aif.ru counter
2545

У веры на краю. В селе Башкирии рушится храм, построенный по проекту Тона

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 07. АиФ-Башкортостан № 7 11/02/2020
Иерей Андрей Безруков (отец Андрей)
Иерей Андрей Безруков (отец Андрей) © / Храм иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость»

Если свернуть с трассы Уфа-Стерлитамак в районе села Ишлы, то через 15 километров движения по унылой дороге упрешься в село Андреевка, где чуть больше пятидесяти дворов. Но проскочить быстро её не получится. Невозможно не остановиться у местной достопримечательности - храма, сравнимого с кафедральными соборами. Это сельская церковь Иконы Божьей матери «Всех скорбящих Радость». Высота ее колокольни достигает 40 метров.

Здесь шестой год служит иерей Андрей Безруков (отец Андрей). Жизнь священника на периферии больше похожа на жизнь инока в монастыре – полна отречений и невзгод. Но пока здесь есть человек – церковь, имеющая богатую историю, будет жить.

Фото: АиФ/ Эмиль Шаяхметов

Церковь спроектирована в знаменитой мастерской

История церкви берет свое начало в 1836 году, когда помещик Николай Аристов решил возвести в деревне кирпичный храм. Согласно легенде, молодой помещик полюбил местную крепостную крестьянку и захотел на ней жениться, но девушка выдвинула условие - пустьсначала в селе появится церковь. Легенда красивая, но исторически не подтвержденная, поэтому историки до сих пор гадают, что подвигло помещика возвести столь монументальный объект в небольшом селе.

Проект церкви приписывают мастерской знаменитого архитектора XIX века Константина Тона. Правда, прямых доказательств, что он был куплен именно там, тоже нет. Но уфимский краевед Павел Егоров, который уже 30 лет изучает историю храма, убежден, что создавался он именно там.

Фото: АиФ/ Эмиль Шаяхметов

Справка
Константин Тон жил в 19 веке, русский архитектор, разработавший так называемый «русско-византийский стиль» храмового зодчества, который получил широкое распространение в правление Николая I. Среди наиболее известных построек - храм Христа Спасителя и Большой Кремлёвский дворец.

«Документальных подтверждений создания андреевской церкви Тоном нет. Однако известно, что точно такой же храм был заказан архитектору для строительства на границе Российской империи и Речи Посполитой. Примечательно, что в это же время в мастерской Тона шла работа по созданию храма Христа Спасителя в Москве», - отмечает Егоров.

Управление по охране памятников согласилось с этим фактом и поставилообъект на учет как памятник архитектуры, созданный Константином Тоном.

Сарайная дверь оказалась иконой

Строительство продолжалось более 30 лет. К 1861 году, когда грянула крестьянская реформа, успели выложить стены и своды и установить купола. После отмены крепостного права в селе осталось лишь 11 дворов, и строительство пошло ещё медленнее. Главный престол в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» был освящен в 1872 году, но довести внутренние работы до конца и разрисовать своды храма уже не было средств - Аристов обанкротился.

Фото: АиФ/ Эмиль Шаяхметов

Но весть о чудной церкви быстро разлетелась по округе. В праздничные службы здесь собиралось до двух тысяч человек. Стала расти и сама Андреевка, где перед революцией было почти 40 дворов. В 1930 году церковь, как и большинство храмов в стране, закрыли. Но жители деревни принялись жаловаться во все инстанции и случилось чудо: 5 февраля 1933 года вышло распоряжение отдела по делам культа ВЦИК передать ее в распоряжение общины и разрешить службу.

Правда, службы продолжались недолго – до 1935 года, а потом церковь закрыли уже на 55 лет. За это время красивейший храм побывал и конюшней, и гаражом, и складом.

Здание пришло в упадок – двери и окна растащили, купола провалились, а полы прогнили.

В 1990 году его вернули Уфимской епархии и его сразу начали восстанавливать. Правда, следы полувековой разрухи видны и сегодня - стены испещрены различными надписями: «Стерлитамак», «Сергей», «1953», «ССН». Местная жительница принесла большую черную доску размером чуть больше метра – она служила ей дверью в сарай. Женщина уверяла, что эта вещь из храма, и когда её отмыли, то увидели изображение Дмитрия Солунского. Теперь эта икона – одна из главных святынь церкви.

 

К началу нулевых финансирование ремонтных работ из бюджета прекратилось, к этому моменту церковь успели восстановить на две трети. В это же время туда повадились всякого рода эзотерики, которые поклонялись духу храма и проводили странные обряды. Пришлось священнику их прогнать.

«Венчаний и крещений нет, одни поминальные службы»

Отец Андрей служит в храме уже шесть лет. Жизнь сельского священника в глухой провинции - это своего рода отречение от всех мирских радостей. Зарплаты у него нет. Живет в маленьком домике, с маленькой комнаткой и кухонькой. Внутри все скромно – один шкаф, стол, плита. Прошлым летом в доме появился санузел. Ещё один атрибут цивилизации – ноутбук. Священник ведет страницу храма «ВКонтакте». У него есть машина – «восьмерка» 1991 года, которая по какой-то непонятной причине всё ещё на ходу.

Отец Андрей. Фото: АиФ/ Эмиль Шаяхметов

«Машину в прошлом году люди помогли отремонтировать, немного поступает средств на связь и Интернет, иногда хватает даже на бензин, но на большее средств нет. Приход у нас совсем маленький – это жители Андреевки и соседнего села Болотино. Венчаний и крещений практически не бывает - одни поминальные службы. На поминки люди приносят банки с консервацией, блины, пироги, что позволяет питаться несколько дней. Матушка моя с внуками живет в Оренбурге, а одному мне много не надо. Когда она приезжает ко мне, делаем консервы. Прошлым летом было много грибов и ягод, и я существенно пополнил свои запасы».

Самое тяжелое время для священника и храма – зима. В это время года служб не бывает – здание может отапливаться только дровами, но все три печи, имеющиеся в храме, нещадно чадят. Да и температурный максимум, который можно «выжать» при такой топке – не более 12 градусов. Первое время, когда отец Андрей только приехал в село, люди ходили в церковь даже несмотря на холод, но затем прихожане стали болеть, и зимние службы сами собой сошли на нет.

Фото: АиФ/ Эмиль Шаяхметов

В этом году последнее служение было на Крещение. Для того, чтобы хоть немного согреть храм, открыли все двери: на улице в этот день был ноль градусов, а внутри – минус пять. Решили, что топить дровами будут только на Пасху, правда, начнут это делать за две недели до праздника, чтобы прогреть здание.

Андреевку давно газифицировали, но средств, чтобы подвести газ к храму и тем более платить за отопление, у Уфимской епархии нет. В течение последнего года священник обращался и к газовикам, и к энергетикам, но решить проблему так и не удалось. Единоразовую помощь готовы оказать, а списывать газ или электроэнергию на постоянной основе никто не может. А между тем неотремонтированный до конца храм зимой активно разрушается. Особенно это заметно в дни, когда температура из отрицательных значений уходит в положительные. В такие дни со стен слетают большие пласты штукатурки и проступает вода.

«Я рад любой помощи, в любом виде. Иногда вижу, что у храма остановилась машина, люди хотят попасть внутрь. Но пока я бегу к ним из дома, пока открою двери, они уезжают. А глядишь, посмотрели бы, купили что-нибудь в лавке - всё была бы польза, - говорит отец Андрей. - Красота храма притягивает многих людей. Мне звонят люди из Уфы, Стерлитамака, Оренбурга, хотят приехать на службу, но единичные паломники все же ситуацию не исправят. Нужна община. Зачем восстанавливать храм, если в него некому будет ходить? Лучше сэкономить эти деньги и пустить на другие благие цели».

На трассе Уфа - Стерлитамак всегда большой поток машин, но даже если кто-то захочет свернуть в Андреевку, чтобы взглянуть на храм, то сделать это будет проблематично – нет дорожного указателя, и большинство несущихся мимо так никогда и не увидят чудесного творения Константина Тона.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах