Мы тогда готовили южный въезд, и первый секретарь, возможно, из требований безопасности, хотел, чтобы с нового моста можно было добраться до его дома на ул. Коммунистической без развязок. А мы взяли и подвинули новую магистраль на 40 метров на восток от старого перекрестка ул. Воровского и Фрунзе, где ленинградцы планировали транспортное кольцо, и утопили её на семь метров. Это был революционный шаг: до ул. Айской были предусмотрены развязки на одном уровне, улицы мы оставили наверху, а проспект С. Юлаева «утопили». А Воровского работает как местный проезд, собирая нагрузки с примыкающих улиц. То есть вовремя принятое правильное решение и сегодня работает. Но уже частенько задыхается, просит помощи…

Идём на восток!

– Сейчас на слуху реанимация Восточного выезда. Что скажете об этом проекте?

– Ещё одна грубейшая ошибка транспортного плана. В 1987 году, после отставки М. Шакирова во власть пришли не совсем компетентные люди. Реализацию проекта «Восточный выезд» начали в 1988 году, тогда претворяли в жизнь программу М. Горбачева: к 2000 году – каждой советской семье отдельную квартиру. И ленинградские разработчики генплана Уфы вместе с главным архитектором города М. Муллахметовым, ныне покойным, стали думать, где это жильё разместить. Экономист О.Трубино вспоминала: «Мы вышли в район ипподрома «Акбузат» и влюбились в восточную территорию за рекой Уфа. Там так красиво!».

– Это был весомый аргумент?

– Решающий! Все вдруг по-новому взглянули на восток и стали разрабатывать генплан, связанный с освоением 27 тыс. га восточной территории (хотя до этого планировали двигаться на запад), строить мост и дорогу с тоннелем. Шакшу решили развивать параллельно городу и построить на болотах около 13 млн кв. метров жилья – чуть больше, чем на полуострове. После диоксиновой катастрофы был ещё один весомый аргумент: Изякский водозабор. Прошло более 30 лет, пройдёт ещё много времени, пока этот очень дорогой проект заработает. А ведь за те деньги можно было построить Сипайловский или Инорсовский мост… Хорошо, нашлись умные люди, построили мост на Каменной переправе.  

– Что ещё вас смущает в новом генплане?

– Документ делается в большой спешке, в нём масса противоречий и недоработок, он не учитывает ряд уже застроенных территорий: совхоз «Алексеевский», Дубки, Михайловка, Дмитриевка и другие. Один из представленных вариантов – полицентрический, направленный на развитие пригородов. Вот к нему у нас масса претензий. До 2040 года предсказывают рост населения до 1,3 млн человек. Хотя сами же авторы рисуют графики демографической ямы. С другой стороны, власти предсказывают, что при повышении экономической заинтересованности у женщин появится стимул рожать. Поэтому за 20 лет собираются ввести школ чуть ли не на 100 тыс. мест, детских садов – на 40 тыс. мест. Где они появятся – непонятно...

Прожект «Городская электричка» – очередная профанация. Кто будет ехать с пересадками, когда добраться до нужной точки можно на любом автобусе? Собираются снова строить трамвайные пути на проспекте – почти 100 км. Это же старые грабли… Нужен какой-то новый, революционный вид транспорта.

Очевидно: наворотили, чтоб оправдать освоение денег, и никто не мог разобраться. Депутатская группа попросила нас изучить документ и внести замечания. К слову, наши коллеги в Казани выдали огромное количество замечаний, и этот же «Институт генплана Москвы» принял их к исполнению. Екатеринбуржцы пошли дальше, остановили прожект. А наш главный архитектор вместо серьёзного изучения бросается на защиту разработчика.  

Ни красоты, ни гармонии…

– Уфимцев и гостей удивляет: почему в историческом центре сплошь нарушается высотный регламент, что превращает его в высотное гетто?

– Каждый застройщик получает градостроительный план земельного участка с ограничениями. Насколько я знаю, сейчас главный архитектор даже не согласовывает проекты, их утверждают и подписывают экспертные органы. Коммерческие фирмы зарабатывают на этом и часто идут на поводу у заказчика.

Раньше был градостроительный совет, в котором заседали мэтры. При главном архитекторе Уфы Фарите Измайловиче Рехмукове протокол градсовета был законом. Его «последователи» превратили всё в жуткую бюрократию.

Конечно, заставлять город сплошь высотками неверно. Но у застройщика своя логика: он покупает участок, на котором такое-то количество домов. Каждое окно – прописанная семья. Если ставить 12-этажку, уйдёт в минус, если 20 этажей, – в плюс. Экономика – существенный фактор.

Какие-то фрагменты малоэтажной застройки надо оставлять, но город не может оставаться вечно двухэтажным. Нужны новые пространственные ориентиры, высотные доминанты.

Но, к сожалению, в Уфе мало интересных по архитектуре зданий, жилых домов, даже тех, которые считают «элитными». Застройщик старается на всём сэкономить, а продать подороже. Городские власти идут ему навстречу, разрешая возводить здания по набившим оскомину проектам. Вот и строим высотные бараки, потому что архитектору очень непросто порой уговорить заказчика.

– А как, по-вашему, поступать с памятниками архитектуры, требующими реставрации? Есть ли в Уфе объекты, которые можно сделать центрами притяжениями для туристов?

 – Городские власти так и не смогли раскрутить методологию с передачей этих домов в аренду за рубль. А может и желания особого не было? Если ты временщик, зачем стараться?

Что касается центров притяжения… Не знаю таких мест, ради которых к нам специально ехали бы туристы. Есть имена – Довлатов, Платонов, Нестеров, Шаляпин… В целом Уфа производит неплохое впечатление за счёт озеленения и расположения на холмах. Помню, главный архитектор Оренбургской области Горбачёв завидовал нашему южному въезду. Но сегодня мы и его загадили промзонами и застройкой, которая начинается буквально от аэропорта.

– Вероятно, это проблема многих мегаполисов?

– Например, Казань и Екатеринбург по развитию ушли от нас далеко вперёд. У них функционируют серьёзные архитектурные, градостроительные проектные и научные учреждения. Они более самостоятельны в отношениях с Москвой, в принятии решений и добиваются федерального финансирования. Метро у них давно работает, а у нас – капсула перед универмагом и пляски вокруг тоннеля.

Все это к чему? Текучка градостроительных кадров дорого обходится городу. Разве у нас нет своих пророков? Давно пора начать подготовку собственных урбанистов или пригласить признанных архитекторов, использовать опыт местных специалистов, которые уже доросли до разработки генплана республики. Но, видимо, городским властям «деньги жгут ляжку», и они готовы отдать их на очередную макулатуру, именуемую «генпланом». А вскоре придёт другой гениальный главный и воскликнет, что без нового генплана ему совсем худо…  

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах