Примерное время чтения: 11 минут
3604

«Живу с детьми на кухне у соседа». История многодетной мамы из Башкирии

Многодетная мама по закону все получила, а живет в чужом доме.
Многодетная мама по закону все получила, а живет в чужом доме. / Наталья Кузнецова / АиФ

С сентября прошлого года 36-летняя Файруза Хабибуллина с двумя детьми, четырех и девяти лет, живет… на кухне у соседа. Старшую, 14-летнюю девочку, которая серьезно болеет и носит слуховой аппарат, удалось устроить у бабушки с дедушкой, а у мамы с двумя младшими – один диван на троих. До этого много лет была съемная комната, а еще раньше – баня на участке сгоревшего дотла родительского дома. У женщины есть участок в 15 соток и сруб. Но и эту постройку своей она назвать не может – пустая коробка, на которую нет права собственности. От отцов детей помощи нет: один сбежал с угрозами о расправе в случае требований по алиментам, второй – пропал, уже два года идут поиски. А в пандемию Файруза еще и осталась безработной. Многодетная мама рассказала UFA.AIF.RU, как ей приходится выживать и чем ей помогло государство.

Холодные стены без окон

Пройти к срубу на участке, расположенном на улице Архитектурной села Кушнаренково, не так просто: в рыхлом весеннем снегу ноги проваливаются по колено даже на «тропе», выложенной листами картона и кусками досок.

«С другой стороны пройти вообще невозможно, – объясняет Файруза. – Там грязи по колено. Микрорайон существует уже лет десять, а дорог пока так и нет».

многодетная мама
Пробраться к срубу не так просто. Фото: АиФ/ Наталья Кузнецова

Хотя кругом и бездорожье, сами дома по соседству выглядят очень достойно. Постройка многодетной мамы на фоне других зданий смотрится, на первый взгляд, тоже неплохо: серьезный фундамент, хороший сруб, наполовину обшитый сайдингом, неплохая с виду крыша. Внутри картина так себе: голые доски, пол без покрытия и «лампочка Ильича», которая включается через удлинитель. Половина избы, запланированная, видимо, под сени и кухню, завалена хозяйственными мелочами. В единственной «комнате» есть признаки обжитости: две детские кровати, небольшой телевизор на полу и стол-книжка. У стены стоит пластиковое окно в упаковке – 10 тысяч рублей собрала по копейке с детских пособий. Еще помогли пандемийные выплаты: хватило на забор, ОСП-плиты в комнату и колодец.

«В прошлом году летом мы здесь жили с детьми, в этих условиях, – говорит мама, и уже с первых слов не может сдержать слез. – Сейчас здесь даже холоднее, чем на улице. Старшие девочки болеют, у них обеих проблемы с неврологией, как подумаешь, что вынуждены они еще все это терпеть, так больно...»

многодетная мама
Мама не может сдержать слез, как только говорит о том, что приходится переживать ее девочкам.Фото: АиФ/Наталья Кузнецова

Дом сгорел, а дальше как можешь

Крышу над головой Файруза потеряла восемь лет назад. Раньше она с отцом двух старших своих дочерей, Рамили и Разили, жила вместе с родителями. Здесь же были две сестры, у которых также были свои дети. Большая семья умещалась в доме на улице Кирова села Тарабердино. В мае 2014 года здесь случился пожар, дом сгорел практически дотла.

«Все были дома в тот день, что произошло, так и непонятно, видимо, вспыхнула проводка, – говорит Фая. – Страшно вспоминать, что тогда было… Кругом огонь, дым, окна у нас там были глухие, соседи помогали выбивать, вытаскивали детей. Такой стресс тогда испытали мои девочки, потом проблемы со здоровьем и начались, до этого здоровые дети были».

До осени 2014 года всей семьей жили в бане. После пожара временный кров над головой погорельцы получить не смогли: приходили чиновники из местной администрации, осмотрели баню и «сказали, что жить можно». Члены семьи Хабибуллиных разбрелись кто куда: родители купили дом через через кредит и выплачивают его со своей скромной пенсии. Сестры взяли ипотеку. Файруза и сама никак не планировала ходить по соседям, но обстоятельства одно за другим складывались против нее.

«Отец старших девочек от нас сбежал сразу после пожара, – с грустью рассказывает женщина. – Мы с ним не регистрировались, и когда все это случилось, стало понятно, что и жил он с нами только ради жилья. Я о помощи просила, так он стал мне угрожать, ни на какие алименты подавать я не стала, мне страшно, понимаете?»

На некоторое время показалось, что повезло и жизнь налаживается. На стройке дома родителей Фая познакомилась с Иваном – строителем из Уфы. Мужчина, по ее словам, производил впечатление надежного и ответственного, «постоянно говорил, что все нужно оставить детям». И мама двоих детей решилась на брак. Еще до регистрации отношений удалось получить участок как неполной молодой семье. На вторую дочку был материнский капитал – тогда сумма составляла 250 тыс. рублей. В 2017 году купить готовый дом на эти деньги не получилось. Хватило только на фундамент и сруб.

многодетная мама
С виду сруб выглядит неплохо, но жить в нем нельзя. Фото: АиФ/Наталья Кузнецова

Рожали, думая, что будет лучше

Четырехлетняя Ангелина, сидя на диване на кухне у соседа, доверчиво улыбается, держа куклу в руках. Она пока не знает и не понимает, как тяжело приходится маме, которая сидит рядом и почти бессмысленно перебирает в руках документы. Аля – третья дочка Фаи, ее общий ребенок с Иваном. Она появилась на свет в расчете родителей на лучшую жизнь. На жизнь хватало, а еще потому что «государство многодетным все же больше помогает». Ничего сверх того, что уже было, получить так и не удалось – участок ведь уже был.

многодетная мама
Ангелина пока не понимает всех трудностей происходящего. Фото: АиФ/ Наталья Кузнецова

Несколько лет молодая семья жила в Уфе, снимала жилье, муж работал строителем, жена поваром. По словам Файрузы, планировали, что еще чуть-чуть и начнут обустраивать свой сельский дом. Но все закончилось трагично: однажды Иван Алексеев уехал на заработки в Казань и пропал. Мужчину искала полиция, возбуждено уголовное дело, но результата так и нет. Какое-то время мама с дочками оставалась в Уфе, а в разгар пандемии, когда пошла «детская волна», не выдержала.

«Очень сильно испугалась за здоровье девочек: рассудила так, что в сельской местности все-таки будет безопаснее, мне еще и прививку нельзя делать, есть противопоказания по здоровью. Так и вернулась, а здесь места найти не получается, одни подработки», –говорит она.

Временную прописку оформили у родителей. Вернуться назад в Уфу? Но здесь уже начинает ветшать не доведенный до ума сруб. Да и старшие дочки вроде к школе привыкли. Файруза признается, что запуталась. И снова плачет.

многодетная мама
Мама детей направляет обращения в различные инстанции, ответных писем уже целая папка. Фото: АиФ/ Наталья Кузнецова

«Писала, просила предоставить мне жилье из маневренного фонда, может, мы там бы жили, а на детские пособия как-то протянули бы, дом закончили. Даже не знаю, что в первую очередь можно сделать. Наверное, самое главное – чтобы можно было сруб зарегистрировать как дом. Тогда, как многодетным, знаю, можно рассчитывать на помощь с газификацией. Сама как-нибудь справлюсь, потерплю, у родных свои проблемы, болезни, да и сама я должна, сама, понимаю, раз дети у меня. Но вот сейчас такая ситуация, что с 15 апреля я даже не знаю, куда мне идти. У соседа, у которого живу, заболел отец, он планирует его перевезти к себе, просит отнестись с пониманием», – завершает свой рассказ Файруза и заливается слезами.

Хорошая мама, которой не повезло

В гимназии Кушнаренково, где учатся старшие дочери многодетной мамы, сообщили, что семья Хабибуллиных характеризуется как благополучная. Несмотря на все жизненные трудности, мама исполняет свои родительские обязанности должным образом.

«Ничего плохого о ней сказать не могу: непьющая, спокойная, за детьми смотрит, – говорит сосед Файрузы Рамиль Исламов, пустивший ее с дочками к себе. – Видел, как она мучается, решил помочь, чем могу, пустил к себе пожить. А сейчас у самого сложная ситуация…»

В администрации Кушнаренковского района разводят руками: положенное по закону семья уже получила и на учете как нуждающаяся не состоит. В Кушнаренковском сельсовете подтверждают, что в маневренном фонде для погорельцев мест нет.

Сейчас бюджет семьи Хабибуллиных – 15 тысяч рублей. Это только детские пособия, накануне многодетную маму сняли с учета по безработице, так и не подобрав ей вакансию. Деньги уходят на еду, одежду, плату за ЖКУ соседу. Старшие дочки ходят в кружки, нужно давать на проезд в сельскую детско-юношескую спортивную школу, которая находится далеко. Время от времени у мамы случаются небольшие подработки, но стабильного дохода так и нет.

Чтобы зарегистрировать сруб как дом, требуется установить окна, двери, постелить доски в сенях. На потолке нужен утеплитель. Даже по предварительным расчетам, с учетом роста цен на стройматериалы, сумма затрат составит не меньше 150 тыс. рублей. Для одинокой мамы с тремя детьми – сумма неподъемная.

Все, кто хочет помочь многодетной маме, может обратиться в редакцию UFA.AIF.RU или к автору материала (8-961-045-03-60).

Многодетных надо обеспечивать не собственностью, а условиями проживания.
АиФ

Комментарий

Председатель общественной организации «Содружество многодетных семей Башкортостана» Рустем Шайахметов:

«У нас сейчас страна отчетности. С одной стороны, чиновники заявили, что сделали все, что положено по закону. И это действительно так. Но на этой конкретной ситуации видно, что результата нет.

Сейчас эта женщина даже не сможет продать участок, так как совладельцами являются несовершеннолетние. Потому что органы опеки не дадут на это разрешение, это будет расцениваться как ухудшение материального положения ее детей.

Я считаю, что давно пора менять законодательство в сфере защиты прав многодетных. Государство должно обеспечивать всех не собственностью, а условиями проживания. В данной ситуации это мог бы быть и социальный, и коммерческий найм. Но у многодетной матери была бы возможность достойно растить своих детей. А это в конечном итоге сформировало бы и патриотизм, и лучшее отношение детей к государству, когда они станут взрослыми».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах