aif.ru counter
06.11.2019 17:46
63

Нужны условия. О развитии туризма в природных парках и заказниках Башкирии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. АиФ-Башкортостан № 44 29/10/2019
Озеро Аслы-куль.
Озеро Аслы-куль. © / Айгуль Мусина / АиФ

О расширении сети природных парков, борьбе с нарушителями, сохранении «правильных пчёл» и создании современной рекреационной инфраструктуры рассказывает руководитель Дирекции по особо охраняемым природным территориям минэкологии Башкирии Марат Хасанов.

С учётом специфики

Айгуль Нургалеева, «АиФ-Башкортостан»: Марат Вафиевич, с какими результатами природные парки республики завершили летний туристический сезон?

Марат Хасанов: К сожалению, лета в этом году практически не было, и сезон был одним из худших по посещаемости. Тем не менее, по данным на 1 сентября, четыре природных парка посетили почти 109 тысяч человек (за аналогичный период 2018-го – 105,5 тыс.). Причём, если в парках «Иремель», «Аслы-куль» и «Мурадымовское ущелье» число туристов выросло – на тысячу, 1600 и две тысячи человек соответственно, то в «Кандры-куле» снизилось на 1300.

гора Иремель
Гора Иремель Фото: Турклуб "Авантюра"

В каждом природном парке и заказнике своя специфика, стараемся её развивать. Ведь раньше все положения штамповались по единому лекалу. К примеру, в Икском заказнике разрешена сельхоздеятельность, но запрещено движение транспорта, в том числе гужевого. Считаю, положения могут меняться, но в интересах природы и местных жителей.

– Что уже сделано в новом природном парке «Зилим»?

– Сейчас набираем инспекторский состав, боремся с нарушениями и лесными пожарами. К отбору кадров подходим жёстко: это должны быть люди с образованием, психически устойчивые. Закупаем квадрокоптер, будет создана своя мобильная группа. Организовали один КПП в районе деревни Таш Асты и временный визит-центр в посёлке Красноусольский. Закупили 16 шлагбаумов, 285 аншлагов и картосхем. До конца года планируем установить их по периметру парка и создать визит-центр «Зилим». В планах на будущий год – строительство стоянок по водным и пешим маршрутам, дооснащение парка транспортом и оборудованием.

Киндерлинская пещера
Киндерлинская пещера Фото: Русское географическое общество

Параллельно с РГО ведём работу по Киндерлинской пещере – ключевому объекту на территории парка. Разрабатываем план изыскательских работ. Хотим возродить народные промыслы: кызылык, кумыс, мёд, кожевенное дело. История и культура республики богаты, но нет ни одного крупного национального объекта, куда можно было бы привезти гостей. Планируем создать башкирскую деревню XVIII-XIX века. Расположение «Зилима» очень удачно, в радиусе 100 км от крупных агломераций. Поскольку новый парк входит в проект «Алтын Солок», одно из направлений – бортничество.

Спасти редкую популяцию

– Какая работа ведётся по сохранению бурзянской пчелы?

– Проект заработал в этом году и рассчитан на пять лет. Начали  с того, что провели ревизию пчелосемей на территории заказника «Алтын Солок» и выяснили, что популяция бурзянской пчелы деградирует. Раньше ежегодно выделялись дотации, что позволяло сохранять популяции пчёл. Учёные из Академии наук подтвердили, что необходимо создать режимные условия, чтобы исключить скрещивание.

Цель проекта – не просто спасти пчелу от метизации, а сделать её востребованным продуктом. Предоставим пасечникам особо охраняемые территории, лесные угодья и пчелосемьи. Сейчас проводим анализ по всей территории республики, делаем генетический анализ пчёлам, выдаваемым за бурзянку. К новому году будут окончательные результаты. Уникальность бурзянки в том, что она представляет тёмную лесную породу – подвид среднерусской пчелы, которая была распространена по всей Европе и на Урале. Теперь в чистом генетическом виде сохранилась только у нас в республике. Самое удивительное, что наша пчела может работать во всём мире. К ней проявляют интерес покупатели из Казахстана, Японии, Кореи. Надеемся, наш проект создаст маркетинговую основу понятию «башкирский мёд». Пока это только легенда, за границей он вообще неизвестен.

– Чем проект интересен рядовым пчеловодам?

– Они получат генетический селекционный паспорт производителя мёда и географическую привязку к особо охраняемой природной территории. Такие документы – весомый аргумент для выхода на рынок.

Наша бурзянская пчела может работать во всём мире. К ней проявляют интерес покупатели из Казахстана, Японии, Кореи.

У нас 27 заказников и пять природных парков – почти 600 тысяч гектаров. Заказники тянутся от Аскинского района до Шайтан-тау на границе с Оренбургской областью, где липы цветут в разное время и мёд можно собирать весь сезон. Единственное условие: работать с «правильными» пчёлами. Пасечники должны либо покупать их у нас – в этом случае минсельхоз (участник проекта) компенсирует половину затрат – либо провести генетический анализ своих пчёл (он бесплатный). Мы будем регулярно контролировать чистоту породы. Местные жители активно участвуют в проекте. В этом году мы должны были собрать биоматериал, чтобы будущей весной начать реализовывать его. Ведь сегодня ситуация такая, что даже сто чистопородных семей нереально закупить – их нет!

В «Алтын Солок» в Бурзянском районе пускать никого не будем, он остаётся ядром, где естественным путем размножаются идеально генетические семьи. Рисковать ими не можем. Удивительно, что в Янаульском районе выявили чистую породу бурзянки, о ней никто раньше не слышал. Есть планы создать там заказник. Сейчас создаем заказник в районе Лемезов в Иглинском районе – там большая агломерация пчеловодов.

Мешают запреты

– Этой зимой разрешат катание на снегоходах по горе Иремель?

– Весной я встречался с представителями бизнеса, просил их «выйти из сумрака» и работать официально, в чём они и сами заинтересованы. Мы согласовали предложение с Минприроды России, внесли изменения в положение о природном парке «Иремель» (приняты постановлением Правительства РБ 17 апреля 2019 года). Вопрос доставки туристов к подножью Большого Иремеля и катание на снегоходах по утверждённым маршрутам в сопровождении инспектора решён положительно. Конечно, бесконтрольное катание будет запрещено.

– Как ведётся борьба с браконьерами? Становится ли их меньше?

– С начала года по 19 сентября инспекторы выявили 178 нарушений. Лидирует природный парк «Аслы-куль» (77) и госзаказники вокруг него – по центральной зоне 98 нарушений. Всего одно выявлено в природном парке «Мурадымовское ущелье». Самое распространённое – нарушение режима особо охраняемых природных территорий (зафиксировано 154 факта). С инспекторами охотнадзора Минэкологии, федерального Рыбнадзора и сотрудниками МВД проводим совместные плановые и внеплановые рейды с использованием квадрокоптера, изымаем незаконные орудия ловли рыбы, раков и зверя.

Благодаря современным техническим средствам, особенно беспилотникам, выявляемость нарушений повысилась в 10 раз.

В этом году на незаконной рыбалке попались 14 человек, на браконьерстве – семеро, три случая – в сфере лесного законодательства. Благодаря современным техническим средствам, особенно беспилотникам, выявляемость нарушений повысилась в 10 раз. Сегодня работают три мобильные группы: в Уфе, Белорецке-Иремель, Мраково. Закупили ещё три для трёх природных парков. Шесть мобильных групп покроют особо охраняемую территорию всей республики.

В планах – обследовать озеро Кандры-куль на видовой состав и объёмы водных обитателей. Это нужно для обоснования спортивной рыбалки и массового отлова раков, что очень популярно на этом озере. Совместно с учёными Академии наук начали экологические изыскания, прорабатываем вопрос запрета дайвинга для сохранения водных биоресурсов.

– Какие наиболее острые проблемы можно выделить на особо охраняемых территориях?

– Эксперимент создания комфортной зоны отдыха у деревни Купоярово на озере Аслыкуль в 2017 году показал, что развитие туризма в зонах разрешённой рекреации работает на защиту особо охраняемых природных территорий. Но существует три основные проблемы: неразвитость инфраструктуры, неинтегрированность в республиканскую систему развития туризма и большое число запретов на особо охраняемой территории (которые отпугивают инвесторов). Этот вопрос нужно проработать на законодательном уровне. В каждом природном парке инвесторов ищем «в ручном режиме». Сложности возникают на уровне оформления. Ведь если земля в парках «Иремель» и «Мурадымовское ущелье» в их собственности, то в других она принадлежит сельским поселениям, юридическим и физическим лицам. А на частных пляжах мы не вправе выставлять спасательные посты, можем только следить за соблюдением режима.

Вокруг озера Кандры-куль провели экологические изыскания для организации парковки, получили положительное заключение. Ведь сегодня вся прибрежная полоса забита автомобилями! Обговариваем с инвестором план создания чистой прогулочной зоны вокруг озера. Но начинать надо с наведения порядка с машинами. Следующий шаг – турстоянки. На Аслыкуле такая же ситуация. Но вопрос сдвинулся с мёртвой точки. Администрация Давлекановского района начала процесс передачи пляжей природному парку. Мы просим правительство выделить средства на оборудование там спасательных постов, соответствующих требованиям МЧС. На Кандры-куле их требуется шесть, на Аслыкуле – пять и один на речке у Мурадымовского ущелья. Наша задача – создать комфортные условия для развития туризма. Хотелось бы, чтобы в профильном госкомитете нас услышали и поддержали.

Досье
Марат Хасанов родился в 1978 г. в Ташкенте (Узбекистан). В 2008 г. окончил Ташкентский университет информационных технологий, в 2015 г. – Финансовый университет при Правительстве РФ. С 2016 г. возглавляет Дирекцию по ООПТ Минэкологии Башкирии. Женат, две дочери.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество