aif.ru counter
315

Артур Назиуллин: «Хочу сделать оркестр символом Башкирии, как хоккей»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. АиФ-Башкортостан № 14 02/04/2019
«Мы уже задумались, как привлечь внимание к оркестру».
«Мы уже задумались, как привлечь внимание к оркестру». © / Из личного архива

«Симфоночь» и концерты саундтреков из кинофильмов изжили себя - считает и.о. художественного руководителя Национального симфонического оркестра Башкирии Артур Назиуллин. Он взглянул на популяризацию классики под другим углом и поставил перед собой задачу: сделать оркестр таким же символом республики, как хоккейный клуб.

Артур Назиуллин
Артур Назиуллин Фото: Из личного архива

Охваченные музыкой

Юлия Байджанова, «АиФ-Башкортостан»: Вы реализуете благотворительный проект «Дети – детям: музыка наших сердец». В чём его суть?

Артур Назиуллин: В ноябре 2018 года мы второй раз выиграли грант президента России - 6 млн рублей. «Дети - детям: музыка наших сердец» - социальный культурно-образовательный проект, в рамках которого команда талантливых детей с января по декабрь проедет по 24 городам Башкирии, Татарстана и Челябинской области. В каждом из них состоится тройное событие: юные таланты выступят в детских домах, коррекционных школах, больницах. Преподаватели Уфимского института искусств, Московской консерватории и Академии им. Гнесиных проведут мастер-классы для воспитанников местных школ искусств и музыкальных школ. Далее команды объединятся и дадут благотворительный концерт для жителей города. В результате мы охватим музыкой, творчеством и академическим искусством очень большой пласт населения! Всё за счёт средств гранта.

Первый концерт прошёл в Благовещенске в конце января, 12 февраля – в Бирске, затем были Стерлитамак, Салават и Ишимбай. Завершится всё ярким гала-концертом в Уфе, где соберутся все музыканты.

- Трудно ли получить федеральный грант?

- Это очень напряжённая работа, над бумагами сидели все лето. Но в Фонде президентских грантов работа отлажена отлично, не нужно бегать с папками, все документы подаются через специальный сайт. К запятым никто не придирается, там следят за более глобальными вещами: стратегией развития, бизнес-планом, отчётом, обоснованием бюджета, отсутствием задолженности… Ну и важно, чтобы идея была интересной. Поэтому присуждение гранта - уже доказательство того, что ты делаешь благо.

- В Башкирии тоже выдаются гранты главы республики, но каждый год они сопровождаются скандалами...

- Наслышан об этом. Возможно, скандалы устраивают обиженные люди. Это конкурс, в котором всегда есть проигравшие. Возможно, они неадекватно дают оценку своему детищу. Много среди недовольных тех, кто в расчёте на свою «звездность» пренебрегает правилами оформления документов, подаёт заявки на заведомо провальные идеи. В любом случае недопустимо использовать бюджетные деньги на развитие себя и своей карьеры, проект должен нести пользу, окультуривать общество.

Пока я придерживаюсь мнения, что лучше просить деньги у Москвы, которая заинтересована в развитии регионов. Надо пользоваться поддержкой центра, а деньги республиканского бюджета пусть идут на социальные вопросы.

Просто хорошо играть

- Какие задачи ставите перед собой как худрук национального симфонического оркестра? Каких экспериментов ждать?

- Сейчас у нас хороший оркестр с давними традициями, но ему надо расширяться и развиваться. Нужны добротные и интересные программы, работа со зрителем, работа с районами и городами республики, гастроли. Я намерен вывести коллектив на федеральный уровень, чтобы он стал известен в России как хороший симфонический оркестр, выступить с которым  сочли бы за честь знаменитые солисты, дирижёры. И его должны знать за пределами республики не меньше, чем хоккейный клуб «Салават Юлаев». Если ставить цель ниже, зачем я тут нужен?

Как этого достичь? Хочу наладить творческий обмен с именитыми московскими дирижёрами. И им интересно, и нам: когда работаешь с признанными мастерами, неизменно растёт и твой уровень. У нас очень неслабые соседи, и публика в Татарстане ценит академическое искусство. Чтобы пробудить их интерес к нам, надо, в первую очередь, повышать качество программ, уровень исполнения солистов и дирижёров. Тогда соседи захотят работать с нами.

- Каким образом планируете расширять состав НСО и улучшать качество игры?

- Есть как опытные музыканты, которые поработали в разных оркестрах и готовы прийти к нам, так и юные уникальные дарования, которых мы знаем по участию в мероприятиях фонда Спивакова. Мы готовы принять всех: кастингов, конечно, в бюджетном учреждении не бывает, но конкурсы на вакантные должности проводятся регулярно.

- В прошлом оркестр хорошо показал себя на «Симфоночах» и концертах саундтреков. Но они не имели ожидаемого эффекта для привлечения туристов. Будете менять что-то в их формате?

- Не могу давать оценку тому, что было до меня. Но считаю, что «Симфоночь» – уникальный проект. И если из города-миллионника на концерт приходит 20 тыс. человек – это потрясающий результат. Другое дело, что одного концерта недостаточно и нужно в рамках проекта спланировать гастрольную деятельность, чтобы больше людей смогли приобщиться к культуре, вживую услышать симфонический оркестр, многие - впервые в жизни! Нужен такой формат концертов, который всё больше подогревал бы аппетит публики.

А к исполнению саундтреков отношусь с улыбкой: это всего 3-4 концерта в год, которые затмевают остальную сотню. Приобщать людей к серьёзной музыке нужно узнаваемой классикой, а не популистскими программами. Надо просто хорошо играть.

Будущее - за агрессивным продвижением

- Возможен ли у нас музыкальный туризм?

- Международный конкурс Владимира Спивакова в Уфе – пример такого. Поучаствовать в нём приезжают россияне и иностранцы. В образовательной программе летней школы Фонда Спивакова также много не местных – заявки на учёбу в Уфе оставляют воспитанники музыкальных школ и училищ Татарстана, Свердловской и Челябинской областей. Талантливые дети не знают границ и пользуются любой возможностью себя реализовать. За ними приезжают и ценители качественной музыки.

- В обществе всё же рулит попса: на финалистов вокальных шоу обрушивается слава, их поддерживают на уровне регионов, а лауреаты академических конкурсов так и остаются безызвестными…

 - Когда занимаешься любимым делом, не всегда возникает желание прославиться, переплюнуть. Не задумываешься о продаже билетов и привлечении широких масс, хотя сегодня без этого никуда. Популярная и массовая музыка не были бы так востребованы, если бы их не раскручивали хорошие специалисты.

У нас, возможно, в этом нет системности, но проблему неполных залов вскоре решим с учётом агрессивной рекламы. Академическое искусство принято считать элитарным, но разве любой житель республики не имеет право к нему прикоснуться? Мы уже задумались, как можно ярче представить НСО. Рад, что сумел привлечь профессионала из Московского дома музыки, который до этого занимался продвижением симфонического оркестра из Татарстана.

- Не намечаете каких-либо экспериментов, например, с национальными музыкальными инструментами?

- Нет, для них есть свой оркестр. Пока совместных программ у нас не было, только отдельные концерты с солистами. Считаю, настолько много написано великой симфонической музыки, что нет никакого смысла ставить эксперименты и что-то смешивать. Надо правильно делать то, для чего ты нужен.

Не образ, а смысл

- Как вы пришли в музыку и почему именно кларнет?

- Я из музыкальной семьи, мама – альтистка, профессор Уфимского института искусств, народная артистка Башкирии. Папа играл на кларнете в ансамбле им. Ф. Гаскарова. Выбор был осознанным, заложен мамой в раннем детстве, за что я ей очень благодарен. Первым инструментом была виолончель. Помню, как маме было тяжело нести её, свой альт и вести меня. Поэтому, когда я пошёл в первый класс специальной музыкальной школы, она предложила: «Может, что-то полегче посмотрим?» Кларнет оказался мне ближе.

- Инструмент помог вам реализовать себя?

- Не знаю, помог ли он развитию таланта или так сложились обстоятельства, но сейчас кларнет - продолжение моей руки. Одно дело - ты руководитель, и другое - когда ты востребованный артист и испытываешь другое состояние души. Я счастлив, что могу совмещать два дела, не без труда, конечно. Но как только беру кларнет в руки, все проблемы уходят на второй план. Музыкотерапия получается…

- В чем она заключается?

- Выходя на сцену с недугом, в простуженном состоянии, после концерта частично выздоравливаю. Стресс в момент исполнения, адреналин, физические нагрузки лечат. Получается музыкотерапия и сценотерапия. Думаю, как у каждого творческого человека. Для меня музыка - смысл жизни. Я не могу без инструмента, без занятий, без репетиций, без импровизаций. Мне лучше, когда я совмещаю эти истории. Даже сейчас остаюсь солистом и артистом. Ведь у меня довольно насыщенный гастрольный график, но без ущерба для оркестра мои контракты и договорённости остались в силе.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество