6200

«Покупаешь меньше – платишь больше». Почему в Башкирии не сдержали рост цен

Общая инфляция в первые пять месяцев текущего года почти догнала рост цен за весь прошлый год. Жители Башкирии удивляются, почему в таком богатом регионе они вынуждены затягивать пояса. И это несмотря на поручение президента России Владимира Путина чиновникам своевременно реагировать на рост цен, которое он озвучил в декабре 2020 года. Прошло полгода, что и насколько эффективно предприняли власти на уровне региона, разбирался корреспондент UFA.AIF.RU.

Удар по карману

«Это когда-нибудь прекратится или нет? Почему снова подорожание на всё? Зарплата только стабильно никакущая», — на странице главы Башкирии Радия Хабирова в соцсетях легко найти подобные комментарии по поводу повышения тарифов на ЖКУ, цен на стройматериалы, на бензин.

«"Почему цены на бензин растут в нашей нефтяной республике?"..."В Челябинске наш бензин дешевле, чем у нас!", "Почему цены на стройматериалы растут? В феврале куб леса стоил 9,5 тыс., сейчас – 17 тыс. рублей. Мы живем в богатом лесном регионе!"», - пишут возмущенные пользователи.

А еще люди спрашивают, почему так сильно дорожает продовольствие, если президент Владимир Путин еще в декабре поручил чиновникам сдержать рост цен на базовые продукты питания.

Еще в январе финансисты прогнозировали общую инфляцию на уровне около 4% (по итогам прошлого года показатель составил 5%). Но уже сейчас очевидно, как сильно они ошиблись: с начала года – рост на 3,8%, на продукты питания – на 5,3%. Подорожали и те самые базовые продукты, о которых говорил президент.

Справка
С мая 2020 г. по май 2021 г. подсолнечное масло подорожало на 30,8%. Сахар – на 40,7%, макароны – на 6,4%, хлеб – на 9,4%, яйца – на 30,6%, картофель – на 74,5%, овощи – на 19,6%. Условная корзина (или «минимальный» набор) продуктов питания на месяц с декабря увеличилась в стоимости на 13,8% (4573,71 руб. на май месяц).

«Я за ценами специально не слежу. Но ведь чувствуется, когда в корзину кладешь поменьше, а на кассе платишь побольше, чем раньше, — посетовала горожанка Римма в одном из магазинов Уфы. — Я работаю в сфере услуг, свой прайс не меняла уже несколько лет, но если раньше могла побаловать внучек, то сейчас каждый раз прикидываю, а хватит ли мне потом на хлеб».

При поддержке правительства

О каких-то мерах сдерживания цен чиновники всё же отчитываются. Например, называют успешным опыт субсидирования производителей некоторых сельхозпроизводителей – при условии, что они не будут поднимать свои отпускные цены. Компенсация идет в основном за счет средств федерального бюджета, на поддержку мукомолов Башкирии из федерального бюджета выделено 22,4 млн, хлебопеков – 38,1 млн рублей.

«На конец мая порядка 50 организаций воспользовались этой возможностью, возмещено затрат на сумму 43,8 млн рублей», — сообщил редакции UFA.AIF.RU замначальника отдела по работе с инвесторами и внешним связям минсельхоза республики Алмаз Галимов.

Но местные фермеры, выращивающие подсолнечник и сахарную свеклу (сахар и подсолнечное масло входят в озвученный Путиным список базовых продуктов), пока что никак не поддерживаются. Как объяснили в минсельхозе, механизм еще не доработан. Для сдерживания цен на продукты, вырабатываемые из их сырья, пошли другим путем.

«В Башкортостане с крупными производителями, торговыми сетями и отраслевыми ассоциациями республики были заключены соглашения, фиксирующие стоимость для опта и розницы», — сообщил министр торговли и услуг Башкирии Алексей Гусев.

Кстати
Килограмм сахар на полках магазинов должен стоить не дороже 45 рублей, литр масла – 110 рублей. Однако по данным Башстата, в конце мая средняя цена первого продукта составляла 47,35 рублей, второго – 124,17 рублей, то есть, соответственно, на 5% и 13% дороже того, о чем говорил Гусев.

Ритейлеры молчат

Сами представители торговых сетей ни на один из острых вопросов так и не ответили. В Башкирской торговой ассоциации (БТА), объединяющей местных ритейлеров, отказались комментировать экономическую эффективность и возможные последствия сдерживания цен на основные продукты питания. Но они отметили, что участники рынка против ограничений и запретов.

«Никто из представителей ритейла не заинтересован в росте цен. Мы понимаем, что инфляционные процессы затрагивают и производителей, — пояснила и.о. исполнительного директора БТА Людмила Гришина. — К сожалению, повышения цен не избежать, но благодаря тесному взаимодействию с местными товаропроизводителями ценовые колебания существенно ниже — за счёт экономии на логистике».

Как именно им удалось сэкономить на логистике при дорожающем топливе, в БТА объяснять не стали. При этом именно под крупные сети подстраиваются мелкие предприниматели. Как устроено ценообразование в рознице, рассказала Елена Романова (фамилия изменена – прим.ред.), закрывшая свой небольшой сельский мини-маркет еще накануне пандемии.

«Денег нет, налогами душат, а виноваты продавцы?»

«В рознице торговая наценка на детское питание, хлеб и молоко ограничена законодателями – не более 10%. Да и на остальные продукты цену ставишь не с потолка, ориентируешься на рынок. В среднем торговая накрутка в магазинах (если это не крупные сетевики) – около 30%», — объяснила Романова.

Женщина рассказывает, что при ЕНВД, почти половина от накрутки уходила на налоги и обязательные взносы в различные фонды. «Плюс зарплата продавца, гонорар бухгалтера, сопровождение всех программ, по которым нас обязали отчитываться. А как быть тем, у кого с интернетом проблемы, непонятно. Пока уходит платеж, пока его увидят, успевают списать со счета в банке. У меня до сих пор в каждом фонде и налоговой переплата числится, где тысяча, где побольше. Для государства – копейки, но мне их не возвращают», - поясняет она.

Бывшая хозяйка магазина напомнила, что и тарифы на вывоз мусора и электроэнергию для предпринимателей выше, чем для физлиц, а сэкономить электричество невозможно – в холодильниках испортятся продукты. Списание просроченного товара, кстати, тоже за счет предпринимателя, редкий поставщик соглашается на замену.

Романова привела в пример опыт развитых капиталистических стран, где в мелкие населенные пункты пускают лишь по одному сетевому магазину, да и то с ограничением площади, чтобы те не «душили» местных мелких предпринимателей.

«Примерно три четверти населения республики живет на селе, а деньги у людей бывают один день в месяц – когда пособия и пенсии выплачивают. С этими деньгами они бегут в райцентр, где по четыре-пять сетевых магазина, и все неподалеку. Набирают продукты там, выгадывая копейки, а все остальное время отправляют в местные магазины своих голодных детей – выпрашивать продукты в долг. И возвращают неохотно, — уточнила Романова. — Так что власти могут сколько угодно говорить о «жадности продавцов», но мне пришлось закрыться из-за отсутствия покупательской способности у населения и драконовского налогового законодательства».

Комментарий

Экономист Всеволод Спивак:

«Правительство сумело отчасти сдержать рост цен. Но не субсидиями. Вообще, то, что сейчас делается, повторяет Советский Союз в последние 25-30 лет его существования, когда дотации производителям продуктов достигали 50-75% себестоимости. А начинали они с малых сумм, изначально с целью сдержать протесты народа против повышения цен. Но запустив этот процесс, власти уже не могли остановить это колесо. Кстати, если брать конкретно сахар, то еще в начале 2010-х годов цена на него на мировом рынке была в два раза выше. Последующее падение цен на этот продукт привел к закрытию нескольких сахарных заводов в Башкирии. Сейчас я вижу, что цена на сахар все еще ниже своих долговременных значений. Пандемия вынудила правительства большинства стран вливать деньги в экономику, рост инфляции в таких условиях был неизбежен. Инфляция вообще естественный процесс экономики».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах