aif.ru counter
1201

«Нет хорошей конфетки». В чем вузы Башкирии проигрывают столичным

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. АиФ-Башкортостан № 27 30/06/2020
Руслан Ишмухаметов / АиФ

В Башкирии стартовала приемная кампания в вузы, и многие выпускники школ сейчас решают, куда поступать. О сильных и слабых сторонах системы высшего образования в республике – в интервью с председателем комитета по образованию, культуре, молодёжной политике и спорту Госсобрания-Курултая Раилем Асадуллиным.

Раиль Асадуллин
Раиль Асадуллин Фото: Из личного архива

Уедет меньше

Айгуль Нургалеева, «АиФ-Башкортостан»: – Раиль Мирваевич, по вашим прогнозам, нынешние выпускники, испугавшись пандемии, предпочтут поступать в республике или всё-таки уедут в столичные вузы?

– Ребята давно определились, ещё в девятом классе. К тому же в республике на тысячу бюджетных мест в вузах стало больше. Это прибавит выпускникам оптимизма. А процент отъезжающих останется на уровне прошлых лет, возможно, чуть-чуть сократится. По нашей оценке и данным совета ректоров, уезжало около 28% от общего числа абитуриентов, хотя есть и другие цифры. Целевиков хорошо набирают медицинский и аграрный вузы, поэтому ребята выберут их.

– А конкурс изменится?

– Он уменьшится за счёт двух факторов. Первый – в этом году снизилось число выпускников школ, примерно на 250 человек. Второй – резко, на тысячу увеличилось число бюджетных мест. Причём большинство на бакалавриат. Хотя это приведет к снижению качества студентов первых курсов.

– Приёмная кампания проходит дистанционно, не повлияет ли это на качество?

– Повлияет. Электронная подача документов на руку как абитуриентам, так и вузам. Снижение качества произойдет не только за счёт увеличения бюджетных мест, но и потому, что ребята будут выбирать множество вузов, куда не нужен оригинал аттестата. Ведь его можно будет принести в течение учебного года, и эта либерализация студентов расхолодит. В итоге на первом курсе качество немного упадёт, потом всё встанет на свои рельсы. Если опять не коронавирус и не дистанционка.

– Наберут ли учащихся колледжи и техникумы?

– 60% девятиклассников сельских школ идут в средние учебные заведения. Конкурс в них растёт. Но есть, конечно, программы умирающих и низкооплачиваемых профессий. У таких учебных заведений будут проблемы с набором. Им надо переориентироваться на запросы времени, внутри отрасли искать интересы для будущих выпускников.

Нет «конфетки»

– Каков потенциал наших вузов? В рейтингах они присутствуют, но насколько те объективны?

– Похвалю нефтяной, который, став опорным вузом, не только поднял уровень студентов, но и создал серьёзные места для российских и зарубежных абитуриентов. Очень хорошо поработал медуниверситет – выстроил учебный процесс, интегрируя традиции китайских и германских вузов. Наряду с УГАТУ они, по рейтингу Forbes, попали в сто лучших российских вузов. Наше высшее образование в десятке после сильных центров: Москва, Санкт-Петербург, Казань, Томск, Новосибирск, Екатеринбург. За последние годы мы здорово подтянули качество.

Вузы Башкирии заметно подтянули планку обучения.
Вузы Башкирии заметно подтянули планку обучения. Фото: freepik.com

Остальные вузы республики преуспели в своих профилях. БГПУ – явный лидер среди педагогических и гуманитарных вузов России. За последние десять лет создал материальную базу технологизации профессиональной подготовки учителей. Проблема в том, что наши вузы, в отличие от столичных, не научились заманивать абитуриентов. Нет хорошей «конфетки».

– Имеете в виду презентацию, рекламу?

– И это тоже. Но есть и другая проблема – общежития. Московским мы уступаем по количеству мест, уральским и татарстанским – по качеству и условиям. Наши общежития старые, в них при всём желании невозможно поднять условия до современного уровня. Надеюсь, вопрос решится с постройкой межвузовского студенческого кампуса. В районе заезда в Дёму сейчас проводится отчуждение земли. Но в этом году, конечно, он ещё не появится.

– Грозит ли нашим вузам объединение или закрытие?

– Коронавирус показал, что впереди экономики должно стоять благо человека. Мы видим, что «оптимизированную» систему здравоохранения сегодня отстраивают заново. Уверен, естественным путем оптимизация будет идти, но искусственно нагнетать её уже не будут. В мою бытность ректором очень тяжело далось отстоять педуниверситет, были проекты присоединения к двум вузам. Ученый совет БашГУ уже практически аплодировал этому решению. После оптимизации из 113 педвузов страны осталось 32, потом вернули Волгоградский. Что произошло в регионах? Большая часть выпускников классических университетов работать в школы не пошла. В Казани закрыли педуниверситет, третий профильный вуз в России, с более чем 200-летней историей, – и сразу дал о себе знать кадровый голод. В итоге Казанский федеральный университет за счёт республиканского бюджета начал готовить учителей, ведь федерального финансирования на это у них больше нет. В других регионах реанимировали свои педвузы, сделав их региональными. А ведь сегодня годовой бюджет БГПУ – миллиард рублей, готова ли республика столько тратить? Другой минус оптимизации – сокращение бюджетных мест.

Дистанционка останется

– Верите в продолжение дистанционного обучения?

– Техническую платформу вузы уже подготовили: компьютерная техника обновлена, процент доступности резко поднялся. В течение месяца колоссально быстро решили проблему с интернетом по республике, за исключением труднодоступных районов. Для студентов такой формат стал удобным, ведь основные знания они черпают в интернете. Но смущает, что каждое высшее учебное заведение самостоятельно разработало свой контент. В стране нет единого научно-методического центра, который создал бы единую методологию, теоретическую базу. В Башкирии мы начали это раньше: единую платформу для электронного образования, ресурсные центры для разработки контента на цифровой основе. Но работу не сумели завершить. А вот коронавирус заставил немного отойти от этих планов и в спешном порядке, буквально с колёс, каждому вузу делать методики на цифровой базе. Конечно, это не дало ожидаемого эффекта. Но педагоги уже поняли, что нужно делать. И следующий этап должен стать обменом опытом.

Совсем дистанционка из учебного процесса не уйдёт. Многие её ругали, но ведь есть и плюсы.

– Например?

– Только учёба с использованием компьютерных технологий позволяет детям находиться внутри тех процессов, которые они изучали на страницах учебников. Начиная с подросткового возраста это здорово помогает школьникам в учёбе, им это интересно. Отдельные элементы уроков я встречал у нас, когда педагоги внедряют новации в учебный процесс. 1,5 тысячи разработанных за четвёртую четверть уроков – это, конечно, мало. Среди учителей есть Кулибины, те, кто разрабатывает такие трёхмерные уроки, внутри которых оказывается ученик. За ними будущее.

– А как преподаватели адаптировались к новому формату?

– Работы у них, безусловно, стало больше. Не секрет: чем больше опыт преподавателя, тем он менее компетентен в цифровых отношениях. Они чему-то учатся у студентов, конечно, подтянулись во время карантина. Но впереди молодёжь. Выпускники педвузов последних пяти лет с компьютером, интернетом на «ты».

– Опасения, что качество знаний снизится, было напрасным?

– Качество, конечно, в этот период упало, потому что, прежде всего, мы думали о безопасности и здоровье детей. Ведь для них это был большой стресс, особенно для учеников младшей и средней школы. На этот стресс нельзя было накладывать ещё и неудовлетворительные оценки, поэтому уровень знаний ниже выставленных баллов. Другая проблема – у 10,2 тыс. детей не было дома компьютеров. Республика их закупила, выделила на это 3 млн руб. Три тысячи семей обеспечены. За лето проблему необходимо разрулить ещё для семи тысяч школьников.

– То есть, полного отказа от дистанционной формы не будет?

– С коллегами мы не раз обсуждали проблемы неожиданного и тотального перехода на дистанционку и пришли к выводу, что в республике надо создать свой научно-методический образовательный центр, который должен отслеживать качество онлайн-образования. И главное – разрабатывать контент и методики преподавания. Педуниверситет и БИРО должны заниматься переподготовкой учителей. Нужно создать ресурсные центры для сельских школ. Думаю, каждое районное управление образования должно им стать. Нужно накапливать медиатеку передового опыта. Необходимо законодательно признать, что дистанционный формат можно использовать не только для самостоятельной и внеаудиторной работы. На сессии Госсобрания внесем предложения по поправкам в закон об образовании, это облегченный вариант законопроекта. Потому что признать онлайн-образование отдельной формой сложно и долго. Мы направили законодательную инициативу в Госдуму. Думаю, они примут такое решение, ведь это актуально для всей страны.

Досье
Раиль Асадуллин родился в 1953 г. в Чишминском районе. Окончил БГПУ, аспирантуру и докторантуру Московского госпедуниверситета. Доктор педагогических наук. В1997-2005 гг. – проректор, с 2005 г. – ректор БГПУ. С 2015 председатель совета ректоров вузов РБ, с 2018 г. - руководитель профильного комитета госсобрания республики.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах