6937

«Людей не слышат». Почему в Башкирии прошли несанкционированные акции

Виктор Крутов / АиФ

В Башкирии, как и по всей стране, 23 и 31 января прошли несанкционированные акции, на которых силовики задерживали участников, организаторы оказались в СИЗО. UFA.AIF.RU собрал мнения общественников и экспертов о том, почему на самом деле люди вышли на шествия и чего они хотят от властей.

«Причина всему - цензура»

Общественник Руслан Нуртдинов:

«На минувшие митинги вышли граждане разных возрастов: и пенсионеры, и студенты, и зрелые люди. Вышли все, кроме детей. Каждый был не доволен чем-то конкретным: высокими ценами на отопление, стоимостью продуктов, низкими пенсиями. До людей начинает доходить, что причина всему этому – цензура. Они теперь уже боятся высказываться даже в Интернете, потому что сразу начинает оказываться давление на человека.

Также в целом граждане недовольны уровнем коррупции в стране. Если власти больше не хотят доводить людей, то, считаю, что им нужно начать согласовывать митинги, чтобы граждане не по городу ходили, а на определённой площадке высказались и по домам шли. Нужно перестать оказывать давление на них, освободить полицию от политических задач — не разгонять митинги, а следить за соблюдением порядка. Это бы понизило градус накала в обществе. С данными мерами от государства реакция людей на происходящее в стране, которую мы наблюдали 23 и 31 января, перенесётся на более поздний срок. Поэтому по-хорошему нужны системные изменения».

«Молодежь, не набравшая социального опыта»

Председатель  комитета по образованию, культуре, молодежной политике и спорту Госсобрания-Курултая Раиль Асадуллин:

«Для меня лично было обидно, как молодые люди, не набравшие социального опыта, выходили, по-настоящему не выяснив ситуацию, по призыву  других. Молодежь всегда особенно остро реагирует на процессы, которые её окружают и, не имея опыта жизни, старается принимать участие в публичных событиях. Понимаю, что правоохранительным органам ещё необходимо вырабатывать форматы общения с населением. Они выполняли свою работу и не все смогли выдержать  психологическое напряжение. Нужно чаще говорить с правоохранителями на эту тему, чтобы избежать жёстких ситуаций, которые произошли, например, в Санкт-Петербурге. Уверен, что они переживают за судьбу своей страны не меньше, чем протестующие. Но, думаю, что опыт более цивилизованного общения с людьми, даже если они не разделяют их точку зрения, они найдут».

 «Низкие зарплаты, высокие цены»

Председатель Содружества многодетных семей в республике Рустем Шайахметов:

«Власть думает, что люди некомпетентны, но на самом деле, всё можно узнать в Интернете. Экономическое состояние сильно ухудшилось, доходы населения в очередной раз сократились. Во всём мире стоимость энергии упала, а у нас выросла. С одной стороны, проблемы не решаются, с другой, идёт самовосхваление власти: мол, всё у нас хорошо. Произошёл разрыв шаблонов: желаемое и действительность сильно различаются. Власть недоступна для людей, нет коммуникации с инициативными людьми. Люди против не власти, а той ситуации, когда их интересы не соблюдаются, когда на обращения получают отписки. Я не понимаю, почему запрещаются эти митинги, демонстрации. Если будут решаться проблемы, они уже не будут столь многочисленны, как первые. Но это же вырабатывает гражданскую позицию у людей, чтобы они стали инициативными. Но когда власть не дает нам реализоваться и сама бездействует, вот это и вызывает негативный резонанс. К Алексею Навальному я отношусь негативно, но власти не дают людям организовать новую партию, движение. Оппозицию это устраивает, потому что у них нет конкуренции. Поэтому надо дать возможность народу соучаствовать в решении наших проблем».

Нужны механизмы «для спуска пара»

Председатель союза домовых комитетов «Башдомком» Арсен Нуриджанов:

«Людей раздражает, что в третий раз происходит завышение отопления, и никто из руководства – ни Хабиров, ни Беляев, ни БашРТС толком не объяснил причины. Видя, что кто-то в это время обогащается, они в знак протеста выходят на митинги. Большинство с требованиями решить старые наболевшие проблемы. Выходили, конечно, и за Навального, но молодежь больше ради хайпа, за компанию.

Надо менять систему управления, проводить нормальные кадровые конкурсы, возвращать выборность всех и вся. Реформировать судебную систему. Суды зависимы от власти и негативно относятся к населению. Прекращать вводить запретительные меры. Любые митинги надо разрешать. Ведь власти всегда могут определить площадку. Должны быть механизмы для «спуска пара». Кстати, опыт показывают, что жители Уфы на митингах ведут себя мирно. Те провокаторы, о которых заявляют, думаю, порождение самих силовиков. И чем меньше будет полиции, тем лучше. Ведь люди выходят безоружные. Когда их бьют, задерживают, уважения к власти это, конечно, не вызывает, только ненависть. К счастью, на наших митингах 23 и 31 января полиция действовала мягко».

«Нужно не смуту устраивать, а власть критиковать»

Тагир Ибрагимов, председатель регионального отделения общественной организации «Царьград»:

«С учетом опыта революционного переворота в 1917 году мы, конечно, не поддерживаем идеи смены власти, протестов в радикальной форме. Один раз страна уже погрузилась в террор и кровавую смуту, последствия которой мы расхлебываем до сих пор. Но ведь и власть не слышит людей, а поэтому к ней нужно относиться критически. Конституцией предусмотрена свобода собраний. Я категорически не приемлю какие-то виды силового воздействия как на население, так и со стороны самих людей. И считаю, что власть слишком жестко задавила все протестные настроения в самом зародыше. Ее действия – это как принять большую дозу обезболивающего без вскрытия гнойника. Я не поддерживаю несанкционированные акции, но любой человек должен иметь право выразить свою точку зрения, а в условиях, когда выступить законно у людей возможности нет, им ничего не остается как выходить на несанкционированные акции».

Власть задавила протест. Это как принять большую дозу обезболивающего без вскрытия гнойника.
АиФ

«Люди пошли бы хоть за кем»

Азамат Галин, предприниматель:

«Проблем действительно много, в том числе у предпринимателей, которые из-за пандемии несут серьезные потери в бизнесе. Из-за сокращения объема производства, продаж, компаниям приходится сокращать штат сотрудников. Пострадавших от экономических проблем много, но на митинги вышло не это большинство, а только те, кто готов к силовым столкновениям. Именно на это был расчет Алексея Навального. Его сторонники просто поймали нужный момент и решили сыграть на усталости населения и наличии противоречий.

Люди шли не за заявленную цель митинга, не в поддержку Навального, а для решения своих проблем социального характера. Поэтому местные власти, я считаю, должны были выйти к ним. Но где были наши чиновники, депутаты госсобрания? Надо честно признать, что проблемы у нас есть. И люди сейчас пойдут за любым, кто призывает их к протесту».

«Власть сама обостряет»

Сопредседатель общественного движения «Стоп коррупция» Станислав Чайченко:

«Власть разделила всех на своих чужих. После Куштау Хабиров сказал: "Я своих не бросаю" (в ответ на требование людей уволить главу Ишимбайского района Азамата Абдрахманова – прим.ред.), а кто это – свои люди? Те, кого он поставил? А чужие – те, кто пришли туда (на Куштау - прим.ред.)? Для чего власть так делает, ведь идет обострение (общественных настроений – прим.ред). Завтра еще больше людей выйдут. Для чего накаливать обстановку?»

«Протесты обречены на провал»

Владимир Савичев, политолог:

«Если вы посмотрите на численность вышедших на улицы в эти дни, то она незначительна. Например, 23 января вышло около 5 тысяч, хотя в Уфе проживает более 1 миллиона человек, из них 750 тысяч - это избиратели. И, самое главное, что у этих  митингов нет никакой чёткой политической программы, чёткого плана действий по решению текущих проблем. Поэтому эти протесты обречены на провал. На счёт действий правоохранителей на этих мероприятиях, могу сказать, что они были адекватными. Если мы посмотрим на ситуацию в европейских странах, то и там не приветствуются массовые собрания. В странах ЕС гораздо жёстче разгоняют акции протеста с применением слезоточивого газа, водометов, жестким применением силы. В конце концов если ты не согласен с действиями правоохранителями, на это есть официальные правовые процедуры. Но лично оскорблять, считаю, как-то непорядочно».

У этих митингов нет никакой чёткой политической программы. Протесты обречены на провал.
АиФ

4 февраля состоялась первая попытка диалога с недовольными гражданами. Ближайший соратник главы региона Радия Хабирова, председатель общественной палаты региона Ростислав Мурзагулов встретился с теми, кто выступает против власти.

«У меня сложилось впечатление, будто никто до этого не разговаривал с людьми, - отметил он по итогам встречи. - Люди просто так не выражают свое недовольство, только потому что они вредные или нехорошие, на самом деле, пришли абсолютно здравые люди с абсолютно понятными проблемами. Чаще всего с конкретным запросом на справедливость в той или иной ситуации. Можно делать вид, что их нет и не принимать в свою голову эту негативную энергетику, в том числе исходящую от акций протеста мирных людей. Но лучше ведь разобраться, а что все-таки происходит не так? Потому что глупо говорить, что наша республика – это рай земной, это же не так. Мы прекрасно знаем, что есть коррупция. Да, есть много несправедливости в обществе, есть несправедливость глобальная, которая беспокоит даже тех, у которых есть на что купить стейк и вино. Есть многочисленные нарушения прав и свобод граждан. Поэтому во всем этом надо разбираться. Потихоньку начинаем этот диалог с обществом».

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах