aif.ru counter
141

Без угла и ответа. Уфимка, потерявшая жилье, 15 лет ходит по чужим домам

60-летняя Раиса Гуляева (имя изменено по просьбе героини. – Ред.) не предполагала, что ей придется встречать старость без собственного жилья и без поддержки близких. В далеком 2005 году она, сама не зная почему, поверила людям, обещавшим улучшить ей жилищные условия. И вот уже 15 лет женщина скитается по чужим углам. Женщина обращается за помощью к властям, но не может добиться ничего: ее отправляют на биржу труда или в центр для бездомных. 

Договор от 1 апреля

15 лет назад женщина решилась сменить квартиру, чтобы избавиться от буйных соседей-алкоголиков. На 150 тыс. рублей, вырученных от продажи комнаты в «нехорошей квартире» в центре Уфы, ничего приличного найти не удалось. Женщина поверила рекламным объявлениям потребительского ипотечного кооператива (ПИК) «Свой дом» и полностью доверилась менеджерам. По условиям договора, как по иронии судьбы оформленного 1 апреля, она внесла первичный пай – 10 тыс. рублей и первый взнос – 144,5 тыс. руб. Это давало ей право выбора жилья, заселения в течение года с последующей выплатой недостающих средств – до 250 тыс. руб.

Справка
По данным ЕГРЮЛ, ПИК «Свой дом» образован в 2003 году и прекратил свою деятельность в 2017 году. Сведения о видах деятельности компании отсутствуют, возбужденные судебные производства тоже.

«Но за этот период мне не предложили ни одного варианта комнаты, которая по условиям договора должна быть мне предоставлена на праве пользования, – рассказывает Раиса. – Выбранный мною дом в кооперативе также не одобрили по причине того, что он деревянный».

В апреле 2006 года Гуляева написала заявление на имя председателя ЖСК «Свой дом» Дмитрия Лихачева: попросила вернуть ей вложенные средства и проценты за пользование ими – всего 165 тыс. руб.

«И получила ответ, что договор со мной расторгнут, внесенные средства мне вернут (за исключением вступительного и членского взноса), - рассказывает женщина. – Но главное - мне сообщили, что ориентировочная стоимость приобретаемой недвижимости, заявленная мною при вступлении, была заведомо заниженной, рыночные цены на комнаты составляли от 310 до 400 тыс. руб. То есть, чтобы ПИК приобрел для меня комнату, я должна была внести гораздо больше. Но почему мне объяснили это так поздно?»

Идите в суд!

В феврале 2007 года Гуляевой пришло уведомление от председателя ПИК о том, что не все члены кооператива, для которых приобретена недвижимость, рассчитались за него. Поэтому расчёт с ней как с выбывшей возможен лишь после принудительного взыскания или реализации выданных квартир. При этом заверили, что кооператив не может закрыться до тех пор, пока не будет выплачен пай и стоимость риэлторских услуг. Кроме того, по словам Лихачева, судебные приставы арестовали расчетный счет ПИК, средства с него списываются только по исполнительным листам. Гуляевой предложили обратиться за взысканием в суд.

«Тогда же мне сообщили, что кооператив сменил прописку – съехал в соседний дом, –  рассказывает Раиса. – Но визиты туда ничего не давали, никто со мной не объяснялся, встретиться там с другими пайщиками не было шансов, потому что нас умело разводили, чтобы мы не пересекались.

Годы шли, перспективы обретения жилья становились все более призрачными. В поисках хотя бы временного крова Раиса устраивалась сиделкой или няней в семьи, где предоставляли жилье. В 2011 году она обратилась в МВД о признании мошенничества со стороны руководства ПИК. Но получила отказ.

«В 2018 году, уже без всяких надежд вернуть деньги я обратилась к уполномоченному по правам человека в Башкирии Риму Каюмову (покинул пост в июне 2020 года - прим.ред.), – говорит Гуляева. – Попросила содействия в приобретении хоть какого-то жилья в рассрочку под низкий процент. Мне рекомендовали обратиться в районную администрацию для признания малоимущей и постановки на учет. Также Каюмов отправил моё обращение в республиканскую прокуратуру, которая признала решение МВД незаконным и провела свою проверку деятельности кооператива».

Параллельно с просьбой о содействии в решении жилищного вопроса женщина обратилась в администрацию города. Из подробного ответа, выдержанного в лучших традициях «чиновничьего творчества», следовало, что «администрация ГО г. Уфа РБ осуществляется работу в области жилищной политики в пределах своих полномочий», «установлены категории граждан, для обеспечения которых жилыми помещениями в целях жилищного строительства РБ создаются некоммерческие организации», «установлены правила, регулирующие действия по обеспечению отдельных категорий граждан жилыми помещениями путем их возмездного приобретения у некоммерческой организации».

«Мне рекомендовали обратиться в Фонд развития жилищного строительства, – говорит Гуляева. – А вскоре пришёл ответ из прокуратуры Октябрьского района о том, что два моих обращения, направленных еще в 2009-2011 годах, уничтожены вместе с результатами проверок в 2015 году! И опять: в случае несогласия обращайтесь в суд».

В приют или на биржу?

Уже 15 лет Раиса скитается по чужим углам, отдавая большую часть своей скромной (9 тыс. руб.) пенсии и приработка за съёмное жилье. Все надежды похоронены под ворохом ответов-отписок. У женщины есть дочь (у которой она прописана без прав собственника), но рассчитывать на неё не приходится: мать двоих детей сама находится в сложной жизненной ситуацию.

«На помощь властей надежды нет: дважды писала главе республики Радию Хабирову, в правоохранительные органы – только отказы и отписки, - сетует Гуляева. – Теперь думаю: на что могу сейчас рассчитывать? В мэрии сообщили, что для таких как я есть льготные ипотечные программы. В администрации Кировского района пообещали помочь приобрести жилье, если будет первоначальный взнос. Или, как вариант, – купить небольшой домик в Уфе или пригороде и постепенно выплачивать за него, из пенсии и заработка. Работы я не боюсь».

В министерстве семьи, труда и соцзащиты, куда UFA.AIF.RU сообщили, что на портале «Работа в России» по Уфе размещено 347, по Уфимскому району – 33 вакансии с предоставлением жилья. Кроме того, ей порекомендовали обратиться в центр по оказанию социальной помощи бездомным на улице Колгуевской.

Комментарий

Директор общественной организации «Центр правовой безопасности» Ирина Галеева:

«Ипотечный кредитный кооператив – не коммерческое предприятие, это объединение людей, которые хотят улучшить жилищные условия. Очевидно, что вложенные Гуляевой деньги пошли на приобретение квартир для других членов кооператива, до неё элементарно не дошла очередь. Если бы она обращалась в суд на предмет признания факта мошенничества, возможно, вложенные средства удалось бы вернуть. Но поскольку кооператив давно ликвидирован, в настоящее время это не представляется возможным.

К сожалению, никакие госструктуры не вправе и не в состоянии обеспечить её жильём. Очередь на социальное жильё продвигается очень медленно, тем более, учитывая возраст пострадавшей».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах