Примерное время чтения: 9 минут
99

В тренде мультинациональность. Режиссер Башдрамы о современном театре

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. АиФ-Башкортостан № 27 02/07/2024
Учителями А. Абушахманова были Р. Исрафилов и П. Хомский.
Учителями А. Абушахманова были Р. Исрафилов и П. Хомский. из личного архива Айрата Абушахманова

Минуший сезон в Башкирском драмтеатре им. М.Гафури запомнился не только премьерами, аншлагами и гастролями. В апреле «академики» триумфально выступили на международном театральном форуме в Будапеште. А в мае в Башдраме прошёл фестиваль национальных театров «Туганлык», который благодаря новому статусу привлёк свежие творческие силы и поднялся на качественно новый уровень. Об этом мы беседуем с главным режиссёром театра Айратом Абушахмановым.

Досье
Айрат Абушахманов. Родился в 1974 г. в Уфе. Окончил Уфимский институт искусств и Российскую академию театрального искусства. Заслуженный деятель искусств РБ, лауреат Госпремии РБ им. С.Юлаева, премии им.Д.Сиразиева министерства культуры Татарстана.

Истинное братство 

Светлана Истомина, UFA.AIF.RU: –Айрат Ахтямович, по отзывам критиков и зрителей, нынешний «Туганлык» прошёл как никогда на высоком уровне…

Айрат Абушахманов: – Как организатор вряд ли могу быть объективным. Но нашей целью и было вернуть «Туганлыку» имидж одного из ведущих фестивалей России, уровень, который с самого начала задал Рифкат Вакилович Исрафилов. В советское время национальные театры обменивались показами своих спектаклей. С развалом СССР эта практика исчезла, и чтобы не утратить театральные связи хотя бы в одной языковой подгруппе, был создан международный фестиваль тюркоязычных театров «Туганлык». Но фактор участия в нём только театров одной языковой подгруппы сужал возможность выбора сильных спектаклей, и репертуар фестиваля слабел. Пытаясь компенсировать это, организаторы начали привлекать театры малых городов Башкирии. «Туганлык» начал скатываться на любительский уровень и имел все шансы из международного превратиться в республиканский.

Выйдя за языковые рамки, мы поняли, что слова «туганлык», «братство» шире и применимо ко всем национальным театрам России и дружественных стран. В этом году в числе участников впервые были коллективы с Кавказа, в том числе из Абхазии, финно-угорские театры. Уровень поднялся за счёт того, что организаторы отбирали спектакли ещё на этапе подачи заявок.

Воплотилась и идея через «Туганлык» позиционировать Башкортостан как регион, где мирно соседствуют сотни национальностей. Впервые мы организовали встречи артистов с национальными диаспорами. На фестивале царила атмосфера истинного братства, на показах были полные залы. При этом все играли на родных языках - и национальную, и русскую, и мировую классику.

– А почему сняли номинацию «Лучший спектакль»?

– Все театры, приехавшие на «Туганлык», априори лучшие. Тут надо понимать специфику национального менталитета. Ранее мне нередко приходилось выслушивать, что оценка несправедлива, что, если есть лучшие, значит, есть и худшие. Были обиды. Это всё конфликтует с замыслом форума как праздника единения культур и народов.

– В октябре прошлого и в апреле нынешнего года Башдрамтеатр представил ваши постановки «Джут» и «Черноликие» на престижных международных фестивалях в Будапеште. Оба раза из всех театров России отобрали именно Башдрам. Везение?

– Об этом у нас говорили мало, но вдумайтесь: театральная Россия на международном уровне представлена спектаклем башкирского театра – это дорогого стоит! А мысль привезти «Черноликих» в Будапешт возникла несколько лет назад у помощника руководителя Венгерского национального театра Аттилы Виднянского Андриша. Увидев спектакль, он восхитился им и загорелся идеей показать венгерскому зрителю. Мы с радостью приняли приглашение. Это огромная честь! А в нынешних реалиях сам факт вывезти в Европу полсотни артистов, показать спектакль – ещё и огромная ответственность.

На итоговой пресс-конференции прозвучало, что башкирский театр показал то, что в европейском уже несколько утрачено: там доминирует задача удивить. А у нас они увидели попытку постичь внутренний мир человека, тайны его души.

Миссия выполнима

– Ваши постановки отмечены наградами на российском и международном уровнях. В театральных кругах уже поговаривают, что в Башдраме наступила «эпоха Абушахманова» (по аналогии с «золотым веком Исрафилова»). Это льстит?

– Очень уважаю Рифката Вакиловича, моего руководителя курса по актёрскому образованию. О таком сравнении не слышал, но, если оно прозвучало, рад. Хотя, если принять его всерьёз, можно и забронзоветь (смеётся).

– Как режиссёр вы одинаково успешно работаете с произведениями национальных авторов, с русской и мировой драматургией. При этом считаете себя приверженцем «национального театра»? Что вкладываете в это понятие?

– Мне кажется, понятие «национальный театр» до конца не изучено, часто трактуется приблизительно так: на сцене говорят не на русском языке, значит, это национальный театр. Плюс фольклорная атрибутика – костюмы, этническая музыка, экзотика. Но «национальный театр» - это не только фольклор – юрта, костюмы, курай. И уж точно не музей. Этим он далеко не исчерпывается! Очевидно, что миссия национального театра - сохранять язык и культуру народа. В то же время он обязан быть в контексте современного мирового театрального процесса. Выпадая из него, он обрекает себя вариться в собственном соку. По моему мнению, сегодня показатель интересного национального театра - мультинациональность. Тот же «Туганлык» показал: самые классные спектакли, сочетающие национальное начало, традиции мирового театра и современное звучание, поставлены в основном режиссёрами, выходцами из московских театральных школ.

– Два года назад из репертуара Башдрамы изъяли успевший стать культовым спектакль «Зулейха открывает глаза». Постановка объездила пол-России, была показана в Москве, Питере, на сцене БТД им. Г. Товстоногова, получила «Золотую маску»… Скучаете по ней?

– Не буду лукавить – да. Постановка спектакля у меня лично забирает самое ценное - время, здоровье, энергию – а это исчерпаемые ресурсы. Я отдаю максимум спектаклю, который должен родиться. Меня так воспитали: то, что делаешь, делать хорошо. Поэтому я прикипаю к своим спектаклям. Но сейчас, когда прошло время, живу новым.

«Такой театр-театр»

– Ваша семья – исключительно творческая: отец – актёр и режиссёр, супруга Ильгиза – актриса Башдрамы, мама много лет проработала в театре. Насколько авторитетно для вас их профессиональное мнение?

– Питер Брук на вопрос «Кто твои учителя?» отвечал так: «Мои учителя все те, кого я встречал на своём пути. Я думаю так же. Мне интересно любое мнение, но впитываю лишь то, что мой внутренний мир присваивает.

Во время работы над проектом я не обсуждаю его с родителями. Потом, после реализации они делятся впечатлением. Для меня ценны взгляды родителей на жизнь, но не на профессию. Думается, их театр остался в истории - для меня, по крайней мере. Такой пример: есть записи, как великий башкирский актёр Арслан Мубаряков читает монолог Отелло: мощный голос, энергия… Но сегодня это неправда: так уже никто не разговаривает, это такой «театр-театр». Поэтому отец деликатно высказывает своё мнение, потому что наши театры на разных временных территориях. И вообще, как говорил Станиславский, «театр надо каждые 5-10 лет закрывать, всех увольнять, учить заново и снова открывать». В этом есть доля правды: театр живёт 10 лет, после он должен обновляться, иначе становится памятником самому себе.

- Ваша дочь, как и вы когда-то, «ребёнок Башдрамы». Хотите видеть её актрисой?

– Ариана довольно артистична: на выпускном начальной школы так сыграла Лиса из «Маленького принца», что я сказал жене: «Не слабее тебя играет!». А вообще у неё разносторонние интересы: показывает успехи в рисовании, мечтает стать дизайнером, возможно, театральным.

Вдохновлять собой

– В вашей карьере были периоды, когда приходилось задуматься: что дальше? Не было мыслей оставить Уфу и начать новую жизнь?

– Да, были разные моменты, я работал и на условиях приглашённого режиссёра - в Камаловском в Казани, в Чебоксарах, Омске, Астане, Таллине.

Сейчас я главный режиссёр, это очень странная и, наверное, самая бесправная должность: вроде как руководитель, нагрузка огромная, ответственности выше крыши, а юридически прописанных рычагов управления нет. Вроде как творческий руководитель, но в то же время директор может всё делать сам, без тебя. Тут главное – умение держать контроль над большим творческим коллективом, вдохновлять и заражать актёров. А для этого ты должен быть интересным.

А если уж когда-нибудь закончится моя история с Башдрамой – попросят или контракт не продлят... Я человек театральный и готов к тому, что могу оказаться там, где для меня будет работа. Всё в руках судьбы, главное – всегда быть в форме, не превратиться в чиновника, тренировать свои режиссёрские мускулы, быть востребованным.

– К юбилею Уфы деятели культуры готовят разные проекты. Участвуете где-нибудь?

– Кинорежиссёр Айнур Аскаров снимает альманах из коротких весёлых новелл «Уфа, я люблю тебя!» и пригласил меня снять одну короткометражку. Надеюсь, крикну в рупор: «Мотор! Камера! Начали!». Это очень интересно - что-то новое, совсем не по-театральному!

– А сами давно были в кино?

– Кинотеатры выдерживаю с трудом – меня просто мутит от «аромата» попкорна, хочется бежать из зала. Но пропустить «Мастера и Маргариту» не мог. Интересно, что в прежних экранизациях на первом плане была история Воланда и его свиты – то, что связано с мистикой, что смотрибельно. А история Мастера уходила на второй план. В этом фильме меня подкупил режиссёрский взгляд на роман – это не экранизация, а именно авторское высказывание.

К слову, у меня со студенческих лет чесались руки что-то сделать по «МиМ», но я считал, что этот роман можно только читать – лучше, чем написано, что-то сделать невозможно. Но вот фильм Локшина меня переубедил.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах