Примерное время чтения: 9 минут
218

«Оптимизация» чтения – это опасно. Поэтесса из Уфы о знаниях из Википедии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. АиФ-Башкортостан № 29 18/07/2023
Главное для поэта - обратная связь с читателем.
Главное для поэта - обратная связь с читателем. Из личного архива Наталии Санниковой

Что полезного можно и нужно взять у классиков, почему пошла на спад активность уфимских литераторов, для кого пишутся стихи и чего не хватает в оформлении Уфы? Об этом и многом другом в интервью «АиФ-Башкортостан» рассуждает поэтесса Наталия Санникова.

Досье
Наталия Санникова. Родилась в 1975 г. в Ермекеевском районе. Окончила отделение журналистики БашГУ. Участница и лауреат фестивалей «Живое слово» (Большое Болдино), всероссийского конкурса «Родная речь» (Ясная Поляна), международного конкурса «Кубок мира по русской поэзии-2014» (г. Рига). Ведущая авторских радиопрограмм.

 Побеседовать с гениями

Юрий Татаренко, «АиФ-Башкортостан»: Наталия, зачем сегодня читать, например, Лермонтова? Как монетизировать знание его поэзии?

Наталия Санникова: Вопрос монетизации всего и вся – бич нашего капиталистического времени. Когда я росла, даже в голову не приходило ничего подобного! Начитанный человек умеет формулировать свои мысли и чувства. Нужен элементарный словарный запас. Кроме того, чтение расширяет картину мира, ты учишься чувствовать других - уверена, это важно в любой профессии.

Без Пушкина, сформировавшего русский литературный язык, невозможно понять последующую культуру. Я перечитываю «Онегина» с удовольствием – в  пандемию он действовал как антидепрессант. Башкирские учёные выпустили томик комментариев к «Евгению Онегину» – весьма полезная вещь…

В «Речи перед выпускниками Мичиганского университета» Бродский говорит правильные вещи: читайте словари, читайте поэзию – сэкономите на психотерапевтах.

– С какого возраста вы публикуетесь?

– С 10 лет. В своё время меня в Ермекеево заметил и поддержал журналист Максут Динисламович Шарафлисламов. Его отзыв на мои ранние стихи, во многом несовершенные, подражательные, как я сейчас понимаю, вдохновил продолжать писать. Студенткой я боялась показывать свои тексты. Позже стала посещать ЛИТО «Тысячелистник» в БГПУ (его вёл Дмитрий Масленников) и «Тропинку» в БГУ. Первая публикация случилась всего лет десять назад. Из напечатанных в журнале стихов в основном и состояла моя первая книжка.

– Стихи пишутся для себя и про себя. А в итоге получается – для других и про других?

- Загадка. Когда у меня вышла книга стихов, сын спросил, что я с этого приобрела. Я ответила, что мне было удивительно, что одна из моих подписчиц в соцсетях специально приехала в Уфу за моей книжкой с огромным букетом роз. Дарю ей сборник, а сама думаю: неужели мои стихи могут так волновать, заставлять откликнуться? Обратная связь – всегда для меня чудо. Выходит, жизненный опыт автора перекликается с опытом читателя.

Обычно хорошо сочиняется на неспешной прогулке. А еще несколько лет я записывала услышанные диалоги в общественном транспорте. Мне даже предлагали издать эти забавные зарисовки, но как-то руки не доходят.

– С кем из известных людей XIX-XX веков вам было бы интересно записать программу?

– Со всеми гениями Серебряного века, лишь бы они согласились (смеётся)! В Интернете есть запись голосов Есенина, Толстого, Маяковского. Я была поражена несоответствием того, что услышала, тому, какими представляла эти голоса.

Любопытно, что Маяковский неодобрительно отозвался о самоубийстве Есенина, а всего пять лет спустя сам «лёг виском на дуло». В университете делала доклад о любовной лирике «глашатая революции», отдельные стихи даже читала с кафедры. А сейчас в моей электронной читалке ждут своей очереди два исследования для серии «ЖЗЛ» - Дмитрия Быкова о Маяковском и Алисы Ганиевой о Лиле Брик.

Всплеск пошёл на спад

– Как бы вы охарактеризовали феномен молодой уфимской поэзии? В последние годы появилось как минимум полтора десятка интересных поэтесс…

– Действительно, у нас был всплеск женской поэзии лет десять назад. Почти со всеми интересными авторами записаны радиопередачи - с Бессоновой, Кучумовой, Плотниковой, Бронниковой. Были еще ярко стартовавшие Марсель Саитов, Кирилл Александров - где они сейчас? Жаль, если бросили писать стихи. Сегодня я не вижу активности у молодых литераторов вне Сети. Сегодня все сводится к тихим междусобойчикам. Возможно, спад в молодой поэзии Башкирии вскоре сменится новым подъёмом.

– Так называемая «женская» поэзия была и будет: Цветаева, Ахматова, Петровых, Ахмадуллина, Друнина, Казакова … С кем из них чувствуете поэтическую связь?

– Нет такой стабильной связи. Был «цветаевский» период в юности. У Веры Павловой есть книга «Письма в соседнюю комнату» – очень откровенные стихи. Но я так смело писать не могу.

 Смелость присуща и поэтам, и журналистам. А какие ещё общие качества есть у них?

– Журналист – это и жёсткость, и даже безжалостность. Как-то посмотрела одно из интервью Познера. Провокация, создание неудобной ситуации, желание на ком-то хайпануть - мне это не близко. Розыгрыш чиновника в прямом эфире, вывод его на саморазоблачение - подобным я никогда не занималась и не планирую. Слушать такую программу, наверное, интересно - а если у человека под конец интервью случится инфаркт?

Поэт безжалостен к себе, когда начинается саморедактура. Но не только. После прочтения книги Белякова «Парижские мальчики» про Георгия Эфрона я поняла, что у Цветаевой перед самоубийством были панические атаки: она не хотела дожить до гибели сына на войне. Справиться с сильным психозом в то время было крайне трудно - в отсутствие эффективных медпрепаратов и квалифицированной психологической помощи.

– А вы уравновешенная или вспыльчивая?

– Я уравновешенная (улыбается)? Да я дралась в интернате! Но на работе включается самоконтроль. Даже когда сказать хочется очень многое и в резких тонах…

Я вообще упрямый человек. Недавно я взяла на дом работу - перевод с татарского. Объём текста большой - это была повесть. В итоге за два месяца работы вечерами и ночами ничего не получила. Так бывает. Мне было интересно перевести этот текст, и ничто не могло меня остановить.

Уфа – эпос и музыка

– Какого рода путешествия вас привлекают? Мастерские, писательские резиденции, литфестивали, обычный туризм?

– Да все сразу! Записывала «Переплёт» с псковской поэтессой Диной Дабришюте, приехавшей на «КоРифеи», - та с таким восторгом рассказывала, как было здорово осенью в резиденции под Новосибирском! Я бы тоже хотела три недели посвятить только стихам. А ещё осмотреть красивые места в Башкирии - к примеру, Иремель. Мечтаю побывать и на Алтае, и в Якутии.

У меня нет дачи. В пандемию решила вырастить цветок в горшке. И знаете что выросло - крапива (смеётся).

– Если вообразить, что УФА – это аббревиатура, как бы расшифровали её?

– Сложный вопрос. Недавно делала цикл передач «Переплёт», связанных с башкирской мифологией и эпосом. Прочла у одного исследователя версию происхождения названия города Уфа. Есть такое слово - «упа», что означает «мягкий, пушистый». Сразу представляешь себе холм, покрытый ковылём…

Если же вернуться к вопросу об аббревиатуре - первая буква в ней это, конечно, «Урал-батыр». А ещё пусть будет нечто музыкальное - точно, нота «фа»!

– Какого памятника не хватает столице Башкирии, которой скоро исполнится 450 лет?

- Недавно мы говорили об этом с художником Ринатом Миннебаевым. У него есть готовый проект памятника Урал-батыру. И мы в ходе беседы размечтались: как было бы здорово на каждом из четырёх въездов в Уфу разместить героев эпоса «Урал-батыр»! В нашей республике более сотни эпосов, включая различные варианты текстов. Есть где развернуться скульпторам, художникам, композиторам…Я бы с большим интересом прочла новый поэтический перевод эпоса «Урал-батыр». Всё-таки почти полвека прошло с момента издания перевода, сделанного группой москвичей.

– Про студенческую жизнь говорят: «Знания забываются, а годы учёбы — никогда!». Это и ваш случай?

– Про годы в вузе особо вспомнить нечего – почти всё время я провела в библиотеке. С третьего курса пришла на радио. После практики нам с однокурсницей так здесь понравилось, что мы остались работать. Это был 1995 год. Нам доверили вести программу о студенческой жизни «Кривое зеркало». Быстро научилась монтировать сама – были ещё бобины, ленту склеивали скотчем. Помнится, ходила в мороз делать опросы с тяжёлым «Репортёром», весившим килограммов пять. Позже доверили вести прямые эфиры. И у нас в студии тогда перебывали, наверное, все молодые в ту пору музыканты - группа «Lumen», другие ребята. И все трудности были нипочём. Как тогда говорилось, «нам хлеба не надо – работу давай». Семьи не было, нередко ночевала в телецентре на табуретках. Сейчас у молодёжи нет такого энтузиазма.

– Довольно часто у пишущих мам не читающие дети. А у вас?

– Сын довольно долго не проявлял большого интереса к чтению. Хотя я чуть ли не с рождения читала ему вслух - всю детскую классику, от Барто до Чуковского. Когда сын учился в пятом классе, прочла ему «Повелителя мух» Голдинга. И вот недавно он, первокурсник факультета прикладной информатики, сел перечитывать именно эту книжку! Потом принялся за Гюго - «Собор Парижской богоматери», «93-й год». Говорит, когда у него будет свой дом, одну из комнат будет занимать библиотека. Сейчас пытается писать - и стихи, и прозу.

Хотелось бы, чтобы молодёжь просто почаще открывала книги. Много знать, расширять горизонты - естественная потребность человека. Разумеется, книги - не единственный источник информации. Но привычка всё узнавать из Википедии вредна. Ещё хуже читать не классику в оригинале, а краткое содержание. Подобная оптимизация усилий не приведёт ни к чему хорошему.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах