aif.ru counter
9453

«Опасный флагшток просили убрать». Что увидела комиссия в лагере «Чайка»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. АиФ-Башкортостан № 24 11/06/2019
Наталья Кузнецова / АиФ

Широкое спортивное поле с турниками в окружение высоких деревьев. Обычно здесь проводят соревнования, открывают и закрывают лагерные смены. Однако 3 июня площадка для праздников стала местом трагедии. На территории лагеря «Чайка», расположенного у озера Шамсутдин в Бирском районе, погиб 15-летний восьмиклассник из Бирска Максим Марков. Вместе с другими подростками он натягивал волейбольную сетку, когда на него упал флагшток. Удар тяжелой металлической трубы оказался смертельным, Максим получил травмы, несовместимые с жизнью, и умер до приезда скорой. Следком Башкирии возбудил уголовное дело по статье «Халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека».

5 июня, в день похорон, в лагерь прибыли представители минобразования, Госсобрания, местной администрации и детский омбудсмен Милана Скоробогатова. Корреспондент «АиФ-Уфа» присутствовал во время работы комиссии, которая выясняла причины трагедии, а также оценивала общее состояние детского учреждения.

На месте происшествия
На месте происшествия Фото: АиФ/ Наталья Кузнецова

«Флагшток проверяли, он не качался»

5 июня близкие и родственники простились с Максимом Марковым. Местные власти предложили родителям материальную помощь, однако они отказались. Как говорят в бирской администрации, семья благополучная: мама работает финансистом, отец – в сфере энергетики. О мальчике окружение отзывается только с положительной стороны.

Он в числе других школьников, начиная с мая на волонтерских началах помогал благоустраивать лагерь «Чайка» к началу сезона. С тем прицелом, что затем там трудоустроится.

Лагерь находится на балансе детского оздоровительно-образовательного центра туризма, экологии и отдыха «Вояж». Директор Александр Полюдов руководит лагерем с 1998 года. Как говорят в местной администрации, никаких замечаний к его работе не было.

В день трагедии, по словам директора, на поле вместе со школьниками находились трое взрослых. Это сотрудница организации, завскладом лагеря и водитель. На встрече с комиссией ни одного из этих «свидетелей» на месте не оказалось. Деталей происшествия никто озвучить не мог. Ясно только одно – конструкция, с помощью которой поднимался флаг лагеря, не соответствовала нормам безопасности. Флаг не поднимали на шнуре, а просто надевали на флагшток и вставляли в узкий металлический столб. Так, по словам руководства лагеря, было всегда. Контролирующие структуры проверяли лагерь на соблюдение санитарно-гигиенических правил, отсутствие инфекций, МЧС - пожарную безопасность. А за сохранность и безопасность всех конструкций отвечает сама организация.

«До заезда смены лагерь проверяли представители МЧС, центра гигиены и эпидемиологии, а также комиссия от нашей организации, в составе которой было три человека, – говорит Полюдов в ответ на многочисленные вопросы проверяющих. – Флагшток проверяли, вынимали, он не качался. Проверили устойчивость, отсутствие ржавчины. И легко он не вытаскивался».

Комиссия работает на территории лагеря. Фото: АиФ/ Гюзель Ибрагимова

«У вас, получается, виноваты дети, а взрослые - святые! – возмутилась детский омбудсмен Милана Скоробогатова. – Получается, те, кто должен проверять, не проверяет!»

«Почему вы говорите, что не проверяют, - взрывается Полюдов. – Комиссия наша проверила. Значит, на момент проверки было тяжело или невозможно вытащить флагшток».

Открытая вода и торчащие гвозди

Проверенную несколькими комиссиями территорию лагеря проверяющие просят показать полностью, и директор ведет их по всем площадкам. Увиденное вызывает у них еще больше негативных эмоций. Лагерь, построенный более 50 лет назад, не видел ремонта долгие годы, большинство конструкций давно устарело. Невооруженным глазом видно, что часть объектов не соответствуют нормам безопасности.

«Чайка» расположена на берегу озера Шамсутдин на пологом склоне. Хотя заезд должен состояться уже 8 июня, никаких ограждений нет ни на берегу, ни в воде. На суше ставить их, как поясняет директор, и не планируется: обычно к заезду устанавливают таблички, предупреждающие о том, что к воде нельзя подходить без взрослых. В самом озере территорию для купания планируют оградить непосредственно перед заездом.

На берегу – старые качели, покрашенные зеленой краской. В глаза бросается, что место, где подвесы скрепляются с основным каркасом, стерлось почти полностью. На директора вновь обрушивается «град» критики.

«Смотрите, вот я даже сажусь, они держат мой вес!», - восклицает он, садится на качели и резко раскачивается.

Фото: АиФ/ Гюзель Ибрагимова
Директор лагеря демонстрирует, что качели выдерживают и взрослого. Фото: АиФ/ Наталья Кузнецова

Рядом – заброшенный бассейн. Верхние ограждения разрушены, а внутри стоят ржавые металлоконструкции.

Конструкции бассейна проржавели. Фото: АиФ/ Наталья Кузнецова

Неподалеку – полуразрушенный деревянный дом. Стекла в нем частично выбиты, с одной стороны из деревянной стены торчат гвозди.

«Будь я ребенком, первое, что я бы сделала, полезла сюда! – говорит Милана Скоробогатова. – Неужели вы не понимаете, что для детей все, что под запретом, интересно?»

«Мы понимаем, что так не должно быть, но денег на ремонт в бюджете нет», - пытается оправдаться директор.

«Так привлекайте внебюджетные источники!» - говорят ему в ответ.

На территории лагеря - заброшенное строение. Фото: АиФ/ Наталья Кузнецова
На строении торчат гвозди. Фото: АиФ/ Гюзель Ибрагимова

Более или менее проверяющих удовлетворяет только крытый спортзал, в котором завершается ремонт. Однако сразу после этого их заводят в домики, в которых живут дети, и на руководство лагеря обрушивается новая волна возмущения. Домики дощатые, то есть имеют самый высокий, пятый класс пожароопасности. Вопросы возникают к представителям МЧС.

«Размещение детей в зданиях детских лагерей с низкой устойчивостью к пожарам не является нарушением при выполнении ряда условий, - комментирует представитель пресс-службы МЧС по Башкирии. – Здания не должны быть выше первого этажа, с одновременным пребыванием не более 50 детей, эти требования на данном объекте соблюдены».

Сотрудники лагеря говорят, что МЧС каждый год в ходе проверки находит здесь какие-то нарушения. В этом году их было более 25. Однако к заезду все они устраняются, и лагерь работает, как обычно. В этом году все должно быть так же: все выявленные нарушения руководство должно устранить, и 8 июня состоится первый заезд. Для повышения безопасности лагерей по всей республике до конца лета минобразования планирует проводить обучающие семинары.

Претензии есть, денег нет

По лицам руководства лагеря и муниципальных чиновников заметно, что критика проверяющих, впервые приехавших в лагерь, кажется им необоснованной. В беседе с корреспондентом «АиФ-Уфа» они признаются, что им тоже приходится не просто. Все, что сегодня есть в «Чайке», было построено еще в советские годы, когда лагерь находился на балансе бирского электромеханического завода «Прогресс». В 90-е годы предприятие в числе многих других обанкротилось, и лагерь перешел в собственность муниципалитета. Для Бирского района, в котором нет крупных инвесторов, благотворителей, - это подчас непосильная ноша. Тех денег, которые есть, едва хватает лишь на самый простой ремонт. На балансе «Вояжа», помимо «Чайки», находится еще один лагерь. На две организации общий бюджет на год – миллион рублей.

«Мы все прекрасно понимаем, что есть недостатки, но что мы можем сделать, если бюджет «дырявый», – говорит начальник управления образования Бирского района Виктор Лобов. – На расходы в сфере образования в год в районе предусмотрено в среднем 640 миллионов рублей, из них 400 миллионов идет на зарплаты, 100 – на коммунальные платежи. Внебюджетные источники может найти Уфа, а у нас кто сможет помочь – мелкие частные предприятия, ИП?».

В своих проблемах «Чайка», скорее всего, не одинока: из 109 загородных детских лагерей, муниципальными являются 74. Хотя в минобразования республики подчеркивают, что средства на ремонт этих объектов выделяются ежегодно, но их явно недостаточно.

«В этом году из бюджета республики направлено около 13 миллионов на капитальный ремонт, - говорит замминистра образования Башкирии Гуллярия Ялчикаева. – Также на различные виды ремонта средства выделяются в муниципалитетах – в общей сложности около 80 миллионов рублей. Понятно, что очень много различных затрат, но средства выделяются также на содержание ребенка в лагере, стоимость путевки многим организациям частично возмещается».

Почему дети работали бесплатно

Денег «Чайке», по-видимому, не хватает и на банальную уборку и подготовку лагеря к заезду. Трагедия вскрыла многолетнюю практику, применяемую перед сезоном: школьники и студенты на волонтерских началах помогают готовить территорию. В этом году несовершеннолетние трудились здесь после учебы с конца апреля. По словам Александра Полюдова, сотрудники лагеря организуют для работающих чай, а еду они приносят с собой. При этом он подчеркивает, что ни о какой эксплуатации детского труда речи не идет. Мотивацию «помощников» директор объясняет возможностью дальнейшего трудоустройства в лагере.

«Лагерю могут помогать все желающие, в их числе всегда были не только школьники, но и студенты, взрослые, - говорит Александр Полюдов. – Для всех желающих мы проводим семинар с приглашением надзорных органов, где они, в том числе, рассказывают о нормах безопасности работы в лагере. Также о правилах поведения и охраны труда рассказывают наши специалисты. Приходят сюда люди абсолютно добровольно. Лучшие работники на летний период могут быть  трудоустроены в лагере».

Выводы рабочей комиссии

Спикер Госсобрания-Курултая РБ Константин Толкачев:

толкачев

«Поездка рабочей комиссии показала, что лагерь находится в удручающем состоянии. Члены рабочей группы увидели там массу опасных объектов. Выяснилось, что администрация лагеря уже получала предписание о необходимости убрать опасный флагшток, но не приняла меры. На следующей неделе, когда будут собраны факты и материалы, парламентская рабочая группа соберется на первое заседание. Предметом обсуждения будет не только ситуация в данном конкретном лагере, но и состояние инфраструктуры детского отдыха в республике в целом. К сожалению, старых баз отдыха в республике много, разом перестроить всю инфраструктуру невозможно. Но наладить жесткий контроль, обеспечить безопасность детей – это наша обязанность. Нужно выяснить также, почему для благоустройства территории использовался бесплатный детский труд».

Председатель комитета по образованию, молодежной политике и спорту Госсобрания-Курултая, доктор педагогических наук Раиль Асадуллин:

раиль асадуллин

«В республике сегодня есть как устаревшие, так и современные лагеря, их соотношение примерно одинаковое. Те лагеря, которые были построены в 50-60-ые годы, безусловно, морально устарели и материально-техническая база оставляет желать лучшего. Но дело не только в этом. Подход к организации отдыха детей сегодня должен быть принципиально иным. Строить муниципальные базы отдыха, где за одну смену отдыхает чуть более сотни детей – это уже вчерашний день. Их можно сохранить, как, например, и палаточные лагеря, которые интересны детям, любящим экстрим. Но упор необходимо делать на мощные стационарные базы отдыха регионального уровня. Причем эти лагеря должны быть тематическими – лингвистическими, интеллектуальными, спортивными, этническими. И они должны работать не только летом. В некоторых городах, например, в Уфе, Стерлитамаке, Октябрьском, Туймазах, Нефтекамске, Сибае построить такие лагеря вполне реально».

Оставить комментарий (1)
Loading...


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество