aif.ru counter
3338

Доехать вовремя, спасти и избежать хамства. Один день со скорой помощью

Эмиль Мусин / АиФ

Принять роды в автомобиле, довезти до больницы агрессивно настроенного пьяного человека, успокоить напуганную маму и даже поехать на вызов по случаю пятилетней давности – у врачей скорой помощи день, как правило, полон насыщенных событий. Журналист провел одну смену с фельдшерами бригады скорой Туймазинского района и выяснил, как быстро добирается машина до пациентов, на какие вызовы чаще всего приходится выезжать и что в своей работе медики считаются самым сложным и страшным.

Вызов пятилетней давности

Фельдшеры заступают на дежурство в 08.00 часов утра. Диспетчер принимает вызовы и через компьютерную систему распределяет их по участкам.

Умных систем в работе скорой становится всё больше: ГЛОНАСС показывает, где находится каждая машина. Внедряются противоударные планшеты, в которых фельдшер будет отмечать принятие вызова, начало движения, прибытие на место и отъезд. Планшет покажет время оказания помощи, доставки больного в больницу, прибытие на базу. В них будут загружаться истории болезни пациентов.

«Это на случай, если больной без сознания или у него нарушена речь, – объясняет диспетчер Альдина Халиуллина. – В планшете также будет фиксироваться учреждение, куда повезут больного, информация о его состоянии и требуемой помощи. Благодаря этому, в приёмном покое смогут заблаговременно вызвать специалистов-кардиологов, травматолога и хирурга в случае массового ДТП (пилотный проект минздрава РБ). Сейчас создаётся единый цифровой контур в здравоохранении. В общем, будем повышать оперативность для народосбережения».

В 9.00 часов поступил вызов. Взволнованная женщина сообщила, что во время молитвы мужчине стало плохо и он потерял сознание. Вместе с фельдшерами Риммой Кадыровой и Денисом Чигирёвым выезжаем в дом на улице Чапаева, в объезд. Скорая через тоннель проехать не может.

Штрафы за препятствие проезду экстренных служб повысились до 4-5 тысяч рублей. И это помогло. Водители стали уступчивее.

«Как часто вам не уступают дорогу?» – интересуюсь у Чигирёва, когда крупногабаритный грузовик перекрывает нам путь.

Включается сирена, и грузовик прижимается к обочине.

«Сейчас водители стали уступчивее, говорит он. – К тому же штрафы за препятствие проезду экстренных служб повысились до 4-5 тысяч рублей.

Доезжаем на место вызова. Выясняется, что у женщины, вызвавшей скорую помощь, проблемы с памятью. Она сообщила диспетчеру о случае пятилетней давности. Медики её осматривают и констатируют удовлетворительное состояние.

«Нельзя её так оставлять», – говорит Кадырова и связывается по телефону с племянницей пенсионерки.

В истории болезни женщины последняя запись врача сделана в июле 2017 года, а на тумбочке – гора лекарств. Медики мягко, но требовательно объясняют, почему надо завтра же идти в поликлинику и не заниматься самолечением.

Пока мы едем на очередной вызов, фельдшеры рассказывают, что употребление препаратов по совету знакомых – настоящий бич. Несколько дней назад у мужчины кольнуло за грудиной, супруга дала ему таблетку нитроглицерина. После приема препарата мужчине стало плохо, доставили в приёмный покой. Оказалось, у человека был обычный остеохондроз.

Пришла на медосмотр – увезли на скорой

На следующий вызов мы выехали вместе с Дарьей Стрепнёвой и Флоридом Ахметшиным. Пациент – 18-летняя беременная женщина, у которой сильные боли в животе. Добрались до названного адреса за три с половиной минуты (норматив – 20 минут). И снова – осмотр, несколько уточняющих вопросов, чтение амбулаторной карты и предварительный диагноз готов – острый гастрит. Женщину отвезли в приёмный покой, к вечеру она чувствовала себя уже лучше.

Далее – ОРЗ у пятилетнего ребенка. Температура 37,8, но мать настаивает на уколе с димедролом и приёме жаропонижающих. Фельдшеры терпеливо объясняют, что при такой температуре, когда организм борется, нужно обильное питьё, а не медикаменты.

Ещё одну 67-летнюю женщину увозим на госпитализацию прямо во время прохождения диспансеризации из кабинета терапевта. Врач поставил ей диагноз – острое нарушение мозгового кровообращения и вызвал скорую помощь. Между тем женщина чувствовала себя лишь немногим хуже обычного.

«Нельзя пренебрегать диспансеризацией, – говорит Ахметшин. – Во время осмотра проблемы со здоровьем можно обнаружить на ранних стадиях. К сожалению, многие откладывают поход к врачу. В результате приезжаем мы. Но ведь до приступа организм можно было и не доводить».

Раздаётся тревожный звонок из села Гафурово. «Долетели» за 15 минут. У женщины резкая боль в правой нижней части живота. Несколько уточняющих вопросов, контактный осмотр и озвучен предварительный диагноз – аппендицит. Он тут же отразился на компьютере диспетчера скорой, затем – на дисплее дежурной в приёмном покое. К приезду туда больную уже ждал врач.

Меньше пьяных, больше ДТП

«Нередко к нам поступают обращения, что на улице лежит мужчина, – рассказывает Дарья Стрепнёва. – А на какой именно, не уточняют. Начинаем поиски. В результате уходит драгоценное время. Нередко выясняется, что на асфальте «отдыхал» нетрезвый человек, который пришёл в себя и отправился восвояси».

В целом, по словам медиков, сейчас снижается число вызовов к пьяным пациентам. Лет 15 назад таких было 15-17 процентов от общего числа, сейчас 3-5. И среди тех, кому нужна экстренная медицинская помощь из-за последствий нарко- и алкоопьянения, почти нет молодых от 20 до 35 лет.

«В былые времена на сабантуйной поляне мы приводили в чувство одновременно до 20 пациентов. Сейчас оттуда поступает один-два вызова. Что бы ни говорили, меры ограничения продажи и рекламы алкоголя работают. Ещё бы вытрезвители вернуть, тогда вызовы по попыткам суицида, фактам поножовщины, дракам, обморожениям, интоксикациям снизились бы до минимума», - говорит диспетчер Альдина Халиуллина.

Число вызовов к нетрезвым пациентам снижается. Лет 15 назад таких было 15-17% от общего числа, сейчас 3-5%.

В тоже время растёт количество вызовов на ДТП. В 2019 году их было на 14 больше, чем в предыдущем году.

«Число выездов на повторные инфаркты миокарда уменьшилось, - отмечают врачи. - Если в 2018 году провели 17 тромболитических терапий (введение препарата, растворяющего тромб - прим.ред.), то в 2019-м - уже 32. По сути, этих людей вытащили с того света. На 90 случаев (всего – 601) стало больше острых нарушений мозгового кровообращения. Об этом, конечно, надо задуматься каждому».

О самом страшном

Работа фельдшера остается опасной. Чаще всего именно на эту категорию врачей совершаются нападения.

«Полгода назад выехали в кафе к молодому парню, избитому и пьяному. Дождались полицию, а когда начали его осматривать, он набросился на нас. Его остановил полицейский. Я успокаивала парня в машине, сделала ему укол, но в приёмном покое он снова замахнулся на меня. Защитил травматолог. Хамство в наш адрес тоже случается. Некоторые с порога – на «ты». Грубо требуют надеть бахилы», - рассказывает Дарья Стрепнёва.

В числе тяжелых в прямом смысле случаев – транспортировка пациентов, которые весят больше 100 кг. Как могут сотрудники бригады, если они состоят только из девушек, спустить его до машины? Фельдшер поясняет, что сейчас эта проблема решается с помощью МЧС. Сотрудники приезжают и помогают врачам. А если ожидается выезд по факту ножевых ранений или к пьяным, сопровождают полицейские.

Но самым страшным в своей работе врачи считают не нападения и другие возникающие сложности. Самое страшное – пропускать через себя гибель детей.

Зарплата фельдшера состоит из оклада в 13 тысяч рублей, плюс надбавки за категорию, за вредность, ночные, за стаж. В общем, выходит 20-25 тысяч.

«В прошлом году зимой выехали к шестимесячному ребёнку, который болел десять дней, - вспоминает Дарья Стрепнёва. - Ему, по словам родителей, становилось всё хуже. К моменту нашего приезда у него уже начали отказывать органы. Его не спасли. Такое навсегда остаётся в душе».

Зарплата фельдшера состоит из оклада в 13 тысяч рублей, плюс надбавки за категорию (надо сдавать экзамен после пяти лет работы). Это около 30% от оклада. Плюс надбавки за вредность, ночные, за стаж. В общем, выходит 20-25 тысяч.

«Но это – за полторы-две ставки. На одну у нас мало кто работает. Обещали добавить сумму от 7 тысяч рублей в зависимости от стажа. А в СМИ написали, что зарплаты фельдшеров достигнут чуть ли не 50-70 тысяч рублей», - говорит фельдшер.

Что касается обеспечения топливом, медикаментами, транспортом, по словам фельдшеров, в последние годы они получили восемь новых машин, три из них повышенной проходимости. Они распределены в сельскую местность. Теперь фельдшер по приему и передачи вызовов может более оперативно направлять бригады из ближайшей точки до пациента, учитывая проходимость машин. С бензином проблем нет. Медикаментами обеспечивают централизованно: из отделений, где было меньше вызовов, излишки препаратов направляют в те, где они закончились.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах