aif.ru counter
655

«Уфу граждане отстояли». 245 лет назад была снята осада города пугачёвцами

«Суд Пугачёва». Картина Василия Перова, 1875 г.
«Суд Пугачёва». Картина Василия Перова, 1875 г. © / репродукция

В сентябре 1773 года началось восстание под предводительством Емельяна Пугачева. Повстанцы достаточно быстро захватили Илецкий и другие укрепленные городки Оренбургского края. Безжалостно уничтожались защитники захваченных крепостей. В октябре того же года Пугачев, провозгласивший себя царём Петром III, осадил крепость Оренбург. В феврале 1774 года был захвачен Челябинск.

По материалам, опубликованным в группе «Русская Башкирия», рассказываем, как пугачевские войска пытались захватить Уфу.

Уфимский «Минин»

Село Чесноковка, располагавшееся около города Уфы, было захвачено повстанческими отрядами еще в конце ноября 1773 года. Александр Пушкин писал в «Истории Пугачёвского бунта», что Иван Зарубин - Чика, известный как «граф Чернышёв», «подступил под Уфу с десятитысячным отрядом и осадил ее в конце ноября».

Город не имел укреплений, подобных оренбургским, но было принято решение - обороняться. В Уфе мобилизовали всех способных носить оружие в возрасте от пятнадцати до семидесяти лет. Удалось создать ополчение из 1120 человек при 20 пушках. Во главе обороны Уфы стоял комендант полковник Сергей Мясоедов, воевода Алексей Борисов, отставной майор Пекарский, ростовский купец Иван Дюков.

«Любителям истории Уфы знакомо имя этого легендарного молодого ростовского купца, оказавшегося в Уфе во время осады нашего города пугачёвскими боевиками, - говорит доктор исторических наук Михаил Роднов. - Краеведы XIX века именовали его «уфимский Кузьма Минин». Именно Дюков возглавил купеческо-мещанскую дружину, его образ прочно закрепился в народной памяти горожан».

Ядром защитников города стал гарнизон, состоящий из казаков и солдат регулярной армии. Их было намного меньше, чем штурмующих, но уфимцы были хорошо вооружены, имели много орудий.

У защитников было еще одно сильное преимущество – удобное для обороны расположение города. Отчасти помогли и остатки старых городских стен, хотя серьезной преградой они не являлись. В конце каждой из улиц, в городских воротах или перед ними были выставлены пикеты с одним-двумя орудиями. Всего по городу насчитывалось тринадцать таких пикетов.

После первой неудачной попытки в октябре 1773 года штурмовать город повстанцы перешли к планомерной осаде. В Уфе не хватало продуктов питания, фуража для скота, топлива. Осаждающие стремились пресечь все вылазки горожан за продовольствием в соседние деревни. Штурм города в ноябре тоже закончился неудачей.

Азартный приступ

Третья атака города состоялась 25 января 1774 года. Она была лучше подготовлена и велась с большим упорством. Приступ начался одновременно со всех сторон. С юга, со стороны Чесноковки, повстанцы двигались через Белую под прикрытием огня пушек, вынесенных на лед. С северной стороны отряды наступали по Казанской и Сибирской дорогам. Наконец, с юго-запада восставшие двигались на расположенные недалеко друг от друга Ильинские и Фроловские ворота.

В штурме участвовали конница и лыжники, которые «учинили на город со всех сторон с пушечными выстрелами приступ с великим азартом и криком». С северо-востока наступал отряд Ивана Губанова. Атаку двухтысячного отряда через Белую возглавил Зарубин, под которым в бою пала лошадь. В этот раз атакующие смогли овладеть главной батареей и Усольской сопкой, а отряд Губанова занял часть Сибирской дороги. Но, как рассказывает уфимский летописец, пугачевцам «по множеству снегу свободно бежать было неможно и оттого от наших воинов множественно были по дороге побиты и заколоты».

«Уфу граждане отстояли!»

После очередной неудачи восставшие ограничивались блокадой и обстрелом города. В марте 1774 года на помощь осажденной Уфе выступили регулярные войска под командованием генерала Александра Ларионова и подполковника Ивана Михельсона. 18 марта отряды соединились в Бакалах, и Михельсон с отборными войсками двинулся к осажденному городу. По пути в селе Третьякове был разбит повстанческий сторожевой пост, а уже 24 марта отряды правительственных подошли к деревне Зубовке (в пяти верстах от Чесноковки), где их ждало войско «графа Чернышёва».

михельсон
Иван Михельсон Фото: Википедия

После нескольких часов отчаянного боя повстанцы были разбиты. Без особого сопротивления занято село Чесноковка, захвачено 25 пушек и более полутора тысяч пленных. Руководители повстанцев Зарубин-Чика, Губанов и другие бежали в Табынск. Через несколько дней они были схвачены казаками и сданы властям. 4 апреля войска Михельсона торжественно вступили в Уфу.

После подавления восстания, 10 января 1775 года в Москве казнили Пугачёва и некоторых его сподвижников. При экзекуции присутствовали Зарубин и Губанов, «которые с места казни тут же за сильным конвоем на почтовых отправлены в Уфу». Об этом свидетельствует известный историк-краевед XIX века Руф Игнатов.

«Через месяц после казни Пугачёва совершилась в Уфе казнь Чики и Губанова: Чике отрубили голову и воткнули на шест выставленный на том месте, откуда он делал приступы к городу; Губанову отрублена голова: тела Чики и Губанова сожжены вместе с эшафотом, а прах развеян палачами. После этого в течение нескольких дней происходили в Уфе казнили нескольких сот бунтовщиков, одни повешены, другие расстреляны, остальные наказаны кнутом», - написал он в своём исследовании.

«Восстание Пугачева имело весомые социальные причины и поэтому быстро охватило значительную территорию Урала и Поволжья. Но его итогом в случае дальнейших успехов неизбежно стала бы Смута и распад государства. Уфимский гарнизон и отряд Михельсона стали этому преградой. А что же потомки? В современной Уфе есть улица Пугачева и Зарубинская улица (рядом с ней Атамановская, Азналинская). А вот Иван Иванович Михельсон, спасший город от разорения, не увековечен никак», - написал автор поста.

«12 марта 1775 года императрица Екатерина II особым рескриптом благодарила жителей Уфы за мужественную оборону города: «Уфу граждане отстояли!», - поясняет Михаил Роднов. - Не только войска, весь народ встал на защиту своего любимого города от боевиков. Священные слова для уфимцев».

Кстати в Национальном музее республики хранится деревянный, обложенный золочёной медью ларец - дар Екатерины II Уфимскому дворянству.

Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах