aif.ru counter
11771

«Он останется навсегда». Прогноз по коронавирусу от ученого из Башкирии

Сюжет Все о коронавирусе в Башкирии

Рост заболеваемости коронавирусом в Башкирии продолжается второй месяц, и многих давно волнует только один вопрос – когда это все наконец закончится? Два вуза республики –УГАТУ и БГМУ – создали проектный офис для прогнозирования распространения заболевания. О том, как долго будет активна инфекция, сколько людей может умереть, и есть ли риск повторения бедствия, – в интервью UFA.AIF.RU с руководителем проекта в части медэкспертизы, доктором медицинских наук Науфалем Загидуллиным.

Науфаль Загидуллин
Науфаль Загидуллин Фото: Из личного архива/ Науфаль Загидуллин

 

Как считают?

Наталья Кузнецова, UFA.AIF.RU: – Науфаль Шамилевич, когда был создан проектный офис, и какова методика прогнозирования, которую вы используете? 

– Проектный офис организован в середине марта 2020 года. По инициативе ректоров Уфимского государственного авиационного технического университета (УГАТУ) Сергея Новикова и Башкирского государственного медицинского университета Валентина Павлова был подписан меморандум о его создании.

В проекте работают 11 человек. Мы создаем прогнозы для правительства республики, которые используются при принятии конкретных мер в период распространения инфекции. Это необходимо, так федеральный центр передал регионам полномочия по принятии управленческих решений в этом плане.

Мы используем математические модели прогнозирования, разработанные коллегам УГАТУ. Также создано специальное программное обеспечение, которое на основании входных данных по динамике распространения COVID-19, наличия ресурсов здравоохранения, плотности населения позволяет построить сценарные динамические прогнозы. 

– Какое финансирование предусмотрено по проекту?

- Дополнительные средства на это не выделялись. Мы проводим всю работу в рамках своих должностных обязанностей сотрудников университетов, дополнительной зарплаты не получаем. Проект носит функциональный характер: когда пандемия закончится, необходимость в наших прогнозах пропадет, мы закроемся. Бесперебойная работа сайта, на который мы выкладываем все наши результаты и прогнозы, обеспечена при финансовой поддержке инвестора - уфимской компании.

«Могла быть катастрофа»

– Распространение инфекции в Башкирии идет по той же схеме, что в России, или есть какие-то особенности?

– Особенностью стало то, что вспышка заболевания началась в стационарах больницы, и из-за этого скорость распространения инфекции увеличилась. Как показывает практика в России, чем ближе регион к Москве, тем быстрее растет число случаев инфицирования. А чем дальше от столицы, тем их меньше. То, что инфекция достаточно быстро распространилась по республике, с одной стороны, плохо. С другой – определенная часть населения в регионе, примерно 30-50%, все равно переболеет коронавирусом. Другой вопрос – когда это будет.

– Все ли принятые меры были правильными, всегда ли власти слушают специалистов, их рекомендации?

– Мы считаем, что все сделано правильно. Есть такой показатель как базовое репродуктивное число (RО). Он показывает, сколько человек заражает один вирусоноситель. Например, для кори RО составляет 12-13 человек, это очень контагиозное (мед. – заразительное при прикосновении) заболевание. Для коронавируса RО составляет 2,8. То есть один человек заражает почти трех.

Если карантин не вводить, рост заболеваемости происходит по экспоненте. За месяц заболевает, условно говорят, десять тысяч человек, и они все начинают поступать в стационары. У нас карантин был введен вовремя, и поэтому система здравоохранения, уже можно сказать, с поставленной перед ней задачей справилась. Поэтому кривая заболеваемости в России стала более плоской. Конечно, карантин, это тяжело, страдает экономика. Но если бы это все не сделали, думаю, была бы катастрофа. Сейчас нам тяжело, а было бы в два-три раза тяжелее, и мы потеряли бы гораздо больше людей.

Маски – перегиб или нет?

– У нас было много достаточно жестких мер, включая штрафы. Дошло до того, что власти ввели масочный режим. Это действительно так необходимо?

– Наверное, все-таки Россия – такая страна, где палку нужно немного перегибать. Потому что если дать слабину, люди начинают расслабляться. Хотя, конечно, маски нужны для закрытых помещений – магазинов, аптек, больниц. Там, где расстояние между людьми составляет больше 1,5 метра, например, на улице, носить маски особого смысла нет. Но я думаю, эта мера носит превентивный характер – чтобы приучить людей использовать средства защиты. Кроме того, доказано, что если человек носит маску, то он гораздо реже трогает свое лицо, а значит, риск заражения снижается.

– Где риск заражения самый высокий?

– К сожалению, в последнее время самым опасным местом стали места скопления людей, в частности, больницы. Сейчас ситуация в регионе становится лучше, но на начальном этапе врачи не до конца представляли, с чем имеют дело. Очень уж высокая оказалась контагиозность этого вируса. Многие не верили в то, что инфекция настолько опасна, и до сих пор еще не верят, что это так.

Сколько смертей ждать?

– Есть мнение, что возникновение очагов в больницах – результат осложнения общей ситуации в здравоохранении, то есть недостаточного финансирования, дефицита кадров. Некоторые говорят, что это отголоски оптимизации, и именно поэтому наша система оказалась не готова к борьбе с инфекцией. Что Вы об этом думаете?

– Ну, вообще, ни одна страна мира не была готова к этому. Это чрезвычайное бедствие. Россия, на мой взгляд, все-таки отреагировала лучше. От работы системы здравоохранения зависит, прежде всего, смертность от вируса – это показатель того, как врачи справляются с тяжелыми случаями. А как раз таки смертность от СOVID-19 в нашей стране остается невысокой – около 1%, это чуть ли не лучший показатель в мире. Вот вам и ответ с точки зрения цифр, как с ситуацией справляются наши больницы. Да, врачам где-то не хватает каких-то препаратов, средств защиты, но это от того, что никто не ожидал такого массового распространения вируса.

– Может быть, устойчивость к вирусу – просто генетическая особенность россиян?

– Мы, конечно, в отличие от, например, жителей Италии, гораздо чаще болеем вирусными заболеваниями, и, возможно, даже коронавирусами, которые циркулируют уже давно. Поэтому организм оказался более готовым. И, возможно,определенная «генетическая устойчивость» действительно есть: потому что показатели по смертности низкие не только в России, но и, например, в некоторых странах Восточной Европы.

– Летальных случаев в Башкирии сейчас 16. Сколько еще их может быть?

– Сказать точно, сколько их будет, я, конечно, не могу. Но рассчитать примерно можно: заболевших – более 1,6 тыс. человек, смертность от COVID-19 в Башкирии составляет 1%. Мы считаем, что до конца эпидемии в республике заболеет еще примерно столько же граждан. Соответственно, если предположить, что инфекция будет распространяться еще столько же времени, умрет такое же количество людей. Но нужно учитывать, что сейчас у врачей уже наработан опыт лечения тяжелых больных с коронавирусом. Поэтому итоговое число умерших может быть меньше  - пять-десять человек.

Поможет иммунитет

– В конце марта Вы писали в социальных сетях, что вирус отступит через месяц-два. Сейчас прошло уже полтора месяца, насколько оправдывается этот прогноз? Когда ожидать пика и спада?

– Об улучшении ситуации можно будет говорить тогда, когда количество выздоравливающих в день станет больше числа заболевших. По нашим вычислениям, пик уже наступил. С большой вероятностью могу сказать, что по России он зафиксируется на показателе около 11,0 тыс. человек в день плюс-минус 500, а по республике – 80-90 человек в день, плюс-минус десять. Дальше мы выходим на плато, но при этом количество выздоравливающих будет расти. Примерно 20-25 мая выздоравливающих должно стать больше, чем заболевших.

Когда распространение инфекции в России остановится сказать сложно, мы пока делаем только краткосрочные прогнозы. Но нужно понимать, что если вирус появился, он уже никуда не денется, периодически вспышки будут происходить. Но при этом у большинства людей уже сформируется иммунитет, поэтому пандемии больше не будет. Кроме того, люди уже знают симптомы, как защищаться, как лечиться.

– Поможет ли летняя жара снизить рост заболеваемости?

– Оптимальная температуры для распространения вируса 10-17 °C. Это можно заметить по активному заражению в Китае, Италии и Испании в феврале-апреле. В тоже время, повышение температуры снижает выживаемость вируса как белка - это видно по невысоким темпам развития инфекции в странах с одновременно высокой температурой и высокой плотностью населения, таких как Пакистан, Индия, ОАЭ. Поэтому рост температуры по логике должен уменьшить распространение вирусной инфекции.

– Когда можно ожидать разработки вакцины, и поможет ли она, ведь делать прививки будут, скорее всего, далеко не все?

– Создание вакцины – очень непростое дело. Это гораздо сложнее, чем разработка какого-то лекарственного препарата. Вакцину необходимо тщательно проверить на безопасность, побочные эффекты, а на это необходимо не меньше года. Кроме того, я очень сомневаюсь, что бесплатная вакцинация от коронавируса будет показана всем подряд, скорее всего, прививать будут только граждан из группы риска – пожилых, врачей, соцработников. И все однозначно не пойдут делать прививки - вакцина будет достаточно дорогая. К тому же, неизвестно, будут ли большие вспышки коронавируса вновь.

Справка
Науфаль Шамилевич Загидуллин родился 1 января 1977 года, окончил БГМУ по специальности «Лечебное дело». Заведующий кафедрой пропедевтики внутренних болезней БГМУ, директор института «Кардиология», профессор, доктор медицинских наук.

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах