(обновлено )
464

«Участятся природные катастрофы». Что будет с мелеющими реками Башкирии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. АиФ-Башкортостан № 38 21/09/2021
Уровень Белой упал до «рекордного» уровня - минус 162 см.
Уровень Белой упал до «рекордного» уровня - минус 162 см. Из личного архива

Почему на смену снежным зимам и обильным весенним паводкам приходит летнее обмеление рек? Почему полноводные водоёмы превращаются в болота? Почему очистка русел вредит, и есть ли будущее у судоходства? Об этом и многом другом – наш разговор с гидрологом Ауфаром Гареевым.

Гареев Ауфар

Ауфар Гареев Фото: Из личного архива

Справка
Родился в 1946 году в деревне Сайраново Туймазинского района. В 1970 году окончил Ташкентский университет по специальности «инженер-гидролог». Работал в Башкирском филиале РосНИИ водного хозяйства. С 1982 по 1990 год возглавлял кафедру географии в БГПИ, с 1990 по 2020 год – кафедру гидрологии и экологии БашГУ. Заслуженный работник водного хозяйства РФ.

Всё дело в цикле

Айгуль Нургалеева: Ауфар Миннигазимович, куда уходит вода из рек? Почему расширяются островки на Белой рядом с Уфой?

Ауфар Гареев: Действительно, уровень воды в Белой в районе Уфы в очередной раз обновил исторический минимум за 130 лет наблюдений: 20 августа он опустился до отметки минус 162 см (антирекорд 2012 года – 156 см). Обмеление рек и озёр, высыхание болот обусловлено наложением ряда факторов. Во-первых, влияние циклических колебаний тепловлагообеспеченности. Помните, засушливое лето 2010 года? Через 11 лет эти явления проявляются ещё сильнее. Но если бы других глобальных изменений не было, циклические колебания не сказались бы так сильно. Накладываются и внутривековые колебания стока рек. Они происходят через каждые 40-50 лет и влекут весьма существенные изменения водности. Например, в источниках можно прочесть, что в 1940-50-е годы прошлого века наблюдалась сильная засушливость, реки обмелели, происходило резкое снижение уровня рек в Предуралье и Зауралье. Несколько озер даже превратились в болотные комплексы – это Северные и Малые Улянды в Зауралье. Но это было не так существенно, как в этом году.

– Глобальное потепление влияет на эти процессы?

– Да. Влияние глобального потепления доказано ещё с 80-х годов ХХ века. Но до 2000 годов многие его игнорировали, хотя мы говорили, что ситуация будет ухудшаться, и это предсказание оправдывается. С 1980-х годов среднегодовая температура воздуха нарастает на один градус, что очень существенно.Профильные ведомства теперь вынуждены уделять этому вопросу серьёзное внимание.

Кроме того, ещё с 2000 годов были признаки, и я это предсказывал, что в течение ближайших 30-40 лет будут нарастать засушливость и обмеление рек. Сейчас видите тенденцию развития этих факторов: нарастает засушливость и т.д.

Сохнут и превращаются в болота

– А мелкие реки? Они вообще пересохнут?

– Ситуация будет колебаться: одни года побольше водность, другие – поменьше. По моим ориентировочным оценкам и прогнозам, так будет ещё минимум 10 - 15 лет. Затем начнётся многоводная фаза – 40-50 лет. Постепенно наши водные объекты будут восполняться. В Зауралье на протяжении нескольких лет многие реки пересыхают. В Хайбуллинском и Абзелиловском районах малые реки зимой перемерзают, летом пересыхают. А для Предуралья и Южного Урала это нехарактерно. Хотя, по нашим исследованиям, видно, что некоторые реки превратились во временные водотоки. Такая тенденция ещё будет продолжаться: весной они будут немного наполняться водой, а летом пересыхать. С учётом всех факторов, как в этом году, могут пересыхать и более крупные реки. К примеру, такое происходило в этом году на реке Крепостной Зилаир, других.

– Экологи бьют тревогу по озеру Аслыкуль. Насколько она обоснована?

– Аслыкуль претерпел существенные негативные изменения. Но полномасштабного исчезновения таких крупных озер как Аслыкуль и Кандрыкуль, конечно, не будет. Думаю, уровень воды в них будет и дальше снижаться, экологическая обстановка будет ухудшаться. Вода в реках убывает, осадков мало, в озёрах усиливается испарение, они мелеют. В прошлом году мы проводили исследование озера Аккуль – его глубина уменьшилась на два метра, в некогда полноводном озере появились заболоченные участки. И таких небольших водоёмов, превратившихся в болота, много.

– Можно ли их спасти?

– Нужно не просто, как биологи, ахать-охать и предпринимать какие-то ненужные меры. Надо выявить закономерности и попытаться дать прогнозные варианты. Но досконально это сделать нельзя, потому что текущая гидрометеорологическая информация недоступна.

Нужен гидрометцентр

– У нас ведь есть Башгидромет, который ведёт наблюдение и мониторинг весеннего расхода воды в реках…

– Да, но использует устаревшую программу прогноза по оценке максимальных расходов воды 1950-60-х годов. Кроме того, оперативная гидрометеорологическая информация бесплатно недоступна. А на её приобретение у научно-исследовательских организаций нет средств. Научно-исследовательские работы, разовые исследования мы выполняли по заданиям Российского фонда фундаментальных исследований, Академии наук, правительства республики. По ним можно раскрыть закономерности на сегодня, а что будет дальше в изменении водности рек – нужно понимание на уровне правительства. Это в республике должно быть, если мы хотим более-менее нормально себя чувствовать.

Мне кажется, этим должна заниматься специализированная организация. Например, лаборатория водохозяйственных исследований и экологии БашГУ. Потому что аналогичные исследования в других организациях республики не проводятся. На базе лаборатории можно создать центр оперативного текущего анализа изменения гидрометеорологических условий, климата. Всё зависит от финансов. Сейчас к нам обратились из минэкологии по поводу озера Ургун. По-моему, начинают понимать проблему на уровне правительства.

– Как в других регионах решается этот вопрос?

– На государственном уровне в стране работают только две организации: Государственная геофизическая обсерватория и государственный гидрологический институт в Санкт-Петербурге. Но проблемами регионов они не занимаются. В Российской Федерации, к сожалению, таких центров нет. Они есть, например, в Германии, Франции, Польше, других странах, где за экологию борются. Где понимают роль экологических проблем в решении экономических, уделяют большое значение и направляют крупные средства. А у нас экология остаточная и почти никому не нужная.

– Расскажите, пожалуйста, о последних исследованиях лаборатории.

– В прошлом году на уровне кабинета министров поднимался вопрос относительно рек Карагайлы и Худолаз в Зауралье, озёр Каракуль (в пойме Белой) и Таукуль (Альшеевский район, недалеко от Аслыкуля). По каждому водному объекту провели исследования. Везде причины разные: где-то хозяйственная деятельность человека, где-то циклические колебания. Так, доказали влияние Сибайского ГОК на реки Карагайлы и Худолаз, дали рекомендации, что необходимо для их спасения. Мы выявили, что из-за формирования карьера пересохла река Карагайлы – образовалась депрессионная кривая, и вода стала туда утекать. В другом месте золотодобывающая компания нарушила русло реки. Такие нарушения нужно однозначно пресекать.

Сели на мель?

– Чтобы возрождать судоходство, постоянно углубляют русла рек, особенно Белой. Это полезно для реки?

– Добыча песчано-гравийной смеси и других строительных материалов плохо влияет на водность, ведь их добывают из самого русла Белой, её паводко-пойменного комплекса. В результате повышается мутность воды, происходит заиление. Судоходные пути не поддерживаются, русла оказываются заброшенные, потому что на это денег нет, нет службы эксплуатации. Нет государственного подхода, системы в поддержании благоприятных условий по реке Белой. А по малым рекам заиление происходит в нижней части, так как на водосборе, в верховьях развиваются эрозионные процессы. Они способствуют разрушению почв, грунтов, те выносятся и деформируются в нижней части реки. Русло поднимается, зарастает и весной начинает затапливать населённые пункты. Это большая проблема, её надо осознать. Необходимо анализировать причины по всем бассейнам рек, а не заниматься этим точечно.

– А как влияют водохранилища на уровень рек?

– Положительно. Потому что на водосборе происходит перераспределение стоков, увеличение максимальных расходов воды (основная масса протекает весной, на лето остаётся мало, а водохранилища перехватывают этот поток). Мы проводили исследования по водохранилищам Зауралья (где климатические условия наиболее засушливые). Отдельные реки уже превратились во временные водотоки. За счет пропуска воды они сохраняются и функционируют как постоянные водотоки. Возможно, надо ещё строить. Хотя в Оренбургской области, в Казахстане есть противники этого: говорят, в Башкирии много водохранилищ, там много воды сдерживают. Необходимость в строительстве водохранилищ есть, в том числе в Зауралье. До 90% воды по отдельным рекам протекает весной, на лето остается 5-10%. Конечно, реки пересыхают. Если будет искусственное перераспределение, мы сможем поддержать минимальные расходы воды.

– Ваш прогноз: если через 10-15 лет настанет фаза многоводья, всё вернётся на круги своя?

– Глобальное потепление внесет существенные коррективы: изменится циркуляция воздушных масс, в результате чего, например, из Атлантики к нам будет попадать меньше влаги. Ослабнет влияние полярных циклонов, они всё реже смогут пробивать обширные тёплые антициклоны, значит, как нынешним летом, будет держаться жара. Следовательно, в Башкирии участятся природные катастрофы: засухи, ураганы, смерчи, грады. Иногда арктический воздух всё же будет проходить, так что некоторые годы будут холодными. Что касается рек – Белая в створе Уфы не пересохнет, но уже пересыхают реки Зауралья, многие озера начали мелеть ещё в 40-50-е годы прошлого века, когда была маловодная фаза. Именно тогда началось обмеление Аслыкуля, Кандрыкуля, многие озера Зауралья стали болотами. Сейчас эти процессы повторяются.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах