Примерное время чтения: 6 минут
2662

Побег перед УДО? Почему из колонии-поселения в Башкирии сбежали заключённые

15 сентября из колонии-поселения при ИК №9 в Уфе совершили побег двое заключенных 29-летний Сергей Чирков и 27-летний Сергей Камардин (отбывали наказание за причинение тяжкого вреда здоровью). Шесть дней их разыскивают. Супруга Сергея Камардина обратилась в вышестоящие инстанции с просьбой защитить от клеветы, считая, что он не мог пойти на побег. В ситуации разбирался UFA.AIF.RU. 

Мутная история

Надежда Шадт (в официальном браке с Сергеем Камардиным с 1 ноября 2019 года) сообщила, что отправила заявление в общественную наблюдательную комиссию по Башкирии, такие же уйдут в генпрокуратуру, ОСБ, следственный комитет РФ. Вышестоящие инстанции она просит разобраться в ЧП, если исчезновение как-то связано с сотрудниками колонии, всё проверить, и защитить.

Она рассказала, что история началась в ночь на 15 сентября. Супруг позвонил ей с неизвестного номера и сообщил, что из лагеря «Зарянка», где они работали, сбежал заключенный. Сотрудник ФСИН дал ему и Сергею Чиркову ключи от машины с требованием его найти. После этого они должны были вернуться на КП ИК-9.

«В 8.21 мне пришло сообщение от супруга с чужого номера о том, что необходимо перевести 50 тысяч рублей, тогда ситуация будет «замята», и мужа доставят в ИК-9, - говорит Надежда. - Я ответила, что деньги переведу только после того, как поговорю с мужем. Сергей был напуган и отвечал на мои вопросы под чьим-то давлением. Он сказал,  что его задержали, и находится в машине у сотрудника Романа (так он представился). Я очень боялась за супруга и сделала перевод на имя Романа Альбертовича М.(Муртазина). Но Сергей в колонии после этого не появился. Его объявили в розыск. Я позвонила начальнику оперотдела и рассказала о том, что произошло, прислав номер телефона и чек по переводу денег. Но почему-то до сих пор этого человека, явно шантажировавшего моего мужа, никто не ищет. Странно, что ГИБДД не может найти машину, на которой якобы скрылись мой муж и другой заключенный, что территория лагеря по периметру не просматривается видеокамерами, как мне заявили».

Надежда говорит, что часто ездила к мужу на свидания в колонию-поселение, где он находился три месяца, материальных трудностей у него не было, так как деньги высылали регулярно. На воле его ждала семья, жена купила ему отдельный павильон для занятия любимым делом. Они мечтали повенчаться и родить общего ребёнка. По её словам, его ждали замечательные перспективы.

Ждал свободы

«В день так называемого побега подошёл срок для подачи документов на условно-досрочное освобождение, адвокат их подготовил и подал, несмотря на эту ситуацию, - продолжает Надежда. - Я знаю, что мой супруг самовольно не покидал территорию, что-то спровоцировало его на это. И нужно выяснить, что именно произошло. Ведь в перспективе через месяц ему «светило» освобождение, мотива бежать не было! Очень переживаю за жизнь своего мужа. Ведь даже если на секунду представить, что он бежал, то за шесть дней вышел бы со мной на связь. Он не имеет физической возможности это сделать. Страшно думать, что с ним происходит сейчас».

Она уверена, что всё сейчас складывается против Сергея. Раньше он отбывал срок в ИК-9 (последствия пребывания там до сих пор не могут излечить), и вряд ли хотел вернуться. К тому же, за два месяца в колонии-поселении он получил два поощрения, на протяжении двух лет у него были исключительно положительные характеристики, психологические заключения. Будучи на ИК-16, посещал молельную комнату, есть ходатайства от батюшки, отца Валентина.

Про другого сбежавшего заключенного, уфимца Сергея Чиркова, Надежда со слов мужа знает, что он сирота, вырос в детском доме, помогал ему деньгами и продуктами, поскольку семьи  и родных у него нет. «Никто там дружбы не заводил, просто нормально общались, они работали вчетвером», - говорит женщина.

Кстати, Камардина суд приговорил к семи годам двум месяцам лишения свободы (отбывать срок начал в 2016 году, а выйти должен был летом 2023 г.), Чиркова к шести годам (ему оставался год).

Второй побег

16 сентября УФСИН по Башкирии объявил в розыск уроженца посёлка Магинск Караидельского района Сергея Чиркова и уроженца Мелеуза Сергея Камардина, самовольно покинувших участок колонии – поселения при исправительном учреждении № 9. При появлении какой-либо информации о местонахождении разыскиваемых подразделение розыска УФСИН просит сообщить её по телефонам: 8 (347) 250-64-21, 8-917-353-77-33, 8-927-089-20-85.

Пресс-секретарь УФСИН по РБ Эльза Зарипова сообщила, что сомневается в достоверности информации, сообщенной женой сбежавшего Сергея Камардина, поскольку её нужно тщательно проверять. Она подчеркнула, что за побег из мест лишения свободы по решению суда по статье 313 УК РФ осужденным грозит ещё 4 года, поэтому мотивы поступка непонятны.

«Это уже второй случай побега из колонии-поселения, - говорит Зарипова. – До этого из колонии-поселения в Мелеузе ушёл 38-летний Александр Нестеров, его два дня искали, нашли в Уфе и вернули в учреждение. Через несколько дней после этого сбежали Чирков и Камардин из уфимской колонии-поселения. Надеемся, скоро их найдут. Люди звонят, сообщают, что видели похожих людей – все факты отрабатываем».

Комментарий

Юрист Леонид Азнабаев:

«В колониях сейчас исключена воспитательная функция, фактически осталась только карательная. Даже в колонии-поселении возможны злоупотребления должностными полномочиями сотрудниками ФСИН либо оперуполномоченными, которые должны контролировать обстановку в исправительном учреждении. А когда осужденный подает на УДО, у сотрудников оперативных служб и режимников возникает к нему куча вопросов. Предъявляют необоснованные замечания, взыскания и требования. Чтобы в суд дело пришло уже с кучей взысканий, которые покажут, что человек не достоин условно-досрочного освобождения, на путь исправления не встал. Никто не вникает в детали. Хотя есть постановление пленума Верховного суда РФ от 2013 года о применении норм УПК и УК при рассмотрении дел на УДО: не должны судить по последним трём-шести месяцев, а с начала отбывания наказания. А судьи прислушиваются к мнению прокурора и отказывают в удовлетворении ходатайства. Поэтому у осужденных сложилось мнение: если подашь на УДО, тебя всё равно оставят отбывать весь срок, потому что начнутся гонения и притеснения. У меня было два случая, в обоих отказали в ходатайстве.

Когда осужденный подает на УДО, сотрудники оперслужб и "режимники" предъявляют к нему необоснованные замечания, взыскания и требования.
AIF.RU

Здесь возникает вопрос качества работы самих сотрудников ФСИН. Если человек сидит «от звонка до звонка» и ничего ему не надо, то, скорее всего, он и дальше будет привлекаться к уголовной ответственности. А если стремится на волю, ему всячески не дают это сделать. Думаю, это связано с экономической ситуацией, всё можно решить за деньги. Ведь многие коррупционные дела возбуждались в отношении сотрудников ФСИН».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах