1647

Сотни поручительств, залог в 1 млн. Почему Лилию Чанышеву оставили в СИЗО

Наталья Кузнецова / АиФ

Верховный суд Башкирии 17 ноября отклонил апелляционную жалобу адвокатов экс-руководителя регионального штаба Навального (все созданные им структуры признаны экстремистскими и запрещены в России) Лилии Чанышевой. 39-летняя женщина, которая, предположительно, беременна, останется в СИЗО и будет этапирована в Москву в ближайшее время. Общественницу защищали два адвоката – местный и московский.  Личные поручительства по изменению меры пресечения направили несколько сотен человек, но на решение суда это не повлияло. Подробности – в репортаже UFA.AIF.RU из зала суда.

Мужа как третьего защитника

Лилия Чанышева проходит обвиняемой по делу о создании экстремистского сообщества (ч. 1 ст. 282.1 УК РФ). Под стражу ее взяли в минувший четверг, 11 ноября. Планировалось, что 13 ноября ее этапируют в Москву. Но, как выяснилось позже, этого не произошло. Как рассказали защитники Чанышевой до начала судебного заседания, она продолжала оставаться в изоляторе временного содержания. Буквально накануне ее перевели в СИЗО № 1 Уфы. На рассмотрение апелляционной жалобы в Верховный суд Башкирии, 17 ноября, активистку не привезли, она присутствовала на заседании по видеоконференцсвязи. 

Журналистов в зале суда было немного. Каждое СМИ в пресс-службе ВС попросили представить ходатайство о присутствии на заседании. Фотосъемку разрешили только на время оглашения определения.

Общественницу защищали два адвоката – Сергей Макаренко из Уфы и Владимир Воронов из Москвы. В самом начале судебного заседания Чанышева заявила ходатайство о привлечении третьего защитника - своего супруга Алмаза Гатина. Однако судья Азамат Гильманов его не удовлетворил, аругументировав это тем, что муж женщины не является профессиональным юристом, а два адвоката у нее уже есть.

Личные подписи и деньги

Заседание продолжалось более 1,5 часов. Апелляционную жалобу судья зачитал так, что невозможно было разобрать ни одного слова. И если бы ранее не сообщалось, что адвокаты просят изменить меру пресечения на любую, кроме заключения под стражу, предмет судебного разбирательства остался бы непонятен.

Далее началось рассмотрение ходатайств. Адвокат Владимир Воронов попросил приобщить к делу 28 личных поручительств, которые он привез из Москвы. В числе подписавших эти ходатайства, он назвал фамилии известных работников СМИ, общественных деятелей. Это журналисты Евгений Лошак, Тихон Дзядко, Александр Плющев, Татьяна Фельгенгауэр, Евгения Альбац, политолог Екатерина Шульман. Сергей Макаренко представил 26 ходатайств, которые подписали представители СМИ и общественники из Башкирии. В ВС республики, по данным объединенной пресс-службы судов, поступило более 250 обращений, в числе которых как личные поручительства, поданные через электронную систему ГАС «Правосудие», так и обращения с требованием освободить общественницу. 

Сергей Макаренко заявил ходатайство о применении залога в качестве меры пресечения в сумме 1 млн руб. До начала заседания он по видеосвязи сообщил Чанышевой, что он готов внести эту сумму из личных средств.

«Из России не уехала и не собираюсь»

Далее слово дали самой Чанышевой. Заметно было, что она старается держаться уверенно, но речь выдавала некоторое волнение. Она дала понять, что считает заключение ее в СИЗО несправедливым и заявила, что от суда не скрывалась, а ранее всегда являлась на все судебные заседания по делам, где проходила ответчиком. Также она подчеркнула, что не покидала Россию, даже когда у структур Навального возникали проблемы с правоохранителями.

О своей предполагаемой беременности она не упомянула. После судебного заседания адвокаты сообщили, что пока в СИЗО достаточно сложно сдать кровь на анализ.

«После роспуска штабов Навального мы с мужем хотели завести детей, но, к сожалению, я сильно заболела, из-за этого мне пришлось свернуть свою избирательную кампанию на выборах, - сообщила Чанышева. – Мы записались в Республиканский перинатальный центр, и все лето сдавали анализы. Мы планируем рожать детей в России».

Решение без обоснований?

В прениях адвокаты акцентировали внимание на том, что при вынесении определения суд первой инстанции не привел достаточно доводов о том, почему выбрал самую жесткую меру пресечения. Следователь, отметил Владимир Воронов, «бездоказательно» заявил, что Чанышева хочет скрыться. Также, по его словам, в определении не отражена позиция адвокатов, а отмечено лишь, что те «просили в ходатайстве отказать».

«Просто здесь нет мотивировки, суд самоустранился, не захотел разбираться в этом», - заявил защитник.

В конце он добавил, что у него «нет веры в национальные суды», но попросил судью «задуматься».

Сергей Макаренко обратил внимание на то, что защита в первой инстанции представила «кипу» документов, положительно характеризующих обвиняемую, но они по непонятным причинам учтены не были. Само уголовное дело, по его словам, является «политически мотивированным и ангажированным».

«Экстремистской деятельностью, на мой взгляд, в данном случае называется нормальная оппозиционная политическая деятельность: организация митингов, политических кампаний, участие в региональных и местных выборах, организация расследований о фактах коррупции, - высказался он о тексте обвинения. – Обоснованная критика чиновников именуется дискредитацией органов государственной власти, а требование честных выборов и принципа сменяемости власти – дестабилизацией».

Гособвинитель Лия Зайнетдинова заявила, что постановление Кировского райсуда является обоснованным. Судья согласился с последним. Адвокаты после заседания в беседе с журналистами заявили, что другого не ожидали.

Фото: АиФ
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах