aif.ru counter
109

17 лет рулил теплом и светом. Воспоминания ветерана башкирской энергетики

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. АиФ-Башкортостан №36 05/09/2018
В будущем году супруги Абдурашитовы отметят бриллиантовую свадьбу - 60 лет вместе.
В будущем году супруги Абдурашитовы отметят бриллиантовую свадьбу - 60 лет вместе. © / БГК РБ

Накануне своего 85-летия Шамиль Абдурашитов вспомнил, как развивалась энергосистема республики в период, когда в стране шло бурное строительство, открывались заводы. И всем нужна была энергия.

Такие кадры нужны всем

Юлия Байджанова, «АиФ-Башкортостан»: Шамиль Рахимович, почему вы решили пойти в энергетику?

Шамиль Абдурашитов: В начале1950-х годов в стране началось строительство больших плотин и крупных ГЭС. И молодёжь горела желанием попасть на эти великие стройки. Я жил в Фергане и, естественно, после 10-го класса тоже решил стать гидроэнергетиком. Поехали с другом в Ташкент поступать в политехнический институт. Но на выбранную специальность мы не прошли по конкурсу. Тогда нам предложили другие. Выбрал теплоэнергетику, даже не задумываясь, что это такое. Оказалось, очень востребованная профессия.

- Как вы оказались в Уфе?

- Это случилось в 1960 году. К тому времени я уже освоился в профессии, имел почти пятилетний опыт и работал начальником службы наладки «Ферганэнерго». И когда благодаря очередной реформе Хрущёва «Ферганэнерго» не стало, многие инженеры из аппарата остались без работы. Я написал в несколько крупных энергосистем и получил приглашения на работу. Но в Башкирии, видимо, голод на кадры был мощнее. В наши края приехал кадровик «Башкирэнерго», встретил меня, «взял за горло». Я согласился. Тут специалистов не хватало, а энергетика развивалась сумасшедшими темпами.

- Что в те годы в вашей работе было самым тяжёлым?

-Тогда все электростанции работали на угле и мазуте. Мазут был настолько высокосернистый, что из газоходов серная кислота выливалась, а шлак выдавал сумасшедшую коррозию. Все агрегаты работали с большой нагрузкой, а энергии заводам и фабрикам всё равно не хватало.

Я был ведущим бригадным инженером. Мотался по всей Башкирии, на всех практически электростанциях налаживал котлы и турбины. А это отнюдь не лёгкий труд. Зато такая закалка не раз помогла справиться с трудностями в будущем.

В 1966 году отправили директором на Стерлитамакскую ТЭЦ – устранять большую аварию. Обвалились три пролёта кровли котельного цеха из-за перегруза наледью. А на дворе – февраль, 30 градусов мороза. Весь котельный цех – в горах обломков, работать краном мешают дымовые трубы, разбирать завалы можно только вручную. Но никто не идёт, рискованно. В итоге, наняли людей за наличные деньги под личную ответственность. Это было уголовное дело - платить тогда людям наличными. Но станцию восстановили, а потом даже расширили.

Один из любимых объектов - Кармановская ГРЭС.
Один из любимых объектов - Кармановская ГРЭС. Фото: БГК РБ

Прошло неполных два года - и тут новое испытание. Ко мне приехал управляющий «Башкирэнерго» Мухамет Резяпов и после долгих разговоров признался, что задерживается пуск Кармановской ГРЭС. Я поехал на разведку. На площадке работают 10 тысяч человек, все жалуются. Арматуры и цемента нет, транспорта и людей не хватает. Послушал, посмотрел, вернулся домой, поговорил с женой и уехал в Карманово. Был июль. А в декабре мы запустили станцию.

Секрет успеха

- Как вам удалось за несколько месяцев решить проблемы, которые до вас не удавалось решить долгое время?

- Я увидел, что надо обуздать многочисленных подрядчиков и жёстко направить их на выполнение общего дела, подтянуть исполнительскую дисциплину. Поэтому мы твёрдо предъявили строителям свои требования, объяснили, что главные на стройке – энергетики, к голосу которых до этого особо не прислушивались. Также важно было создать элементарные бытовые условия. Например, столовую из 30 мест расширили до 400. За два месяца построили 4 дома по 60 квартир, общежитие на 200 человек. Социальные проблемы сняли, и люди заработали.

- Как управлялись с тысячами рабочих? Сейчас трудно себе представить такую масштабную площадку.

- Мы проводили по 3-4 оперативки в сутки, каждому исполнителю – организаций 30 было на тот момент – давали задание до следующей оперативки. Помню, был такой эпизод: на каком-то участке вовремя не установили насос, а за ним цепочка других работ встала. Я стал ругать прораба, который не успел залить фундамент под насос. Постыдил, он отговаривается. Я потвёрже – матом. А он: «Ну, так бы и сказали с самого начала». Рабочие понимают только крепкое слово – твёрдое и уверенное. На болтовню, уговоры и просьбы не реагируют. Так мы работали без выходных и праздников, зато станцию пустили.

- Потом были 17 лет во главе «Башкирэнерго»…

- Меня назначили управляющим компании после смерти Мухамета Резяпова. Всё произошло внезапно. Никогда не думал и не хотел на эту должность. Я знал, какой это труд. Пахал все 17 лет с 1971 по 1988 годы. Построили Ново-Стерлитамакскую и Приуфимскую ТЭЦ, расширили все действующие. Потенциал энергосистемы за эти годы утроился, мы воплотили в жизнь многие технические, организационные и социальные новации. Затем по предложению ЦК компартии я занялся ветроэнергетикой.

Ветряки из Башкирии

- Неожиданное решение для карьеры теплоэнергетика…

-Тема ветроэнергетики тогда была в моде. Я ушёл из «Башкирэнерго» и возглавил НПО «Ветроэн». За полгода мы сумели наладить кооперацию между 26 машиностроительными заводами республики. К концу второго года начали «клепать на коленках» готовый продукт, не имея своего завода – он только строился. За два года выпустили 100 комплектов ветровиков на 16 и 30 кВт. Собирали и комплектовали на Шакшинском машзаводе. Спрос был огромный, агрегаты расходились как горячие пирожки. Их забирали самовывозом на Алтай, в Среднюю Азию и Казахстан. А потом пришёл 1991 год, и всё лопнуло.

- Есть ли шанс у республики вернуться к этой технологии сейчас?

- Когда прекратилось финансирование из союзного министерства, я пошёл просить деньги на продолжение проекта к Муртазе Рахимову, возглавившему республику. Но он – нефтяник, ясное дело, отказал.

Если бы тогда деньги нашлись, республика сегодня гремела бы на весь мир. У нас был большой портфель заказов – башкирских ветряков ждали палестинцы, арабы, африканцы, бразильцы, китайцы. Я до сих пор бьюсь за возрождение этой идеи. При должном финансировании ещё можно реанимировать это производство. Заводской потенциал в республике сохранён.

Главное – семья

- Вы всю жизнь выбирали трудности вместо теплого местечка. Это особенности воспитания или личного характера?

- Время такое было. Отец на фронте, мы с братом делали домашние дела, помогали по хозяйству, топили печь. В свои 10 лет уже не были детьми. Были взрослыми, самостоятельными, ответственными.

- Вас в республике знают и как публициста. Сколько книг вы уже издали?

- Ещё в школе я любил писать сочинения, некоторые из них учительница даже прочитывала перед классом. Что касается книг, то по энергетике я писал их в виде учебных пособий, а публицистикой занялся, выйдя на пенсию. Всего увидели свет, наверное, больше 30 моих книг – я не считал. На днях вышла новая книга «Когда хаос в умах, в жизни – бедлам». Увлечение писанием, кроме всего прочего, не даёт мозгу «застывать» и самому «расклеиваться», а потому, пока пишется – буду писать.

- Вам уже 85, вы бодры, энергичны и общественно активны. Поделитесь, как удаётся держать форму «бойца»?

- Живу обычно, ничего не делаю особого для своего здоровья, тем более – долголетия. Правда, принимаю прописанные лекарства, удерживаюсь от того, что заведомо вредит здоровью и жизни. К примеру, я никогда и ничего не воровал, никому не мстил, не знал наркотиков, не курю, алкоголь – только по случаю, не больше двух рюмок, не переедаю, пью воду и зеленый чай, ем фрукты, сплю 7-8 часов, гуляем с женой на свежем воздухе.

Главное в моей жизни – семья. Наш дом полон внуков и правнуков. В будущем году, Бог даст, отметим с женой Фагилёй Хакимовной «бриллиантовую свадьбу» – 60 лет супружества.

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество