aif.ru counter
786

«Мы хотим знать правду». Лидер экодвижения Сибая о борьбе за чистый воздух

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. АиФ-Башкортостан № 48 26/11/2019

В информационной повестке Башкирии снова появился Сибай. В октябре и ноябре в воздухе было зафиксировано наличие формальдегида, а 30 ноября газоанализаторы общественников снова начали показывать превышение ПДК по диоксиду серы.

Напомним, серьезная экологическая ситуация сложилась в Сибае ровно год назад. Из-за тлеющей руды в карьере город накрыл смог. На волне протеста сформировалось движение «Сибай, дыши!», которое на данный момент объединяет более 12 тысяч человек. Благодаря консолидации горожан, власти, пытавшиеся в первое время скрыть реальное положение дел, наладили активное информационное оповещение. Один из активистов - Эдуард Кадыров - рассказал «АиФ-Уфа», как они боролись и продолжаются бороться за чистый воздух в своем городе.

Эдуард Кадыров
Эдуард Кадыров. Фото: Из личного архива/ Эдуард Кадыров

«Мы не протестовали, а хотели узнать правду»

Наталья Кузнецова, «АиФ-Уфа»: Эдуард, когда и как «Сибай, дыши!» оформилось как движение?

Эдуард Кадыров: Примерно с ноября 2018 года в социальных сетях то и дело появлялись записи о том, что в городе стоит какой-то неприятный запах. Лично я впервые почувствовал 5 декабря: он в тот день был довольно сильный, чуть ли не до рвотного рефлекса. Затем сильнейший выброс произошел 11 декабря. До сих пор не знаю, есть ли какие-то официальные показатели, что было в воздухе в тот день. Ощущение было такое, что в лицо прыснули перцовым баллончиком: сопли, слезы, першение в горле. 12 декабря народ вышел на стихийный митинг у администрации города.

Все это время люди обсуждали происходящее в соцсетях. Получилось так, что три девушки, в том числе моя жена, создали отдельный диалог, начали там обсуждать, что происходит. После того сильного выброса и состоявшегося митинга, стало понятно, что нужно что-то делать, и мы вместе решили создать сообщество «Сибай, дыши!» в соцсети «Вконтакте». Название выбрали по примеру аналогичной группы в Челябинске.

Дымящаяся чаша карьера.
Дымящаяся чаша карьера. Фото: Паблик "Сибай, дыши!"
Город накрыл смог.
Город накрыл смог. Фото: Паблик "Сибай, дыши!"

Наше интернет-движение очень быстро стало популярным. Как раз в то время власти озвучивали, что превышения есть, но небольшие. Но люди прекрасно понимали, что этого быть не может: иначе не было бы таких ощущений. Стало понятно, что нас обманывают, что-то не договаривают. Изначально мы хотели организовать независимую экспертизу, но потом решили, что нужно вести общественный мониторинг с помощью газоанализаторов.

- Были ли раньше в Сибае такие примеры объединения горожан? Насколько вообще в городе высока протестная активность?

- Последний раз такое, помню, было еще в моем детстве: тогда сменили мэра Сибая Габдуллина (Рима Габдуллина, 2000 год – прим.ред.), который всем очень нравился. Город вышел митинговать, почему-то пенсионеры сильно вступились за него. Ну и что-то подобное было, когда менялась власть: убирали Муртазу Рахимова и ставили Рустэма Хамитова. Но последнее вряд ли можно назвать реальным общественным протестом. Какие-то группы людей специально вывели на улицу, организовали этот протест.

Но что касается нашего движения, то хочу сказать, что изначально оппозиционных настроений у людей не было. Если честно, думаю, если бы это был именно протест, то движение задавили бы еще в зародыше: это сделать достаточно просто, город у нас небольшой и находится далеко от Уфы. А наша же цель простая – разобраться, получать правдивую информацию. Мы хотели добиться этого с помощью переговоров, общественного контроля.

- Как быстро увеличивалось сообщество? И устанавливали ли вы какой-то «фильтр» для участников? Были ли люди, которых вы удаляли, например, за нецензурную брань, за критику власти?

- В первые несколько дней наблюдался очень быстрый рост. На отметке 12 тысяч он остановился. Был еще скачок по численности после установки первого датчика.

Что касается удаления участников, то была одна история. Радий Хабиров после визита в наш город сделал репост с нашей страницы на свою. После этого появилась масса каких-то фейковых аккаунтов, с которых начали забрасывать грязью деятельность группы или конкретных людей. Пришлось закрыть им доступ. Но это буквально несколько человек. Также были случаи, когда за мат отправляли в бан, но они единичны. Потом и вовсе перестали это делать, ограничиваясь предупреждением. В «черном списке» в общей сложности сейчас около 20 человек.

Чей датчик был прав?

- После того как Хабиров сделал репост вашей группы, некоторые стали говорить, что, якобы, «Сибай, дыши!» слишком лоялен к власти. Вы с чем это связываете? Вы шли на какие-то уступки?

- Во время встречи с Хабировым (15 января 2019 года - ред.) непосредственно около карьера ни о каких уступках с нашей стороны вообще речи не шло. Мы передали свои опасения, рассказали об отсутствии информирования. На тот момент сообщество разрослось, мы собрали много данных, чтобы доказать, что проблема действительно существует. Ведь в отношении нас была еще и информационная блокада: мы давали комментарии буквально нескольким оппозиционным СМИ, а государственные о проблеме умалчивали.

Думаю, негатив связан с тем, что Хабиров нас похвалил. Помню, он даже пожурил нашего мэра. Сказал что-то вроде, что «Сибай, дыши!» не врут, людям говорят правду, а глава города, по его словам, в этом плане неэффективно сработал. Нападки на нас шли от различных оппозиционных сил после того, как проблема вышла на региональный уровень.

 

- Как вы выстраиваете работу в сообществе? Кто за что отвечает?

- Мы взяли в качестве примера различные сообщества, и не только экологические. Сначала решили делать ежедневный пост – перекличку, чем сегодня дышит Сибай. Люди сообщают, какой воздух около их дома сегодня. Они продолжили писать даже после появления системы общественного мониторинга воздуха. Также мы прикрепляли официальные протоколы городской администрации о состоянии воздуха. В актив вошло 15 человек, в основном, девушки. Конкретного руководителя до сих пор нет, все стараемся делать сообща. Нормальной практикой стала взаимопомощь: если кто-то  занят, другой помогает. Так постепенно и выстроили работу.

- Насколько активно люди соглашались сдавать деньги на комплексы общественного мониторинга воздуха, как долго их пришлось собирать? Сколько датчиков вы в итоге установили?

- В декабре, сразу после первых мощных выбросов, когда мы столкнулись с тем, что точную информацию власти не спешат предоставлять, было решено всем миром собрать средства и закупить свои датчики. К середине февраля 2019 года мы собрали деньги на комплекты оборудования на первые две точки, сейчас их всего установлено пять. По стоимости получилось около двухсот тысяч рублей. Примерно до конца марта-середины апреля сбор шел достаточно активно, но с приходом тепла и снижением количества выбросов практически сошел на нет. Летом сбор не велся, мы практически о нем и не напоминали. Сейчас нужно проводить проверку, калибровку, недавно мы вновь собрали небольшую сумму.

- Показатели ваших датчиков часто разнились с теми, что давали власти. И чиновники говорили, что, скорее всего, активисты неправильно эксплуатируют оборудование. Насколько эта критика, на ваш взгляд, была объективна?

- Да, особенно много об этом стали говорить после встречи с членами Совета по правам человека (конец марта 2019 года – прим.ред.). Радий Хабиров тогда заявил, что мы пользуемся какими-то «вьетнамскими» датчиками (Цитата Хабирова: «Каждый второй человек берет свой датчик, купленный где-то в подсобке вьетнамского рынка, приходит и показывает цифры, которые отличаются от городских» - прим.ред.). Буквально через неделю после этого приехали к нам специалисты из центра стандартизации и метрологии и подали на прибор заранее известную концентрацию – 30 мг на кубический метр.

Справка
Система общественного мониторинга воздуха в Сибае сегодня включает в себя пять датчиков-газоанализаторов, установленных на улицах Сарбаева, Пролетарской, Братьев Кашириных, Айтасал и поселке Золото.

И что же мы увидели: наш прибор показал совсем небольшую погрешность – 31-32 мг, а прибор МЧС «Корунд», на котором проводили 90% измерений - 11 мг. И при большой, и средней, и при малой концентрации было то же самое. Помню, приехавшие снимали все на видео: хотели показать, видимо, что у «Сибай, дыши!» некачественное китайское оборудование. А получилось подтверждение того, о чем мы давно говорили: это у МЧС не все в порядке было с прибором. При этом с лабораторией УГАК (Управление государственного аналитического контроля) у нас расхождений практически не было.

У нас, конечно, тоже случались проблемы: однажды вышел из строя один из датчиков - сразу после того как зафиксировал превышение в 64 ПДК. Но мы об этом сразу же сообщили и отправили его на калибровку.

Ни одного бюджетника

- Когда вы начали глубоко погружаться в проблему, закупать датчики, как на все это реагировали чиновники? Чинили ли они какие-то препятствия?

- Надо сказать, что среди участников нашего сообщества нет ни одного человека, который работал в каких-либо бюджетных структурах. Наши люди – это не те, на кого где-то как-то могут надавить. Бюджетники, наверное, вообще побоялись к нам вступать. То есть у нас собрались относительно независимые люди, которые могут более или менее спокойно заявлять о своих требованиях. Какого-то давления фактически не было. Единственное: когда мы собирались митинг, вызывали в полицию, давали предупреждения. И когда записывали видеообращение к президенту, были попытки со стороны полиции как-то нас вразумить, что-то объяснить. На этом все давление, по сути, и закончилось. Не сказать, чтобы для нас везде открыты двери. Но мы видим, что если мы что-то раскопали, выложили, то некоторым ведомствам приходится работать. Может быть, есть какой-то негатив из-за этого с их стороны. Но никаких вбросов мы никогда не делали и не делаем и всегда против слухов.

- Вам не показалось, что проблему власти с самого начала пытались заглушить информационно?

- Учитывая наличие у власти собственных информационных каналов, естественно, это делалось, трудно это отрицать. Проводились определенные мероприятия, чтобы успокоить людей. Противостоять такой машине нам тяжело, поэтому мы и не пытались. Есть предположение, что власти поначалу сами не до конца понимали, что происходит. Неоднократно они заявляли, что проблема решена, а потом оказывалось, что это не так. Не знаю, с чем это связано: кто-то какого-то обманул или кто-то в администрации главы региона не разобрался. Помню, многие в Уфе потом удивлялись: думали, что наш вопрос уже закрыт, и никаких проблем нет. На предприятии тогда придумали очередную отговорку, что мы затопили карьер, но он просто остывает. Потом признали, что нужно дальше топить. И вот все это, как жевательная резинка, до сих пор тянется.

- Летом сложилось впечатление, что проблема решена, превышений ПДК не наблюдалось. Что происходит сегодня?

- Летом тоже не все было так благополучно - весь сезон в воздухе было очень много пыли, она практически залповыми облаками выделялась из карьера. В этом тоже ничего хорошего нет. Нужно, например, знать, какой состав этой пыли. Во-вторых, даже если это просто пыль, это не нормально, что она выделяется в таких количествах.

Сегодня мы продолжаем мониторить состояние воздуха. Совсем недавно был инцидент: три дня подряд - 25, 26 и 27 ноября - горожане чувствовали выбросы, какие - непонятно. Но наши датчики не показали превышения по диоксиду серы, и в официальных протоколах они тоже отражены. Мы пошли в территориальный отдел роспотребнадзора, чтобы получить достоверную информацию, но руководитель не только не дал нам информацию, но даже вызвал полицию. Лишь после этого инцидента ведомство опубликовало информацию, что 27 ноября были зафиксированы превышения ПДК по формальдегиду и диоксиду серы. А 30 ноября и наши газоанализаторы начали фиксировать превышения ПДК по диоксиду серы. Видно, что из чаши идет газ. Официальной информации нет. Определенно ясно, что ставить точку в вопросе рано.

30 ноября наши газоанализаторы впервые после долгого перерыва снова зафиксировали превышения ПДК по диоксиду серы.

- «Сибай, дыши!» дало вам «путевку» в совет по правам человека при главе Башкирии. У многих общественников скептическое отношение к этому образованию. Чего от участия в этом совете ждете вы?

- Мне изначально очень понравилось взаимодействие с федеральным советом по правам человека. Прежде всего, тем, насколько разительно эти люди отличаются от наших чиновников. Прямо видно сразу, что вот это люди, а это чиновники. Начать хотя бы с того, что на заседании в Уфе они были в простой одежде, несмотря на свои должности и посты, внимание СМИ к их персонам. То же самое можно сказать о коммуникации: мне очень понравилось с ними взаимодействовать, общаться. И результат этой работы был виден: исходя из тех рекомендаций, выводов, которые сделала комиссия.

Что касается нашего регионального совета, во-первых, он только начал работать. Во-вторых, имея такой положительный опыт общения с федеральным СПЧ, я согласился в надежде, что, возможно, получится что-то поменять в нашей республике.

Я планирую заниматься в СПЧ проблемами экологии. Уже очертил круг вопросов, которые хочу поднять. Это стерлитамакские шиханы, наш сибайский карьер, полигон отходов в Нефтекамске, на предприятии «Полиэф» непонятно что происходит, несколько ЧП подряд. От Сибая недалеко еще планируется добыча золота, и население местных деревень настроено резко против этого. Их, конечно, можно понять: как правило, такие разработки ведутся варварскими способами, после них остается буквально выжженная земля. В общем, в экологическом плане республика достаточно нагруженная. Я не питаю иллюзий, что созданный орган сможет сразу решить все проблемы. Потому что опять же даже рекомендации федерального СПЧ не всегда исполняются. Насколько эффективна будет работа нашего совета, наверное, покажет только время.

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество