aif.ru counter
510

«Дети отдаляются от природы». Почему палаточные лагеря теряют популярность

Методист уфимского подросткового объединения «Росстань» Алексей Алликас летом перевоплощается в вождя индейского племени. Но с каждым годом число юных его соплеменников уменьшается.

Для музея у нас много уникальных экспонатов с космодромов.
Для музея у нас много уникальных экспонатов с космодромов. © / Алексей Алликас / Из личного архива

Увлечённый с детства космосом, Алексей Алликас не попал в космонавты из-за лишних двух сантиметров роста. Свою заветную мечту он перенёс на работу с детьми: до сих пор «играет в индейцев», изучает архивы и документы Великой Отечественной войны и мечтает построить в Уфе космоцентр.

Алексей Алликас
Алексей Алликас Фото: Из личного архива

Холодильник в лесу

Гюзель Ибрагимова, «АиФ-Башкортостан»: Алексей Георгиевич, индейскому лагерю «Говорящая Вода» уже более четверти века. Он до сих пор популярен, как раньше?

Алексей Алликас: Да. Но в последнее время требования к палаточным лагерям стали жёсткими. Там, где дети живут в условиях дикой природы, проверяющие требуют установить холодильники, душевые кабинки с тёплой водой и организовать прочие блага цивилизации. Буйки заставляют выставлять в 10 метрах от берега, а что делать, если ширина речушки только шесть? Типи (индейское жилище – Ред.) обязывают устанавливать на помосте. Мы так пробовали, но стали заводиться мыши. В Белорецком районе позапрошлым летом было восемь лагерей, в прошлом осталось только три – не выдерживают напора проверок.

Досье
Алексей Алликас. Родился в 1961 г. Закончил геофак БГУ. Педагог Центра городского детского краеведения и туризма, методист объединения «Росстань». Имеет медали им. Циолковского, Центра подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина и «Патриот России». «Человек года-2008». Женат. Четыре дочери, есть внуки.

- Как составлена программа отдыха?

- В нашем историко-эколого-этнографическом лагере дети живут по обычаям и традициям индейцев Северной Америки в самых живописных местах Белорецка и Бурзяна. Учим детей жить в гармонии с природой. Четыре года назад в рейтинге необычных лагерей России, составленном сайтом Hello, мы заняли первое место, в мировом списке оказались седьмыми. Отличное питание, верховая езда, занятия по природоведению, экологии, географии, биологии, рукоделие, отличные призы – всё для детей. Стоимость смены самая низкая по всем показателям рейтинга. Путёвки родители получают бесплатно или приобретают за полцены. За смену отдыхают в среднем 60 детей. Но теперь их стали больше вывозить за границу. Не каждый родитель согласен, чтобы их чадо спало на земле, «ходило в яму», чистило картошку. Поэтому дети отдаляются от природы, не умеют держать в руках топор, нож, пилу, разжигать костёр, ориентироваться на местности, добывать еду, разбираться в полезных и ядовитых растениях.

- А как построена работа в плане экологического воспитания?

- Заключили договор с местной свалкой. Железо, стекло часто забирают местные или вывозим в город с оказией. Если даже кто-то из взрослых курит, уходит подальше в лес, с глаз долой, и обязательно с пепельницей - окурки бросать категорически запрещено. Курить в лагере нельзя, если застукаешь подростка (а это единичные случаи), условие: сообщаем родителям или вытряхиваем табак на костёр, на священные дела. Выбирают второе.

Войнушка для пацанов

- Кроме индейцев, чем занимаются дети в объединении «Росстань»?

- Ещё одно направление – военно-историческое. Последнюю реконструкцию военных действий мы провёли на аэродроме Первушино в 2015 году, подтянув единомышленников. Но сейчас такой финансовой помощи, как раньше, нет. В общем, не хватает времени и денег. Да и Центр военной исторической реконструкции переместился в Бирск. Администрации города это интересно, ребята, наши воспитанники, организовывают проекты на всю Россию: сборы, семинары для поисковиков. Небольшие военные реконструкции представляют по праздничным датам. Выезжают в экспедиции на поля сражений под Волгоград, в Ленинградскую область, на Кавказ, находят останки солдат, разыскивают родных. На федеральные деньги проводят фестиваль «Река времени».

Два года подряд на Эльбрусе наши земляки, а теперь руководители клубов Питера - первый в поисковой работе Башкирии Володя Волков и наш воспитанник Женя Петерс - проводили фестиваль «Заоблачный фронт» с интерактивной площадкой, контактной выставкой и демонстрацией вооружения. Общаемся, встречаемся, тему я не бросаю. Сам в экспедициях был, делюсь документами и архивами. В других регионах подобные проекты лучше поддерживают, чем у нас.

- А чем дети увлечены?

- У меня 4-5 классы. Плетём кольчугу, строим бревенчатую древнюю русскую крепость. Летом мастерим луки-стрелы. Они, конечно, рвутся разбирать пулемёты, хватаются за автоматы, но в военное дело ввожу их постепенно, начиная с Древнего мира, Средних веков и заканчивая Великой Отечественной. И строевая подготовка у нас есть, и мечом машем – физподготовка никому не помешает. Заинтересованность пацанов военным делом просто зашкаливает.

Самые крутые

- Как поживает «Космошкола»? Отслеживаете судьбу ваших воспитанников после их побед на всевозможных конкурсах?

- Несколько лет назад 15-летняя Катя Лопухова победила во Всероссийском конкурсе «Звёздная эстафета», тогда её пригласили работать в Центр подготовки космонавтов. Сейчас она на 2-м курсе УГАТУ, имеет две научные работы. Эльдар Фаттахов, её первый пилот (имитационный полёт на Луну – Ред.) учится в МФТИ.

Карима Гизатуллина, тоже физтеховца, пригласили во Францию на консультацию по аппарату ExoMars, на котором стоят российские приборы, для их настройки он и писал программы. Ещё шесть человек в разные годы поступили в ведущие вузы страны. Но было б должное финансирование, раскрутились бы со страшной силой. В Королёве нам сказали: «Ваша команда – самая крутая, таких результатов ещё никто не показывал». В прошлом году мы выиграли всероссийские конкурсы «Звёздная эстафета», «Космос», «Лунная одиссея», детей наградили путёвками в «Артек» и «Орлёнок». Представляли проекты: аэропоническая оранжерея, суперуниверсальный лунный робот, что берёт образцы грунта, многофункциональные космические аппараты.

Предложенная маленьким уфимцам программа в нашей «Космошколе» сложная. Пять лет назад набрал группу из 15 четвероклашек. Остались только двое. Они занимаются по академической программе, старшие готовят проекты. Обычно в системе кванториумов на это уходит три года, а наши ваяют за 3-4 месяца, хотя их финансирование 3-5 млн в год, у нас – сущие копейки. Я имею сертификат преподавателя кванториума, но мне такое финансирование не дадут – нужно соответствующее помещение, а мы сидим в подвале. Благо за свет и отопление не платим. Вот этот, к примеру, движок серво-двигатель 2,5 тысячи стоит. Могу позволить лишь аналог за 300 рублей.

Ещё космический музей хочу. У нас много уникальных экспонатов: с космодромов, документы, материалы с предприятий для космоса, ракетной техники.

- Вы как-то демонстрировали проект аэрокосмического центра, там, по-моему, и планировали музей открыть…

- Да, дело было шесть лет назад. Он давно готов. «Старый» планетарий остаётся внутри, а вокруг – трёхэтажка. Вся история космоса, музей, аппараты, интерактивные площадки, экскурсии, лекции, занятия - всё там. Плюс 50 рабочих мест. Уже выделяли и территорию, и деньги – 270 млн, но, увы, их «съели» ШОС и БРИКС.

- Почему бы вам не воспользоваться системой грантов?

- Да, это хорошее подспорье. Но у меня нет человека, который бы этим занялся. Однажды выиграли грант в 80 тысяч, но получили их спустя два года, когда цены уже изменились.



Материал подготовлен:

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Будет ли переноситься линейка 1 сентября в 2019 году в Башкирии?
  2. Как очистить воду из-под крана от химических загрязнений?
  3. Полное расписание кинофестиваля «Серебряный Акбузат» в Уфе: дата и время
  4. Кто идет на выборы главы Башкирии в 2019 году? Список кандидатов